agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Изяслав, Славута


Монастырь бернардинцев в Изяславе
Следующий пункт нашего путешествия – городок Изяслав (Заславль), или Заслав, как называли его поляки, проживавшие здесь в великом множестве до начала войны.

В летописях городок упоминается еще с 12 века. Очевидно, название пошло от славянского имени Изяслав. А вот какой из Изяславов дал этому месту свое имя, не совсем понятно. Возможно, это сын Владимира Великого и Рогнеды (так звали одну из жен Владимира). – ведь именно Владимиру
"Владимир и Рогнеда" (А.Лосенко)

принадлежали эти земли. В пользу этой версии говорит и второе название этой местности, издавна ходившее в народе – Рогнеда. Интересно, что в Белоруссии есть городок с похожим названием – Изяславль. Доказано, что он тоже принадлежал Владимиру и был подарен им жене Рогнеде и  сыну Изяславу. Рогнеда там и похоронена. Судьба этой женщины трагична. Она была, вероятнее всего, варяжка, настоящее имя Рагнхильд. Владимир, тогда еще князь Новгородский, напал на родной город Рогнеды, Полоцк, где княжил ее отец Рогволод (Рагнвальд), девушку изнасиловал и увел в плен, а двух ее братьев и отца убил. Причем, по некоторым источникам, насиловал Володька непорочную девицу прямо на глазах ее побежденных родственников, а уж после заколол папашку и брательников. Так что все происходило грязно, грубо и кроваво, а не так, как изобразил на своей известной картине Лосенко. Помните, где Владимир нежно жмет закатившей глаза Рогнеде ручку, а другую руку положил на сердце и молит: «Прости, душа моя! Так получилось… А не угодно ли теперь тебе со мной возлечь?». Рогнеду он насильно сделал своей женой и дал ей имя Горислава. Рогнеда, прожив с Владимиром довольно долгий срок и родив ему семерых детей, прежних обид не забыла и однажды предприняла попытку убийства мужа: напала на него с ножом. Будь у нее ручка повернее, так бы и лишилась Русь своего крестителя. Правда, Владимир смог увернуться. Незадачливую Рогнеду отправили в ссылку, отрабатывать приемы рукопашного боя. Позже, когда Владимир сообщил ей, что собирается сменить веру и жениться на другой, Рогнеда ушла в монастырь, где и умерла в 1000г. Надо добавить, что судьба наказала Владимира – через много лет две его дочери стали военной добычей польского короля, с которым Владимир воевал. Предславу и Мстиславу Владимировну Болеслав Храбрый пленил и сделал своими наложницами. Не зря говорят, что дочери повторяют судьбу своих матерей.

По другой версии возникновения названия «Изяслав», город основал Изяслав Мстиславович, внук Владимира. Этот князь известен тем, что долгое время воевал за Киевский престол с Юрием Долгоруким
Князь Изяслав Мстиславович

и взял над ним верх. Москвичи должны быть благодарны Изяславу – обездоленный Юрий, оставшись без престола, с горя основал собственный городок и назвал его Москва. К слову, Изяслав правильно делал, что воевал с Долгоруким – тот, похоже, был еще тот гад. Соотечественники, мягко говоря, недолюбливали Юрия – существенную часть его войска составляли наемные половцы, которые мародерствовали и грабили местное население; князь же закрывал на это глаза. Правда, к Изяславу это имеет лишь косвенное отношение. Позже принадлежал Изяслав все тем же Острожским. Константин-Василий Острожский передал город своему сыну Юрию, который после этого стал именоваться князем Заславским и дал начало роду Заславских. Заславские
Древняя кладка опорной стены на улице частного сектора

выстроили здесь первую деревянную крепость и первую деревянную же церковь, имя которой было «Крестовоздвиженская». В 16 веке городок каждые 10-20 лет подвергался нападению кочевников. Деревянную крепость заменили каменным замком, простоявшим до середины 17 века – то есть, до войны с казаками. Простоял-то замок, но не устоял. В 1684 крымский хан Мурадин с 24 тысячным войском осадил город, но был разбит Михаилом Ржевусским. А в 1711г здесь останавливался Петр Первый, направлявшийся на переговоры со Станиславом-Августом (не Понятовским). Дважды здесь бывал
Изяслав на старой литографии

австрийский император Иосиф Второй (в 1780 и в 1787гг). В свой второй приезд он даже переночевал здесь по дороге на встречу с Екатериной Второй. Был здесь и Понятовский, причем дважды. В первый приезд подарил хозяйке, княгине Сангушко браслет с бриллиантами, во второй – орден Белого Орла ее мужу.

Изяслав – место совершенно удивительное. Не так много на Украине селений, в которых на небольшое количество жителей (в Изяславе их около 18 тысяч) сохранилось столько исторических и архитектурных памятников. К сожалению, не все они сохранились в идеальном состоянии, но пока есть возможность посмотреть на то, что от них осталось, мы бездействовать не будем. Одна из наших целей – осмотреть монастырь бернардинцев, построенный в конце 16 века. Как утверждают сухие сводки реестров, это «памятник оборонной культовой архитектуры эпохи ренессанса». Монастырь мы увидели сразу, проезжая через мост через речку Горынь. Он высился на холме, который от нас отделяет долина. Не совсем понятно, как к нему подобраться поближе. Вид с моста, надо сказать, открывается очень живописный – луг, заросший травой и подорожником, слева – домики, прижавшиеся к холму, перед домиками – тропинка и крохотное озерцо, в котором плавают гуси и утки. Всю долину, которую занимает луг, пересекают тропы и пересохшие ручьи, а не ее краю высится холм, увенчанный, словно короной, массивной постройкой монастыря.
Путь к монастырю

Спрашивая у местных, как добраться до монастыря, мы заметили, что на нас посматривают как-то искоса, с едва заметной тревогой и смущением. Позже мы разобрались, в чем дело. Рядом, на холме прямо у дороги высится еще одно культовое сооружение – православная Троицкая церковь. Она совсем новая, ее строили в 20 веке. Мы спросили одну из прихожанок, толпящихся у входа, как же все-таки добраться до бернардинского монастыря. Молодая женщина с готовностью сказала, что можно дойти пешком – через долину и частный сектор. Как же мы потом «костерили» ее всю дорогу! Оставив машину у моста, мы побрели по ухабистой разбитой дороге вдоль озерца и пустынного частного сектора. Шли долго. Тропа, петляющая среди домишек, в конечном итоге завела нас в тупик. Пьяноватый хозяин одного из домиков вышел на лай потревоженной нами собачонки. «Монастырь?! Так вы тут не пройдете! А зачем он вам? Вы знаете, что там сейчас находится?! Там же тюрьма!». Понятно теперь, почему на нас смотрели подозрительно. Мы спросили, что это за старая кладка прямо позади нас. Мужик ответил, что это остатки старинной стены, а сверху – здание бывшей синагоги. Дожидаясь, пока мужик уйдет, мы с равнодушным видом повернули обратно, но как только он скрылся в доме, вернулись и принялись обследовать стену. Справа от нее обнаружился зазор, в котором виднелся довольно крутой подъем наверх. И тут мы, две старые дуры, совершили поступок, объяснить который можно только помрачением и без того некрепкого рассудка – мы решили подняться наверх. Жалею, что мы не записали это славное восхождение на видео – потомки бы вдоволь наржались, глядя, как мы тащим свои немолодые, обтянутые светлыми брюками филеи в гору по подъему, засыпанному отработанным углем. Давясь от истерического смеха, отбиваясь от колючих ветвей, переступая горы мусора, таща на себе сумки и фотоаппараты (мой, замечу, довольно увесистый), мы карабкались наверх по зыбким сползающим грудам угля, местами практически на четвереньках, и в результате уткнулись в глухую стену. Осмотр синагоги не состоялся. Но видел бы вы наши ноги! Полчаса
Где-то там скрывается недоступная синагога

ушло на то, чтобы хоть чуть-чуть отчистить их в машине влажными салфетками. Никому не рассказывайте – засмеют!

Удрученные и пристыженные мы отправились на поиски других достопримечательностей. Теперь нам нужен костел Иоанна Крестителя 16 века, а вернее его руины. Костел найти было нетрудно – его
Костел Иоанна Крестителя

колокольня, а вернее то, что от нее осталось, видна почти с любой точки города. Огромную постройку мы обнаружили прямо среди жилых домов. Одно-двухэтажные домишки нахально расплодились прямо у стен заброшенного костела, как стая мышей возле мертвого кота. Костел, которому более 400 лет, несколько раз за свою историю перестраивался и ремонтировался, а погиб совсем недавно – во время второй мировой войны. Это была самая крупная постройка в городе, и она первой подверглась воздушной бомбардировке. В результате взрывов в храме провалилась крыша, а ремонтировать его было некому – все поляки-католики были изгнаны из города еще в 1939г. Мы побродили вокруг величественных руин и даже вошли внутрь. Полная разруха. А ведь когда-
то костел представлял собой «удачное сочетание приемов готики с чертами ренессанса». Теперь прямо из пола собора растут кусты и молодые деревца. Некоторые особенно цепкие растения умудрились прилепиться даже сверху на стенах. В алтарной части сохранились следы росписей, правда, что на них изображено, разобрать уже невозможно. Проходящий мимо нас потрепанный мужчина, у которого, очевидно, жизнь не удалась, а попросту ханыжка, вдруг с бесконечной горечью заметил: «А какое же красивое было здание! С куполами…». Вдруг возникло ощущение, что существует незримая взаимосвязь между руинами собора и руинами человека. Химера, конечно… Сколько же подобных заброшенных костелов мы уже видели? Сколько еще увидим?

Едем дальше. Теперь нам нужен дворец Сангушков. Вернее, его остатки. Сангушко были богатейшим родом, ведущим свое начало то ли от Гедемина, то ли от Ольгерда (есть, правда, версии, что род начался

Дворец Сангушко (Наполеон Орда, рисунок и литография)


намного позже – во второй половине 15 века от князя Федьковича). Особой роли в истории представители рода не сыграли, хотя добра (и особенно земель) «нахапать» успели предостаточно. Похоже, семейка неотступно следовала принципу: «Подальше от начальства, поближе к кухне!». Изяслав принадлежал Сангушко с 1673г. Один из представителей рода, Павел Кароль Сангушко, Великий маршал
Кароль Павел Сангушко

Литовский, надворный советник, довольно много сделал для городка в середине 18 века. Во-первых, он восстановил бернардинский монастырь и костел Иоанна Крестителя (оба – работы архитектора Мадлена), разрушенные еще в 1648г казаками Хмельницкого. Для этого он пригласил известного итальянского архитектора Петера Антония Фонтана, который и ранее выполнял заказы семьи Сангушко. Фонтана возвел и новые постройки в Изяславе – речь идет, в первую очередь, об


Печальные руины дворца

огромном двухэтажном дворце, от которого сохранились только развалины и мост. Дворец был построен на месте старинного разрушенного замка
Въезд во дворец (Наполеон Орда)

Заславских, от которого сохранились рвы и валы. Через дорогу от костела на холме среди кустов спрятана единственная постройка, сохранившаяся от замка – сокровищница 1539г (по другим версиям - арсенал или тюрьма). Это квадратная постройка с
Здание казны, называемое местными "замок"

массивными стенами. Местные по привычки называют ее «замок», хотя это всего лишь небольшая хозяйственная постройка. Вокруг здания, а особенно его подвалов, до сих пор витают легенды и поверья. Чуть позже я расскажу одну из них. А пока идем смотреть дворец.

Подъезды к руинам охраняет… танк. Это памятник героям Второй Мировой. Лицом к дворцу обращен костел св. Иосифа, построенный в 1760 все тем же Фонтаной. Позже, уже в 19 веке к костелу пристроили

Костел святого Иосифа

келейный корпус. Костел и дворец соединяет арочный мостик. Оба ансамбля, монастырский и дворцовый, созданных в стиле барокко, некогда составляли единое целое. Хорошо, хоть костел сохранился. Мало того, в нем и сейчас продолжается ремонт. Скоро, вероятно, он будет выглядеть не хуже костела святой Анны в Полоном. Постройки даже немного похожи – однотипные две башенки по бокам, только в Полоном постройка поменьше и поизящнее. Здесь до 1831 года был монастырь миссионеров, но за участие в Польском восстании монахов изгнали, а постройки отдали городу. Некоторое время здесь было полицейское управление, потом казначейство, дворянская опека. Сейчас в здании келий комитет по делам пенсионеров, а костел отдали верующим. Я вошла внутрь костела, пока Оксана курила во дворе. Интерьер костела очень скромный, видно, верующим храм вернули совсем недавно. На правой стене висит трогательно-топорная копия «Сикстинской Мадонны». Фотографировать особо нечего. Выйдя, я обнаруживаю, что Оксана допрашивает у ворот костела очень вежливого человека, перепачканного
Монастырь бернардинцев на фото начала 20 века

известкой. Она выясняет дорогу к монастырю бернардинцев – нам все-таки не терпится рассмотреть тюрьму поближе. По сдержанным манерам, гладкому лицу и идеальному украинскому языку Оксанин собеседник подозрительно смахивает на ксендза. Особенно нехорошо, что Оксана дымит сигареткой во время беседы. Ой! Бросила окурок прямо под ноги! Мужчина болезненно поморщился, но замечания не сделал. Будем надеяться, что это все-таки не ксендз, а просто исключительно интеллигентный маляр.

Теперь мы отправляемся бродить по пустынным аркадам и анфиладам разрушенного дворца. В первую очередь поражают его невероятные размеры. Двухэтажные постройки вытянуты на десятки метров, сложно пересекаются, и занимают, кажется, полгорода. Опять хочу процитировать старый путеводитель 1898г: «Еще заслуживает в Заславле внимания замок или палаццо князей Сангушек. Это громадное, величественное здание довольно тяжелой архитектуры… Он находится на Новом Месте и омывается с двух сторон р. Горынью, а с остальных сторон окружен каналом и каменною стеною. Въезд в замок ведет чрез длинныя, крытыя каменныя ворота с бывшим некогда подъемным мостом. Внутри замок прекрасно обставлен; в нем имеются большия коллекции разных старинных предметов и вещей, несколько зал наполнено портретами владельцев г. Заславля и ценными картинами, среди которых много работ художников фламандской школы; наконец, имеется много стариннаго китайскаго фарфора. До последняго времени в Заславском замке находился архив князей Сангушек, имеющий выдающийся исторический интерес, но он теперь перенесен во дворец Сангушек в Славуте».
Во дворце неплохо сохранились элементы парадного фасада с коринфскими колоннами и фрагментами декора. Видно, симпатичная была когда-то «халабудка». Представить, как это выглядело раньше, можно, посмотрев на рисунок Наполеона Орды. Без этого воображение не срабатывает – очень уж крупная постройка и очень уж выраженные разрушения. Прямо у парадного входа стоит «Жигуленок», на капоте которого два мужичка разложили снедь. Поблескивает бутылка. Видно, не мы одни представляем Общество Любителей Пикников в Исторических Местах. Заметив нас, рыскающих между стенами с хищными объективами фотоаппаратов, дядьки протестующее замахали руками: не снимайте, дескать. Больно надо! Внутренний двор дворца открывается на обширный луг, среди которого разбиты чьи-то огородики с тыквами, кабачками и помидорами (явный самозахват). Как они туда добираются?! Бурьян-то вокруг в человеческий рост! Кое-где среди руин видны полуразвалившиеся лестницы на второй этаж. Движимая любопытством, я влезла по ним, однако ничего нового оттуда не увидела: кругом одни развалины. В отдалении обнаружилась группка местных ребятишек, рассевшихся на краю стены на уровне второго этажа, как цыплята на насесте. Ладно, нечего тут искать. Китайский фарфор и картины фламандцев явно давно растащили.
Мы все-таки решили добраться до монастыря бернардинцев. Ксендз-маляр, объяснил нам, что ехать надо в объезд через весь город; благо, Изяслав - не Рио-Де-Жанейро, путь недалек, хоть и ухабист до чрезвычайности. Мы проехали до массивных ворот с табличкой «Изяславская исправительно-трудовая колония», свернули направо и добрались до конца забора. Отсюда видно башню монастыря, украшенную ажурной резьбой. Аж оторопь берет – такой изящный декор на ТАКОМ учреждении! Площадь монастырских построек – квадратная в плане, до 1929г оборонительные стены были украшены угловыми башнями, позже их снесли. Прямо возле забора колонии – домишки и огороды, ходят тетки с авоськами и просто прохожие. Посреди одноэтажных частных домиков – двухэтажная постройка, похожая на общежитие. Мы паркуемся и бродим с фотоаппаратами вдоль забора, подыскивая лучший ракурс для съемки – хочется запечатлеть башню поближе. «С какой целью вы производите съемку?»- слышен грозный окрик сзади. Оборачиваемся и видим возле общежития жилистого мужика лет сорока, одетого в штатское и в тапки – видимо, это страж порядка на досуге. Проживает в «общаге», вышел, понимаешь, покурить, а тут – нахальные правонарушительницы. Голос металлический, злющие глаза цвета ржавой воды… Если у него на хребте растет шерсть, то она сейчас, несомненно, вздыблена. Наглые бабы, волосья крашеные, номера киевские… Поубивал бы! С какой целью снимаем? «С туристической» - отвечаем
"Конфликтное" фото

вполне дружелюбно. Голос дядьки становится еще более грозным: «С туристической – снимайте с моста, где все. А здесь нельзя – режимный объект!». «Так ничего же не видно…»- растерянно бормочу я. «Это – национальный памятник архитектуры» - более нагло заявляет Оксана. «Прячьте фотоаппараты, а то я вызываю наряд!» - голос желтоглазого стража клокочет от бешенства. Я не выдерживаю и ехидно заявляю: «Снимать нельзя, а огороды здесь копать – можно?». Зависает тягостная пауза. Эх, не надо было! Вечно я поддаюсь на провокации. У него ж работа такая! Желтоглазый с ненавистью смотрит на меня, кулаки сжаты, желваки гуляют на скулах. Я понимаю, что больше всего на свете ему сейчас хочется меня ударить, и, желательно, палкой. Не будем дожидаться. Разворачиваемся и спокойно садимся в машину. Режимный, так режимный. Все равно успели снять!
Современная церковь в Изяславе

Можете посмотреть на фото – и чего было так беситься? Действительно же ничего не видно – пятивековые стены высотой в шесть метров. Снимай, не снимай… Противный, все-таки, дядька.

Пока мы покидаем город, расскажу вам старую легенду, связанную с руинами замка Заславских. Эта история произошла в конце 18 века. Тогда Изяслав принадлежал Янушу Сангушеку. Однажды на пороге замка показался древний старик нищий. Он попросил позвать княгиню и рассказал странную историю: якобы он единственный, который застал старый замок еще до его разрушения и, мол, только он знает, где хранятся сокровища. Место он это укажет, но при раскопках непременно случится беда – в городе начнется пожар. Старик призывал не обращать на огонь внимания и копать дальше. Город будет гореть еще сильнее, предупредил он, однако сокровища, которые откроются князьям, будут во много раз превышать убытки, можно будет все отстроить заново. Княгиня приказала начать раскопки в указанном месте. Через какое-то время прямо в центре города начался пожар. Все бросились тушить его, и вскоре сообща побороли пламя. Поиски сокровищ продолжили. Как только перед искателями из земли появилась кованая дверь, Изяслав вдруг разом загорелся с четырех сторон. Жители во главе со священниками, бросились умолять княгиню прекратить начатые ею поиски, чтобы не довести город до гибели. Княгиня пожалела горожан и приказала закопать найденную дверь и место это сравнять с землей. Странный старик, естественно, бесследно исчез. Вы верите? Я – нет.
Теперь у нас по дороге Славута – небольшой город на 35 тысяч жителей. Об этом селении я знаю по литографиям и акварелям Наполеона Орды. Если ему верить, то в середине 19 века в Славуте были
Бумажная фабрика в Славуте (Наполеон Орда)

бумажная и суконная фабрики и завод металлических изделий. Путеводители утверждают, что сохранились здесь еще с 17 века здания
Фабрика металлических изделий (Наполеон Орда)

торговых рядов. Вынуждена вас разочаровать – торговых рядов мы не нашли – просто не смогли объяснить прохожим, что нам от них нужно, а точный адрес нам не был известен. Суконная фабрика в городке есть и сейчас – ее мы фотографировать не стали, так как все ее постройки сейчас современные и неинтересные. Есть в Славуте
Суконная фабрика (Наполеон Орда)

и завод «санитарно-керамических изделий», а проще – умывальников и унитазов. Нас он, понятно, мало интересует. Увидели мы только огромный прекрасный пруд на реке Горынь прямо в центре города – тот, что на рисунке Орды… Храмы в Славуте почти все новые – старые уничтожены в разное время. Больше
Пруд в Славуте

ничего не нашли. Жаль, что мало сохранилось, ведь история у городка интересная. На довольно интересном сайте города
www.slavuta.km.ua я прочитала, что в Славуте до революции был еще один дворец Сангушеков (как и в Изяславе и Шепетовке), который стал их
Кажется, это - один из старых корпусов суконной фабрики

последней основной резиденцией. Сам город основан в начале 17 века, поначалу принадлежал Заславским, потом Любомирским, а с 1702г – Сангушекам. Все тот же путеводитель 1898г сообщает, что«в Славуте заслуживает внимания палаццо или дворец князей Сангушек, переделанный в конце ХVШ века из стараго дворца; он находится на открытой возвышенности, вокруг над рекою Горынью раскинулся
Дворец Сангушков в Славуте (Наполеон Орда)

чудный громадный парк. В самом дворце имеются богатая библиотека, картинная галлерея и большое собрание разных редкостей. Библиотека помещается в двух обширных залах и заключает в себе более 25.000 томов на разных языках. Здесь есть библиографическия редкости, как то: библии — Острожская 1581 г., Радзивилловская 1568 года, Львовская 1577 г.; имеется полное собрание польских хроник, начиная с Меховиты, Бельскаго, Длугоша, Кромера; в славутском архиве хранится богатое собрание старинных рукописей, палимпсесты, инкунабулов греческих, латинских. Между рукописями обращают на себя внимание: «Mimimentum ducum in Ostrog», относящиеся к истории рода князей Острожских, переписка кн. Сангушек с Сапегами в XVII
Дворец Сангушков на старом фото

в., письма кн. Александра Острожскаго, князя Александра Заславскаго, письма кн. Сангушек XVIII в., письма Станислава Лещинскаго, книга контрактов с 1669 по 1692 гг; есть документы выясняющие эпоху самозванческих смут в России, историю козачества до Богдана Хмельницкаго и проч. В состав славутскаго архива вошли семейные архивы: 1) часть Острожскаго, 2) весь Заславский, 3) часть архива Тарновскаго и 4) двух угасших линий князей Сангушек-Несухоижско-Локачевской весь и Коширской часть, а также третьей, ныне существующей, Ковельской линии. Самые древние документы этого архива относятся к 1284 г., а новейшие к 1793 г. В картинной галлерее есть картина, изображающая Сигизмунда III на сейме, на
Въезд во дворец Сангушков, старое фото

котором гетман Жолкевский представляет королю взятых в плен русских бояр Шуйских. Картина эта принадлежит кисти Фомы Долабеллы, придворнаго живописца короля Сигизмунда II. Другая картина изображает победу польнаго гетмана Литовскаго, воеводы брацлавскаго, князя Романа Феодоровича Сангушко под Улею в 1568 г.

В музее редкостей находится редкое собрание старинной брони, несколько древних знамен, шитых на атласе, большой старинный серебряный крест с распятием и мн. др. ценных и редких вещей и предметов».
Почему я поместила здесь такое подробное описание дворца? Чтобы вы знали, что со всей этой красотой случилось. На сайте города я прочитала подробную историю семьи Сангушков и еще раз убедилась в том, что уже писала в рассказе о Изяславе – ничем семейка не примечательна. Однако последние хозяева города были людьми, по всей видимости, неплохими и прогрессивными: развили в Славуте производство, пригласили хороших специалистов, построили училище и больницу, способствовали строительству церквей, и не только католических, умеренно меценатствовали. Последний хозяин, Роман Владиславович Сангушко, был человеком бездетным, деньги с собой в могилку уносить не собирался,
Роман Владиславович Сангушко

поэтому вкладывал их в родной город. Пользовался этот почтенный человек уважением горожан, да только не дали старичку умереть своей смертью. В 1917 году революционные солдаты, расквартированные в Славуте, окружили дворец Сангушка и потребовали выдать офицеров, ранее охранявших имение. Старик-Сангушко предложил войти нескольким депутатам и осмотреть дворец – никаких офицеров в нем не было. Вместо этого огромная толпа озверевших пролетариев ворвалась во дворец, ломая окна и двери и около пяти часов громила и грабила его, а затем подожгла. Несчастного Романа Владиславовича вытащили на улицу и забили штыками и прикладами. На теле погибшего 85-летнего старика позже обнаружили 31 колотую рану, многие из которых были смертельные. Через три дня последнего князя Сангушко хоронил весь город. Надо отдать справедливость революционным властям – четверых вожаков вандалов осудили за мародерство и отправили на каторжные работы, однако, бедному деду жизни это не вернуло.

Хотела еще добавить, что один из фактов в истории Славуты меня удивил. В 19 веке здесь был модный природно-климатический курорт. Воздух местных хвойных лесов считался полезных для пациентов с
Кумысолечебница

грудными болезнями. Кроме того, при конном заводе князей Сангушко была открыта кумысолечебница, при которой работали конюхи-татары, умеющие мастерски доить кобылиц. Особой популярностью пользовалось Славутское гидропатическое заведение некоего доктора Пржесмыцкого. Здесь пользовались самыми современными на тот час методами лечения.

Породистых скакунов мы в городе не заметили, зато на выезде нашу машину чуть не растоптало стадо коров, медленно вышедшее на нас из сумерек.

Нападение в сумерках

В Ровно приехали уже в темноте. Перед самым въездом в город меня остановил ГАИ-шник за превышение скорости. Честно призналась: да, гнала. Устала очень, хочу побыстрее в гостиницу. Молодой рослый сержант (или кто он там) с простецким рябым лицом хитро улыбнулся, не взял дежурную «двадцатку», вложенную в права, попросил беречь себя и отпустил. Совершенно искренне пожелала ему удачи и здоровья. Бывает же такое!

Tags: Изяслав, Сангушки, Хмельницкая область, дворцы, костелы, монастыри, храмы
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments