agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Каменец-Подольский. Часть 3

Я вхожу в Петропавловский костел через боковой вход, к которому приделаны эдакие готические «сени». Думала, что они совсем древние, но  оказалось – не очень, построены в 1851 году.




Орган и алтари костела
  
                                                                                                                                                                                                                                   Попав внутрь, я немного теряюсь – костел очень большой, с многочисленными объемами, и такой… пестрый. В нем несколько притворов и алтарей, каждый из которых оформлен по-разному. Нужно немного походить и посмотреть, чтобы прийти в себя. Первым делом мне бросается в глаза мраморный барельеф ангела, стоящий недалеко у входа, слева. А вот и знаменитое надгробие: Лаура Пшездецкая. Я неоднократно видела его на изображениях; помню, в первый раз все поражалась неблагозвучности фамилии. История возникновения этого произведения искусства – а иначе надгробие и не назовешь, - очень печальна. Бедная девушка была любимой дочерью богатого подольского помещика Кароля Пшездецкого.

Ангел и Лаура 
                                                                                                                                                                                                                                    Говорят, он настолько обожал дочь, что в своем имении на Черном острове   прямо к ней в спальню на втором этаже провел подвесной мост, по которому она могла бы сразу перебраться на прекрасный остров посреди живописного пруда, не утруждая понапрасну прелестных ног. Честно говоря, на рисунках Наполеона Орды, изображавших Черноостровское имение Пшездецких, никакого моста я не увидела, да и легкие физические нагрузки в виде энергичной ходьбы никому еще не повредили. У Лауры была старшая сестра Мария, которая рано вышла замуж и покинула семью, о ней ничего более не известно, а вот Лаура вошла в историю из-за своей трагической судьбы и прекрасного надгробия.
И еще Лаура
   
                                                                                                                                                                                                                                 Все было дано красавице –  и прекрасный облик, и любовь родителей, и богатство, вот только счастливой доли ей не судилось. В 1874 году во время конной прогулки девушка упала с коня и сломала позвоночник. Шел ей всего 21 год. Убитый горем отец повез ее на лечение в Италию, но врачи были бессильны, девушка умерла от осложнений; домой вернулось только мертвое тело Лауры. Надгробие Кароль Пшездецкий заказал академику Виктору Петровичу Бродскому (Бродзкому), волынскому уроженцу, ученику скульптора Витали, выполнявшему заказы российской царской семьи. Для создания надгробия из каррарского мрамора он уехал в Италию, где работал два года. Четырехтонную скульптуру привезли в имение на Черном Острове и установили в костеле – фамильной усыпальнице. В 1935 году Советские власти приказали закрыть большинство костелов на Волыни и Подолье, костел Пшездецких не миновала их судьба, в нем сделали спортивный клуб.
Имение Пшездецких на Черном Острове (Наполеон Орда) 

Каменецкому собору Петра и Павла повезло немного больше – здесь открыли музей. В 1938 году надгробие Лауры перевезли в этот музей «в виду его высокой художественной ценности». Скульптура, и правда, исключительно красива и натуралистична – на античном ложе лежит прекрасная девушка с тонкими чертами лица, прикрытая легким покрывалом. Рядом стоит ангел с загашенным факелом, символизирующим погасшее пламя жизни. У подножья ложа – недочитанная книга, раскрытая на 21-странице, ведь именно в 21 год Лаура умерла. Невольно чувствуешь скорбь и жалость к девушке, так нелепо погибшей много лет назад. И какова работа мастера! Все-таки мрамор – удивительный материал! Такой теплый, мерцающий камень… Рядом установлены два бюста, тоже ставшие в свое время экспонатоами музея. Это отец Лауры и неизвестная девушка – то ли сестра ее, то ли мать.

Часовня Непорочного Зачатия 
           
                                                                                                                                                                                                                     Надгробие находится в самом, на мой взгляд, красивом притворе костела – часовне Непорочного Зачатия. Ее голубые своды украшены нежной росписью, на алтаре установлена белоснежная скульптура Девы Марии. Роспись делал итальянец Джованни Сампини в 1860 году. Когда-то часовня была сильно повреждена пожаром, возникшим от не загашенной свечи, но ее восстановили в первозданном виде. Осмотрела я и остальные часовни и алтари. Они все разные и каждый по-своему хорош.
Двор костела

От отсутствия композиционного единства в интерьере собора немного кружится голова, теряется ощущение цельности, однако, это даже  занятно – можно долгое время бродить по храму и рассматривать многочисленные и разнообразные детали; жаль, у меня на это нет достаточно времени. Однако, мне пора идти дальше. Так я до крепости никогда не дойду. Перед этим я захожу на задний дворик и осматриваю минарет. Здесь разбит симпатичный пестрый палисадник, поставлены скамьи; несколько молодых семей отдыхают здесь с малышами. Я дохожу до калитки. Отсюда открывается вид на частный сектор, лежащий в низине. Этот район ранее назывался Польскими фольварками (окраинами). Видна и довольно красивая церковь св. Георгия.

Георгиевская церковь 
   
                                                                                                                                                                                                                                 Она построена по   типовому рекомендованному проекту в 1851-61 годах на месте более старой. Руководил строительством архитектор Аксельрод. В церкви явно недавно делали ремонт, она так и сияет белизной стен и голубизной остроконечных псевдорусских куполов.
Иду дальше. Неподалеку, на улице Францисканской я фотографирую небольшой костел. Он назван в честь Успения Девы Марии и принадлежал комплексу построек существовавшего здесь и ныне разрушенного францисканского монастыря, учрежденного еще в 14 веке.
Костел успения Девы Марии монастыря францисканок                                                                                          
Костел построен в начале 17 века в сдержанном готическом стиле, в 18 к нему достроили удлиненную апсиду, увеличив его объем вдвое. Сейчас здание реставрируется; выглядит оно скромно и достойно, как и подобает постройке подобного возраста (нелишне и некоторым людям преклонных лет брать с нее пример).
По дороге встречаю еще одно красивое здание. Это костел Святой Троицы 1750 года постройки. Он выглядит очень хорошо, за ним явно ухаживают; видно, не так давно делали ремонт. Постройка возведена в стиле  барокко.
Костел св. Троицы
  
                                                                                                                                                                                                                                  Свод кровли украшен белыми скульптурами, к входу ведет широкая лестница. Сейчас костел, похоже, закрыт, а жаль – интерьер, говорят, когда-то был украшен росписями Иоанна Прахтеля, прекрасного живописца родом из Браилова. Как и в браиловском монастыре, росписи не сбереглись, но интересно было бы глянуть, что там теперь. Костел был частью комплекса монастыря тринитариев. Почтенные монахи этого ордена появились в Каменце позже других – в 17 веке, и посвящали себя благороднейшему делу – сбору денег для выкупа христианских пленников из турецкой неволи. После революции в костеле сделали государственный архив, а в девяностых провели реставрацию и отдали Греко-католической пастве.
Ну, все! Надоели эти сакральные красоты! Крепость хочу!!!
Крепость появляется перед глазами внезапно: я просто шла-шла мощеной мостовой, спускающейся немного вниз и забирающей вправо, свернула за очередное здание; и тут - она! 
Каменец-Подольская крепость (справа от входа - Новая Восточная башня)
 
                                                                                                                                                                                                
Передо мной лежит Турецкий мост и загадочная корона каменецкой крепости. Со стороны города у начала моста виднеются три мощных сооружения. Это Городские ворота, Армянский бастион и каземат. Н них я сейчас практически не обращаю внимания, осмотрю позже; ноги сами собой несут меня в крепость.

Мост соединяет Старую крепость, стоящую на возвышении, и Старый город. Он возведен на естественном тонком перешейке шириной 9 метров в основании, 6,5 м – в верхней части. Когда был построен мост, до конца не ясно. Большинство историков считают, что не ранее 14-15 веков. Ссылаются на записки русского купца Трифона Коробейникова, побывавшего в Каменце в 1595 году: «На том месте, где та река сошлась, от городка к тому острову, от которого обошла, мост деревянный на каменных столбах".
Вид на Турецкий мост и Старый город
    
                                                                                                                                                                                                                                 Раствор, скрепляющий самую старую кладку моста, весьма схож с тем, что обнаружен в постройках города середины 15 века. Романтики же упорно твердят, что был он некогда арочным и возведен еще при римлянах, и его, мол, изобразили чуть ли не на колоне Траяна; я себя к романтикам не отношу. Известно, что мост был отремонтирован и обложен камнем турками во время из владения Каменцем, после чего стал единым монолитом; строительный материал они брали прямо здесь, под ногами – из разрушенных и не очень зданий.
Крепостные ворота, Армянский бастион (на заднем плане) и Каземат-лаборатория (справа)
   
                                                                                                                                                                                
С тех пор его называют Турецким. Во время Великой Отечественной мост был взорван, но пострадала только проезжая часть. Немцы восстановили ее в 1942 году. Длина его 88 м, высота – 27 м.
Прохожу мимо Городских ворот и иду по мосту. Дух захватывает – я не сплю?! Романтичную атмосферу немного портят вывески кафе на воротах и несколько пустых бутылок, оставленных на мосту туристами, но, в общем – чудеса, да и только. Как-то даже неловко входить в средневековую крепость в простецких льняных брюках, кедах и футболке, а кринолины-то я с собой и не прихватила…
Жалко только, что входить в крепость мне приходится самой.

Продолжение следует

В заметках использованы материалы и архивные фото сайта http://www.tovtry.km.ua/ua/history/index.html , путеводитель "Старая крепость" Л.Станиславской, книги "Каменец на Подолье" О.И. Расщупкина и С.В. Трубчанинова, "Замки и крепости Украины" В.Вечерского
Tags: Каменец-Подольский, Хмельницкая область, де Витт, замки, костелы, крепости, монастыри, храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments