agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Пройдемся по Воровского? (часть 1)


Бульварно-Кудрявская и Галицкая площадь

В центре города есть несколько улиц, которые редко посещаются туристами и приезжими, из хорошо известных киевских достопримечательностей, «визиток» города, тут имеются разве что Золотые Ворота. Это нынешние улицы Гончара, Воровского, Рейтарская, Стрелецкая, Ярославов Вал и несколько других, расположенных на холмистом участке между Львовской (Сенной) площадью, улицей Владимирской, Большой Житомирской и бульваром Хмельницкого (Фундуклеевской). Однако большинство самых красивых старых зданий сконцентрировано именно здесь, на узких тенистых улочках поднимающихся и спускающихся по холмам и древним валам.



Домик во дворах улицы Воровского

Район этот ныне считается престижным; быстро, как бамбук после дождя, растут между старенькими особняками и бывшими доходными домами высотные «новоделы». Сносят или до неузнаваемости уродуют здания, помнящие великих мужей российских и украинских – колесо нынешней безликой истории неумолимо подминает под себя хрупкие строения. Уходит в прошлое киевская старина. Скорее, бегом – запечатлеть, запомнить, сохранить хотя бы на фотографиях, то, что еще сохранилось!



В 1917 году Киев имел 8 так называемых полицейских частей: Бульварную, Дворцовую, Лыбедскую, Лукьяновскую, Печерскую, Плоскую, Подольскую, Старокиевскую. Старокиевский район до недавнего времени существовал, хотя он за всю свою историю несколько раз переименовывался (был он и Центральным, и Городским, и Ленинским), правда, в отличие от дореволюционного деления, он включал еще и часть Печерска. Сейчас, после последней территориальной реорганизации города, части бывшего Старокиевского «растащили» другие районы.


Угол Дмитриевской и Бульварно-Кудрявской


Выходила погулять я по этому району два дня подряд, сделала массу фотографий и осмотрела множество построек. Встал вопрос: каким образом это публиковать – меня уже неоднократно обвиняли в некотором топографическом сумбуре моих записей. Поначалу я хотела разделить заметки по типу построек: больницы и клиники, особняки, доходные дома и т.д., но в этом случае рассказ о доходных домах был бы несравнимо более объемным, чем остальные. Решила описывать «поулично». Начнем с бывшей улицы Бульварно-Кудрявской, а ныне – Воровского.




Эту улицу я ранее воспринимала, как некий «проходной двор», а вернее, «проездной» - это кратчайший путь от Львовской площади к площади Победы (ранее – Евбаз), откуда берет начало проспект Победы (бывший Брест-Литовский). Улица довольно узкая, светофоров много, машин здесь всегда полно, припарковаться негде – какие уж тут любования красотами? Оказывается, на улице этой что ни дом – то историческая или архитектурная достопримечательность. Сейчас улица до сих пор называется в честь Вацлава Вацлавича Воровского, профессионального революционера, одного из первых советских дипломатов, убитого в Лозанне белогвардейцем.


В.В.Воровский

Старое название происходит от пунктов, которые ранее эта улица соединяла – Бульварную часть города (ул. Бульварная, ныне бульвар Шевченко) и местность Кудрявцы, бывшее в старину окраиной города. Интенсивная застройка улицы началась во второй половине 19 века. Пошли смотреть, что они там настроили.
Машину лучше припарковать в какой-нибудь примыкающей улочке, что я и сделала – поставила ее на уже известной нам Обсерваторной.
Еще в первый день прогулки, отправляясь на Ярославов Вал, я осмотрела двухэтажный особняк, расположенный в самом начале улицы – под номером три.


Воровского, 3 (ресторан "Шафран", грязненький "хьюндайчик" - мой)

Об этом доме я прочитала в книге «Особняки Киева». Я немало удивилась, обнаружив, что в отремонтированном особняке разместился известный ресторан «Шафран», в котором я бывала ранее. Реконструкция здания вызывает смешанные чувства – вроде чистенько и аккуратненько, а вот дух старины утерян.


Особняк до реконструкции

На мой взгляд – чересчур ярко и несколько грубовато. Современные «зодчие» надстроили двухскатную крышу с мансардами, покрыв ее металлочерепицей, чем исказили первоначальный облик постройки, да и металлопластиковые окна явно не аутентичны. А ведь во времена постройки домик заявлялся как «особняк в неоготическом стиле». Да уж, теперь сложно сказать, что домику более ста тридцати лет, тем более, что это – неоготический стиль. А ведь строить его начали еще в 1871 году. До этого на месте постройки еще существовал древний городской вал, на котором строить было крайне неудобно. Ранее городские власти обязывали собственников, приобретавших землю под застройку в центре города, возводить усадебные здания в течение трех лет после покупки участка – нечего пустыри да свалки плодить!

Землевладельцы, купившие участки в районе вала, вынуждены были просить продлить этот срок до пяти лет – вал нужно было снести, территорию разровнять. Участок, примыкающий к Львовской площади, на углу Бульварно-Кудрявской и Ярославова Вала, купил коллежский советник Василий Иванович Сербулов с супругой Пелагеей Федоровной. По договоренности в 1876 году строительство особняка было закончено, проект дома создал архитектор Павел Иванович Спарро.


Проект особняка

Этот архитектор был довольно популярен в городе и возвел несколько особняков – на Фундуклеевской-26-а, 28, 36 (б-р Шевченко), на Ярославской- 8, Андреевском спуске-4/26. Был он сыном американского вице-консула, учился в Петербурге, а работал, в основном, в Киеве. Начал он с того, что помогал В.Беретти строить здание Университета. Долгое время работал епархиальным архитектором и возвел несколько построек в киевских монастырях. Самая бросающаяся в глаза его работа – надстройка четвертого яруса колокольни Софиевского собора. Хозяин особняка Василий Сербулов был тоже господином весьма достойным. Дворянин, он окончил физико-математический факультет университета св. Владимира и работал учителем, потом директором разных гимназий; написал учебник арифметики.

В семье очень уважали музыку, Василий Иванович сам сносно музицировал на скрипке, а сын его Михаил стал профессиональным скрипачом, даже получил Золотую медаль на конкурсе Льежской консерватории. В 1898 году Сербуловы переселись в дом на Ярославовом Валу-35, а особняк на Бульварно-Кудрявской заняла генеральша Елизавета Ивановна Глейних. После этого дом принадлежал разным хозяевам.

Все остальные дома на улице Воровского я осмотрела на следующий день. Но для начала я осмотрела еще одну постройку, находящееся неподалеку – на улице Юрия Коцюбинского, 9. Это нынешняя больница Водников, здание которой примыкает справа к Институту Урологии и нефрологии. Ранее здесь располагалась Лютеранская больница, построил ее в 1913 году уже известный нам архитектор Брадтман (его особняк находится на ул.Герцена-6).


Бывшая Лютеранская больница на улице Коцюбинского (сейчас Больница Водников)

Киевские немцы-лютеране собрали на постройку больницы более 100 тысяч рублей, проект постройки в стиле средневекового германского замка создали в Мюнхене, а Брадтман (к слову, тоже немец) доработал его и воплотил в жизнь. Здание действительно интересное, только фотографировать его пришлось украдкой – прямо напротив него находится Американское посольство, нахально доставать фотоаппарат перед носом у охранников я не решилась.
Теперь я направляюсь к другому лечебному учреждению – институту Урологии по Воровского, 27. Учась в институте, я бывала здесь на лекциях.


Институт Травматологии (Воровского, 27)

Еще тогда я обратила внимание на забавную готическую построечку, неловко притулившуюся к высотному «квадратно-гнездовому» институтскому зданию брежневской эпохи. Теперь я знаю, что это бывший особняк барона Рудольфа Васильевича Штейнгейля, железнодорожного магната. Он не был так богат, как фон Мекк, состояние его исчислялось не в миллионах, а «всего лишь» в сотнях тысяч, однако по тем временам это было совершенно несметное богатство! Усадьба не всегда принадлежала Штейнгелю.





Известно, что участок площадью 3280 кв. сажень в начале 19 века принадлежал некоей Елене Львовне Сетгофер, она продала его в 1872 году вместе со старым двухэтажным домом княгине Софье Ивановне Кудашевой-Орловой. Супруг княгини, князь Александр Сергеевич Кудашев почти сразу по поручению жены заложил усадьбу в киевском обществе взаимного кредита, ему выдали кредит на 25 тысяч рублей, который он выплатил на несколько лет.




Особняк на старых фото

Александр Сергеевич (полный тезка родившегося позже авиаконструктора) был директором Приватного и Земельного коммерческих банков в Киеве. Земельный банк был основан в 1872 году, «обслуживал» треть территории нынешней Украины, и специализировался на выдаче кредитов под залог земли и недвижимости (еще два из пяти соучредителей – князь Михаил Викторович Кочубей и Яков Васильевич Тарновский).






Интерьеры комнат

В 1877 году князь умер от чахотки в возрасте 47 лет, оставив вдову с четырьмя сыновьями. В том же году усадьбу купил барон Штейнгейль, уроженец Ревеля. Его предок, генерал Иоганн Вильгельм Штайнгейль (так правильно звучит старинная фамилия), прибыл из Германии в Россию еще при Екатерине Первой. Отец генерала Иоганн фон Штайнгейль был министром при дворе Саксонского курфюрста. Его потомок, барон Рудольф, сколотил состояние на зарождающемся железнодорожном бизнесе и решил разжиться недвижимостью. Кроме усадьбы на Бульварно-Кудрявской, ему принадлежало еще несколько домов в этом районе.



Его имения были разбросаны по всей России. Помните песню: «На Тихорецкую состав отправится...»? Так вот эта станция была одним из ключевых пунктов железной дороги Ростов-Владикавказ, построенной бароном. Штейнгейль был человеком очень прогрессивным и энергичным. Он занимался виноделием, построил огромный винокуренный завод и ферму «Хуторок» на Кубани, держал винную лавку на Ярославовом Валу. Свои усадьбы и хозяйства барон оснащал самой современной техникой и механизмами, приобретенными за границей. Барон написал несколько монографий по механической физике. На свои средства он содержал университетскую клинику «Имени барона Штейнгейля», а его супруга Мария Федоровна Штейнгейль в 1873 году пожертвовала деньги на перестройку Сретенской церкви неподалеку от нынешнего Торгового центра – окрестные земли принадлежали ей.


Сретенская церковь после перестройки (нач. 1900-х)

В некоторых источниках утверждается, что церковь ПОСТРОЕННА на ее деньги, но это не верно – построили церковь еще в 1850-х годах. В 1930-х церковь снесли, сейчас на ее месте построили часовню.
Перестройку особняка на Бульварно-Кудрявской начали в год покупки. Руководил стройкой двоюродный брат Рудольфа Максим Васильевич Штейнгейль. Проект дома создал архитектор Владимир Николаев, который вскоре отказался вести строительство, работы проводил Архитектор Сычугов, несколько переделавший проект Николаева. Строительство закончили в 1879 году. Особняк был довольно большим – целый родовой замок!



Парк в особняке

На угловой башне установили флагшток, на котором вывешивали флаг с гербом Штейнгейлей тогда, когда хозяин был дома. В купленной усадьбе к тому времени имелся роскошный плодовый сад, где росло более 220 видов растений, посреди сада бил живописный фонтан, через яр был перекинут мостик с аркадой и павильон с кегельбаном. Несмотря на то, что Штейнгель проводил в Киеве не много времени, чаще бывая в Петербурге, после смерти в 1892 году его похоронили здесь, на Аскольдовой могиле, рядом с супругой (ум. В 1890 г). Позже на месте погребений архитектором Городецким был возведен родовой некрополь.

На разных туристических сайтах в описании известной крымской достопримечательности Ласточкина Гнезда дублируется одна и та же информация – якобы, заказчиком является нефтепромышленник Рудольф Штейнгейль.


Ласточкино Гнездо (1928 год), принадлежавшее другому Штейнгейлю ("башню снесло" во время Ялтинского землятрясения)

Это, конечно, ошибка. Речь идет не о Рудольфе Васильевиче, умершем в еще в 19 веке («Гнездо» построено в 1912), а о его племяннике – Павле Леонардовиче. Он, действительно, был нефтепромышленником, умер в 1965 году в Париже. Интересно, однако, что знаменитый домик над бездной в Крыму построен в стиле весьма сходном с усадьбой на Бульварно-Кудрявской. Видимо, семейство обрусевших немцев питало склонность к псевдоготике, напоминающей им замки исторической родины. Правда, в старых справочниках указано, что киевский особняк построен в стиле «Французской неоготики» - утверждать не стану, так как не особенно в этом разбираюсь. К слову, в таком же стиле выстроено было Владикавказское имение Рудольфа Штейнгейля.


Усадьба Штейнгейля во Владикавказе (утеряна)

После смерти супругов Штейнгейлей их наследники (четыре сына) какое-то время проживали в особняке и долгое время пытались продать его, но сделать это удалось только в 1901 году, хотя просили и недорого. Поначалу дом хотела купить 4-я мужская гимназия, но для школяров нужна была перестройка здания, покупатели просили большую скидку, в чем им было отказано. Через несколько лет педагоги отомстили несговорчивым сыновьям Рудольфа Васильевича. Когда у одного из них, Федора, в 1911 году умер сын, убитый горем отец подал прошение в гимназию, правда, на этот раз в пятую, о том, чтобы принять второго сына в ряды ее учеников. До этого оба мальчика учились дома, а после смерти брата сын Федора затосковал; отец справедливо решил, что мальчику будет веселее в кругу сверстников. Однако работники образования отказали Штейнгейлю, мотивируя это чрезвычайной переполненностью классов. Федор Рудольфович, надо добавить, был зоологом. В волынском селении Городок он унаследовал отцовское имение. В Городке он со временем открыл школу, больницу и Креведческий музей, существующий до сих пор.
В конечном итоге усадьбу купил профессор-невролог Михаил Никитович Лапинский.


М.Н. Лапинский

На ул.Олеся Гончара, 60 сохранился принадлежащий ему же семиэтажный доходный дом – кстати, он возведен тоже в псевдоготическом стиле – даже дворницкая похожа на средневековую башню. Прогрессивный доктор устроил в бывшем особняке Штейнгейлей модную «санаторию», где неврологические больные проходили курс водолечения. Для этого к особняку сделали большую пристройку. Применяли для исцеления психоневрологических недугов и электро- и светолечение.





Бывший доходный дом на Олеся Гончара, 60, принадлежавший Лапинскому

В 1908 по 1918 Лапинский возглавлял кафедру Неврологии Медицинского факультета Университета св. Владимира. Наблюдая пациентов своей водолечебнице, он написал несколько научных работ. После революции доктор эмигрировал за границу и поселился в Загребе, где создал и возглавил кафедру неврологии. До конца жизни поддерживал дружеские отношения с советскими психоневрологами и переписывался с ними (кому интересно – почитайте про него здесь).

После революции в здании бывшего особняка существовали разные лечебные учреждения, с 1952 – Институт травматологии и ортопедии. В 1970-х было возведено новое здание института и произведена «оригинальная» реконструкция – половину старого особняка снесли и «подперли» его сзади новой безликой «многоэтажкой». Теперь слева от входа в институт виднеется «огрызок» штейнгейлевского замка, а справа – уродливый «барабан» актового зала, в котором я 15 лет назад слушала лекции по травматологии. Выглядят они рядом феерично – словно какой-то рассеянный гражданин на одну ногу надел старинный башмак с изящной пряжкой, а на другую – валенок.

Продолжение ЗДЕСЬ

Использована информация из книги "Особняки Киева", фотоальбома "Старый Киевъ" и краткого энциклопедического справочника "Киев" 1986 года

Tags: Брадтман, Воровского, Киев, Николаев, Спарро, Штейнгейль, больницы, доходные дома, киевские экскурсии, особняки
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments