agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Женщина и Смерть. Иаиль


Артемизия Джентилески, 1620
С нее начали, с Артемизии - она у нас горячая "поклонница" мужчин, как известно. Правда, я уже рассказывала вам, у нее был весомый повод.


Еще об одном нежном библейском цветочке расскажу вам, об Иаили. Начнем с имени, оно странное, означает "горная коза". Ну, ладно, пусть будет "лань". Эффектную сцену прославившего ее деяния (забивания кола в висок спящему мужику) очень полюбили художники, особенно периода маньеризма, впрочем, как и других периодов.


Бартоломео Венетто, 1500

Маньеристы изображали Иаиль эффектно заламывающей руки (свои) до или после убийства, либо же театрально размахивающей молотком, как дирижерской палочкой - на то он и маньеризм, все очень артистично и изящно. Художники других направлений изображали прекрасную убийцу более деловитой и практичной. Ведь согласитесь, что изящного в том, чтобы забить гвоздь, тем более, в голову?


1530, Ламберт Ломбард. Фламандцы, в отличие от северных соседей, голландцев, любили изображать библейские сцены. В отличие от итальянцев, пафоса поменьше, бытовухи побольше. Такой он, Северный Ренессанс.

Почему же Иаиль - молодец и герой, хотя совершенно очевидно, что совершает она нечто ужасное?
Для меня в официальном христианстве всегда парадоксальной была попытка соединить кровавые события Ветхого завета (а их там хоть пруд пруди) с Христовым непротивлением (подставь вторую щеку и все такое) и традиционным "не убий". Выходит, таки убий, но не всех, только врагов.

Что же там произошло?

Иаиль, жена Хевера, была из племени кенеев, родственных иудеям, они тоже были кочевыми пастухами. К слову, славились своим кузнечным мастерством, что немаловажно для описываемых событий. С иудеями поддерживались связи, даже межродовые браки заключались. Иудеи тогда вели войну с хананеями, ханаанский полководец Сисара с огромным войском выступал против гораздо менее многочисленной армии израильтянина Варака. В библии описывается, что армия Варака, с помощью бога единого, внезапно напала на стан Сисары, враг был рассеян и вынужден был бежать. Сисара в панике покинул поле боя, а попросту дал деру.


Ян Спекерт, 1570 "Иаиль показывает Вараку труп Сисары"

Далее Писание повествует, что беглый военачальник попытался скрыться в стоящих в отделении шатрах кенеев. Интересно, что кенеи с хананеями в то время не воевали. Иаиль встретила его на пороге своего шатра и пригласила внутрь (прекрасная женщина, ящетаю). Она успокоила беглеца, напоила молоком, дала ему покрывало, и доверчивый гость расслабился настолько, что вскоре уснул. И тогда она взяла металлический кол для шатра (а выкован он был, напомню, настоящими мастерами), молоток и вбила кол в висок спящего Сисары с такой силой, что он пробил череп насквозь и пригвоздил голову к земле. Иаиль позвала Варака и показала ему труп его врага. Варак сказал что-то вроде: "Спасибо за бдительность, товарищ!", и с тех пор Иаиль прославляют и почитают.




Алессандро Турчи, 1610
Это уже барокко, хотя учился Турчи у маньеристов. Смотрю я на ее обнаженную грудь и размышляю: что же все-таки между ними произошло? Ведь мир же между ними был, мир...


Саломон де Брей, 1635
Голландские живописцы беспощадны! Ох, и страшна же она! А где в библии написано, что она была красавицей? (можете почитать Книгу Судей, глава 4 - о красоте ни слова!). Вот смотришь на нее и понимаешь, что такая не только кол в висок вобьет, но потом еще и бензопилой на кусочки распилит.



Оттавио Ваннини, 1640
Представитель Флорентийской школы - яркое все такое, веселенькое.


Иоханнес Спилберг, 1644
Художник был немцем, но учился и долго жил в Голландии, и женился там же. Принадлежал к школе Рембранда, что вполне очевидно по этой работе. Такая у него получилась голландская белотелая Иаиль. И пугающе добродушная. На следственный эксперимент похоже: "В левую руку я взяла молот, в правой держала кол..."


Барнабе де Айала, 1650
Испанский живописец, ученик Сурбарана - работа по стилю смахивает. Молоточек такой, не слабый!
Интересно, что некоторые работы испанцев намного ближе Северной живописи, чем итальянской.



Феличе Фичерелли, 1655-60
Еще один флорентиец. Барочная выразительность, немного вычурная.


Ян де Брей, 1656
Это сын упомянутого Соломона де Брея. Думала, что страшнее Иаили, чем написал отец, уже не будет, но сын его переплюнул.


Карло Маратта, 1690
Такой скучноватый академизм и театральная экзальтация.



Абрахам Годин, 1698

Интересный человек - фламандец, жил в Италии, а потом работал в Праге, писал фрески. Композиция картины довольно необычная - лицо женщины в тени, что придает ему немного зловещий вид.


Доменико Гвидобоно 1709
Гляньте-ка, они явно веселятся!


Якопо Амигони, 1736

Еще один "бродяга" - бывал во Франции, Баварии, Лондоне, Мадриде. Написал даже портрет Петра Первого.


Якопо Амигони, еще одна работа, менее удачная.


Джеймс Норткот, 1787
Это уже 18 век пошел. Норткот - довольно значимый британский художник. Мне картина нравится, романтичная такая - они скорее похожи на нежных любовников, чем на убийцу и жертву. Он даже няшный такой...


Джеймс Тиссо, 1900
Он любил библейские сюжеты, и больше обращал внимание на исторические и бытовые детали, чем на религиозную составляющую.


Франческо Феличе Предиссио, не знаюю, какого года, 17 век явно.
Она тут на Белоснежку смахивает.


Даже не знаю, чья работа


?


Пальма Джованни, кон 16 века.

Тоже венецианец.


Алессандро Варотари, 1630
Яркий образец маньеризма - словно мы наблюдаем за артистами балета.




Антонио Дзанки, 17 век.
Это ранняя работа художника, немного топорная. Маньеризм.


Антонио Молинари
Ученик Дзанки. Странная сцена, или плохая репродукция - это она молот уже приготовила? Он не видит что ли? И наряд у нее такой... экономный. Или тогда с голой грудью нормально было шастать?

И еще разные:


Бартоломено Гуидобоно, 17 век




Григорио Лаццарини


Джакоппо Вигнали


Джованни Биливерт


Карло Маратта

Педро Нунес дель Вера



Педро Нунес дель Вера


Франческо Тревезани, 1710



Хенрик ван Стэнвик

Интересно, голландский художник писал обычно интерьеры больших таких залов, вот и здесь сцена убийства происходит где-то в уголке.



Якопо Виньяли, 17 век
Тут вариант самобытный - гвоздь во лбу.

И даже ложечка была, украшенная прелестным сюжетом

Темная история, согласитесь. А художники, судя по всему, в восторге!
Tags: разговоры об искусстве
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments