agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Подгорцы

Подгорцы находятся совсем недалеко от Олеско – 5 километров и несколько минут езды.
Про сам замок-дворец можно было бы ничего не говорить: просто вывесить ряд фотографий, чтобы вы имели
возможность просто полюбоваться его красотой, но я не стану изменять себе и
все-таки опишу несколько фактов из его истории.

Подгорецкий замок, едва видный на горизонте...

Местные земли первый раз упоминаются в исторических документах давненько: в 1440 году привилегией
польского короля Ягайло они жаловались боярину Ивану Подгорецкому, который и
дал им свое имя – Подгорцы. Новый хозяин возвел здесь первое укрепление,
уважительно оставив в стороне руины древнего Плиснеска. Замок же здесь начал

Станислав Конецпольский, коронный гетман и большой любитель Виагры

строить коронный гетман Речи Посполитой Станислав Конецпольский в 1636 году,
через три года после того, как получил от короны эту землю. Эту фамилию я уже
упоминала однажды, когда писала о Богдане Хмельницком и его «разборках» с
шляхтичем Чаплынским, разорившим Богданов хутор Суботов, с чего, собственно, и началось великое противостояние будущего гетмана против всего польского государства. Так вот тот самый Чаплынский был
Парадный фасад Подгорецкого замка

вассалом Конецпольского. Оба знатных поляка своими кознями и интригами довели Богдана Хмельницкого до
вынужденного бегства, иначе ему грозило тюремное заключение и казнь. Поляки же уважают
Конецпольского не только за это. Станислав был бравым воякой и участвовал во
многих походах против турок, он возглавил польскую армию во время победных битв
под Сасовым Углом, Мартыновым и Охматовым, одержал он и множество других побед.
Украинцам почитать гетмана особенно не за что – он возглавлял войска,
подавлявшие несколько казацкий восстаний. Ну, хоть за замок спасибо!
Станислав в бытность свою коронным гетманом понастроил по всему королевству фортификационных сооружений голландского типа, свой же замок возводить он пригласил итальянца Андреа дель
Альба. Фортификационной же постройку можно было назвать весьма условно. Не

Андреа дель Альба

смотря на некоторые элементы крепости – довольно мощные стены, рвы,
декоративные башенки-кавальеры по углам, - все же это был, скорее, дворец, роскошный
и изящный. Правда, это не избавило резиденцию от набегов и битв, их на ее век
досталось предостаточно. Над проектом работал так же французский военный
инженер Гийом Лавассер де Боплан, написавший позже «Описания Украины». Замок
сооружен в форме квадрата со стороной около 100 метров. Поначалу
замок был двухэтажным, с зубчатыми боковыми павильонами и центральной башней с

Башня-кавальер

часами. Использовал его Конецпольский, как загородный дворец для увеселений,
«концепция» резиденции для увеселений сохранилась и при остальных хозяевах: «для
радостей сладкого отдыха после военных тягот и службы на благо Речи Посполитой».
Над въездными воротами висел девиз, начертанный по латыни: «Венец ратных трудов
– победа, победы – триумф, триумфа – отдых!». Почти три столетия здесь гремели
балы, веселые пирушки, трещали и взрывались ослепительные фейерверки. Тут
всегда «толклось» множество гостей, среди которых попадались и приличные люди.
Говорят, сам юный московский царь Петр мочил здесь жиденькие усишки в бокале.
Это произошло еще до основания Петербурга, и царь так загорелся идеей постройки
подобного увеселительного дворца, что воплотил ее через много лет в своем
Петродворце. А Станислав Конецпольский закончил свои дни в 1646 г слегка нелепо, но,
надеюсь, приятно. Этот здоровенный дядька, похоже, был неравнодушен к дамам.
Женат он был трижды. Первая его супруга, Малгожата Жолкевская, умерла родами;
вторая, Кристина Любомирская, тоже долго не протянула; а вот третья супруга,
молоденькая Зофья Опалинская сама невольно доконала 55-летнего мужа. Он умер
через два месяца после свадьбы от передозировки средства, стимулирующего
любовный пыл, оставив безутешной вдове огромнейшее состояние. В 1650 позади
замка-дворца был разбит итальянский ступенчатый парк под руководством мастера
Донато Браманте. Во время войны с казаками замок сильно пострадал. Предполагаю,
что Богдан Хмельницкий лично и с превеликим удовольствием перебил все окна ненавистной
резиденции гетманской булавой. После подавления казацких волнений единственный
сын Станислава Конецпольского Александр немного подремонтировал замок и подарил
его королевскому сыну Якубу Людовику Собесскому в 1682 году (ничего себе «прогиб»!).

Королевич Якуб Собесский

В 17 веке перед парадным фасадом разбили еще один парк, на этот раз французской
планировки. В 1720 году Подгорцы перешли от Собесских Станиславу Матеушу
Жевусскому. Его сын Вацлав особенно любил эту резиденцию, оставленную ему в
наследство отцом. Он выбрал ее для постоянного проживания и вложил в постройку
много средств и душевных сил. В 1728 году он начал перестройку дворца. Теперь

Парковый фасад

постройка стала еще более изысканной, у нее добавился третий этаж. Высокие
крыши боковых павильонов завершались теперь венцами, на которых установили
фигуры Атлантов: один держит Землю, другой – Вселенную. При Вацлаве Жевусском
Подгорецкий замок приобрел тот вид, в котором мы им любуемся сегодня (но,
конечно же, не такой запущенный и ободранный). К тому моменту во дворце была

Замковый парк

собрана богатейшая коллекция произведений искусства, книг и оружия. Начало
собранию картин положено было еще в 1663 году, когда живописец Ян де Баан по
заказу хозяев написал несколько масштабных полотен на исторические темы. Для пополнения
своей картинной галереи в Подгорцах Вацлав «выпотрошил» все соседнее Олеско,

Вацлав Жевусский

перевезя сокровища сюда. Интерьеры конкурировали с убранством парижских
королевских дворцов. Поражали свои великолепием прекрасные залы: Зеркальная,
Мозаичная, Китайская, Кармазиновая (алая), Рыцарская, Золотая и (Много старых
фото интерьеров здесь: http://ukrainainkognita.org.ua/Photobank/Photo/Pidgirtsi/reprodukcii/
). В прекрасном состоянии поддерживались парки, в которых были устроены
каскадные фонтаны, на территории имения вырыты были пруды, где разводили рыбу.
Имелся здесь зверинец, мельница, печатная мастерская и пасека. С именем Вацлава Жевусского связана

жуткая легенда. Как утверждают местные жители и журналисты, уже в весьма зрелом
возрасте Вацлав решил жениться на молоденькой девушке. Можно догадаться, что
толкнуло 19-летнюю Марию на брак с почти 60-летним дедуганом – очень захотелось
красивой жизни, вероятно (эх, как мало поменялся этот мир под солнцем с тех пор!).
Говорят, Вацлав, снедаемый ревностью, следил за молодой женой, преследовал ее
повсюду и никуда не выпускал. Девушка избегала ревнивца, часто уединяясь в
полюбившемся ей парке, что еще больше усиливало его подозрения. Беда мне с моим
воображением: живо представляю, как этот толстый лупоглазый бородач с портрета

Рыцарская зала

крадется, жуя от досады усы, по своему парку, высматривая тоненькую красотку с
томиком Вальтера Скотта. А потом Мария исчезла… Все шептались, что в конец
обезумевший Вацлав убил жену и замуровал ее в стену замка. С тех пор по
Подгорецкому замку якобы бродит приведение. Строители, охранники, местные
крестьяне хором утверждают, что видят по ночам Белую Пани, плывущую по
коридорам замка и аллеям парка. Очень романтично и впечатляюще! Я, однако,
нашла информацию только об одной жене Вацлава – Анне Любомирской. Год ее

Замок в Подгорцах (Антон Ланге, 1839 год)

рождения не известен, однако сохранилась дата их свадьбы – 1732 год. Жевусскому
тогда было 28 лет. Прожили супруги 30 лет, за которые Анна родила пятеро детей.
Умерла она в 1762 году, было ей не менее чем 46 лет. Вацлаву при этом было 58, возраст
соответствует страшной легенде, теоретически он действительно мог еще раз жениться,
но об этом негде не упоминается. Может, наговаривают все же на старичка? А
привидение – какой же замок без него? Пускай себе гуляет…
Процветание резиденции продолжалось недолго. В 1768 года Вацлава с сыном Северином отправили в ссылку
в Калугу, как ярых врагов российского протектората. За это время резиденцию
несколько раз грабили солдаты русской, а затем и австрийской армий. В 1774 году

дворец перешел во владение Северину Жевусскому, Вацлав же умер в 1779 году. О
Северине тоже сохранились интересные воспоминания. Этот алчный господин
собственноручно перерыл Плиснеское городище в поисках кладов, безжалостно
вырубал окрестные леса, «драл три шкуры» со своих крестьян, а в замке организовал алхимическую
лабораторию, тщетно пытаясь раздобыть золото из всякой дребедени. Замок тем

Северин Жевусский, кладоискатель и алхимик

временем приходил в еще больший упадок. Его пытались возродить очередные
хозяева: Леон Жевусский, а потом и князь Евстахий Сангушко. Последний капитально отреставрировал свое приобретение в 1865 году и устроил здесь частный музей, который просуществовал до 1914 года. В самом начале Первой Мировой войны большинство экспонатов было эвакуировано вглубь России. Некоторые парковые скульптуры по сей день украшают Летний Сад в Питере. Некоторые экспонаты попали

Королева Мария Казимира Собесская (Летний сад в Петербурге)

и во Львов, но уже позже, после национализации в 1940 году. В 1915 году замок
оказался в самом центре русско-австрийских военных действий. Генерал Брусилов
отстоял замок, сохранив его от артобстрела, но Подгорцы опять были разграблены
солдатами. Говорят, особенно яро «порезвились» здесь конногвардейцы Буденного. Все
это время Роман Сангушко продолжал жить в замке. Уехал он только в 1939 году,
захватив с собой в Бразилию почти всю свою оставшуюся коллекцию. Можно себе
представить, насколько обширной она была целиком – после всех грабежей и

Евстахий Сангушко

экспроприаций из ее остатков был основан Художественный фонд Сангушко, который
сейчас возглавляет внук Романа – Кароль Сангушко. Уже после войны в замке
открыли санаторий для туберкулезников. Жизнь здесь немного расшевелилось, в
аллеях парка опять стали прогуливаться люди, зазвенели людские голоса, смех,
ну, и кашель, конечно. Во всяком случае, здесь не сделали психиатрическую
лечебницу, как в Олыке. В 1959 году произошел сильнейший пожар, во время
которого погибли практически все интерьеры. Безнадежно испорчены были мраморные
полы, провалились перекрытия третьего этажа, расплавился один из Атлантов. Подсчитано,
что убытки составили сумму около трех миллионов долларов. После реставрационных
работ в 1964-65 и в 1970-х «коробку» отремонтировали, возвели новую конструкцию
крыши и возобновили гонтовое покрытие полов, а вот бесценное убранство залов
погибло безвозвратно.







Погибшие интерьеры (старые фото)

Долгое время решался вопрос, что делать с разрушающимся некогда прекрасным замком. Сейчас он находится в ведении Львовской галереи искусств с 1997 года, которая проводит реставрацию. Планируется открыть здесь филиал галереи и перевезти сюда предметы, некогда вывезенные из
Подгорцев во Львов. Денег катастрофически не хватает, туристов принимать пока

Замок в Подгорцах (Кароль Ауэр, 1837г)
Замок в Подгорцах гавюра 1876, Ян Матейко)

нет возможности. Возможно, в помещении бывшего постоялого двора («Гетманский
заезд», построенный в 18 веке), стоящего рядом со въездом в замок, в котором
когда-то останавливался Оноре де Бальзак, откроют 40-комнатную гостиницу;
сейчас это не имеет смысла – замок закрыт, парадный фасад в строительных лесах,

Прелестная штучка времен Жевусских

туристам могут предложить прогуляться вокруг обшарпанного дворца и по аллеям
запущенного парка. Хотелось бы еще пару слов сказать об одном человеке, без
которого не существовало бы сейчас ни одного из Замков Золотой Подковы (Олеско,
Подгорцы, Золочев). Это директор Львовской галереи искусств Борис Григорьевич
Возницкий. Долгие годы он отдает все свои силы, всю энергию и время на

Борис Григорьевич Возницкий

возрождение этих исторически-архитектурных достопримечательностей Украины. Этот
пожилой уже человек до сегодняшнего дня ищет спонсоров, оббивает пороги
чиновников, пишет письма, организовывает студентов для работ, лично участвует в
раскопках и исследованиях – все это для того, чтобы сохранить для потомков это
уникальное наследие. Именно его стараниями восстановлен и доступен для осмотра
Олесский замок, привлечены канадские спонсоры, которые профинансировали
реставрацию в Золочевском замке, именно благодаря ему идет сейчас полным ходом ремонт
Подгорецкого замка-дворца. Земной поклон Вам, Борис Григорьевич!
Замок мы увидели издалека. Он стоит на краю поля на возвышении, над кронами деревьев возвышаются рожки
кровель его боковых павильонов. Оказалось, что на самом деле он находится не

Въездные ворота

так близко, как показалось вначале. Мы долго кружили по широким петлям дороги, идущей
по селу. Приблизившись к замку, первым мы увидели не его, а прекрасный,
изысканный и такой неожиданный в этой местности костел святого Иосифа и
Воздвижения – еще одно детище Вацлава Жевусского. Это невероятное зрелище –
огромный ренессансный храм посреди глухого украинского села. Костел начали

Костел Воздвижения

строить в 1788 году. Эскизы нарисовал сам Вацлав, большой любитель архитектуры,
возжелавший создать у себя в имении копию знаменитой базилики di Supergi в
Турине. На мой взгляд, она получилась ничуть не хуже. В деталях проект разработал архитектор Карл

Косте ди Суперджи в Турине (фото из Интернета)

Раманус (это его так ленивые поляки кратко называли, вообще он был Бернардино
Цанноби де Джианнотис). Костел объединил в единое целое дворцовый и парковый
комплекс, придав ему завершенность. Храм представляет собой ротонду (округлый

Капелла в Подгорцах (Кароль Ауэр, 1837 г)

в плане) украшенную портиком с коринфскими колоннами. Портик венчают семь
скульптур святых-покровителей, выполненных с большим мастерством – нет и намека
на лубочную провинциальность! Ранее святых было восемь, но одна из скульптур
погибла во время войны – в нее попал снаряд, когда пытались «снять» немецкого
снайпера, засевшего на крыше. Повредили также купол и северо-восточную стену

костела. Изваяния сделали скульпторы Фесингер и Леблас. Возле костела
сохранилось несколько скульптур, в том числе – св. Антоний с младенцем на

Немецкое фото времен Великой отечественной. Все святые еще на месте

руках. Прямо перед костелом – большой луг, покрытый вытоптанным газоном.
Когда-то здесь был разбит аккуратный цветник с симметричными клумбами. С тех
времен сохранились две высокие колоны, увенчанные статуями Девы Марии и Иосифа.

Совершенно не понятно, как они устояли, пережив две войны. От костела мимо
колонн идет длинная аллея между деревьями. Пройдя через хилую калиточку, мы
устремились по аллее к замку. Нашим глазам открылось чудесное и величественное
зрелище – парадный фасад Подгорецкого замка, обнесенного стенами, украшенными
башенками и резными въездными воротами. Не похоже, что на территорию замка
можно войти – ворота закрыты, через забор видны леса. Мы постучали в ворота и

Вид на бастион


нам на удивление открыли. Молодой охранник в форме после недолгих
препирательств впустил нас на минутку одним глазком глянуть на замок и двор. Смотреть,
правда, особо не на что – здесь полным ходом идут реставрационные работы, двор
завален стройматериалами. Радует, что строителей довольно много, и работают они
энергично. Есть надежда, что через пару лет Подгорцы все-таки приведут в
порядок. А мы идем осматривать замок вокруг. С боков четко видны бастионные

Замок в Подгорцах (Наполеон Орда, 1870-е)

укрепления, отремонтированные недавно за счет пожертвований львовского
предпринимателя Петра Писарчука, он же дал денег на ремонт моста. Особенно
красив задний фасад замка. Он еще в очень печальном состоянии, но даже сейчас
выглядит необыкновенно красиво. Уже восстановили Атланта, погибшего в огне 50
лет назад. Многие окна выбиты или заколочены, стены ободраны. Эх, строители,

Замковый парк

торопитесь! Уж больно грустно на это смотреть! Весь амфитеатр за дворцом ранее
был поделен геометрическими клумбами, а посередине бил фонтан. Сейчас это
просто луг, поросший травой. От следующего уровня, расположенного на 4 метра ниже, амфитеатр

Эта полуразрушенная беседка изображена на литографии Н.Орды

отделяли опорные стены, фланкированные симметричными барочными беседками в два
этажа, и лестница. Второй уровень и беседку хорошо видно на известной
литографии Наполеона Орды. В основании террасы найдены остатки помещения – 5Х40
метров, предположительно – купальни. На нижнем уровне к ним примыкали арки,
которые частично сохранились до наших дней. Беседки тоже стоят, но сейчас в них

Вид садов и замка в 17 веке

провалилась кровля, окна выбиты, декор ободран. А раньше в парке были гроты,
террасы, парапеты и скульптуры. Сам парк второго уровня сохранился, он очень
милый и сейчас. В основном тут растут черноствольные грабы, дающие густую тень.
По парку мы гуляли довольно долго, наслаждаясь тишиной и прохладой. Тут тоже
когда-то был фонтан, от которого не осталось и следа. Был и третий, самый

нижний уровень, спускающийся к широкому лугу и пруду, в котором собиралась вода
из гидротехнических сооружений более высоких уровней. Здесь тоже когда-то была
опорная стена, разделенная пилястрами, между которыми были установлены 17
скульптур. Этой части парка когда-то придали нарочито природный вид. Сейчас это
просто густые непролазные заросли, покрывающие обрыв.
Была здесь когда-то и замечательная деревянная церковь святого Михаила. Говорят, ее построили в 1640

Сгоревшая Михайловская церковь

году на Подолье в Вишневце, а в 1742 году ее по приказу Жевусских перевезли в
Подгорцы. Архитектура ее была по своему уникальна. Специалисты прослеживали
явные армянские влияния. К сожалению, от церкви остался только иконостас, хранящийся сейчас в Олесском замке - его успели перенести туда для реставрации, чем и спасли его от гибели. Сама церковь
сгорела совсем недавно – в 2002 году.
Вот такой вот чудесный замок! Приезжайте сюда лет через пять, полюбуйтесь! Надеюсь, реставрация уже будет закончена. Я обязательно приеду!
Tags: Львовская область, Подгорцы, Ржевусские, Сангушки, Собесские, дворцы, деревянные храмы, костелы, парки
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments