agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Под валом Ярослава (часть 1)

На балконе Золотых ворот

Следующая улица Киева, по которой я предлагаю пройтись - Ярославов Вал. Узенькая и тенистая, своеобразная и живописная, довольно короткая, она последние годы все время перегорожена какими-то строительными заборчиками, часть ее с односторонним движением; автомобилисты ее стараются обминать. Чего тут только не намешено: конструктивизм и модерн, псевдоготика и мавританский стиль, безликие постройки советского периода и трущобы; и надменная громадина чопорного «Редиссона» соседствует с пустыми глазницами заброшенных особняков, а экзотическая кенаса – с рыцарским замком. Начинается Ярославов Вал от Улицы Владимирской и заканчивается, упираясь в улицу Воровского и Львовскую площадь.



Во времена древнего Киева город состоял из нескольких «градов» - подворий, построенных в разные времена разными правителями, и ограниченных друг от друга укреплениями: валами, стенами-частоколами, рвами, между которыми находились ворота. Так, в 10 веке возник «град Владимира» с Десятийной церковью, в середине 11 века – «Град Ярослава» с Софиевским собором, во второй половине 11 века – «Град Изяслава», сына Ярослава Мудрого, с Михайловским Златоверхим собором, в 12 веке – Копырев Конец с Семеновским монастырем, и на Замковой горе также имелись укрепления, окружавшие каменные княжьи палаты. Самым крупным древним образованием того времени был «Град Ярослава», построенный Ярославом Мудрым в эпоху рассвета Киевской Руси и символизирующий зенит ее мощи.




Постройка града Ярослава (справа - Золотые ворота). Рисунок из Радзивилловой летописи

Как писал Нестор-летописец (а его, в свою очередь, цитировали историк Н.Закревский и губернатор И.Фундуклей): «В лето 6545 (1037 год) заложи Ярослав город великий, у него же града суть Златая врата». До этого на данном месте, если верить летописям, был пустырь. Возвел Ярослав ворота, как считают историки, на манер цареградских – с надвратным храмом, посвященным Благовещению.








Рисунки Абрагама Вестерфельда. На верхнем - Золотые ворота, на нижнем - Радзивилл у Золотых ворот. Виден Ярославов вал                                                                                                                                                                                                                                         
В Царьграде такие ворота были возведены в честь победы императора Феодосия Великого над Максимом, именно на этих воротах по легенде князь Олег повесил свой щит. Некоторые краеведы предполагали, что киевские ворота название свое имеют из-за позолоченной статуи святого Михаила, покровителя города, водруженной некогда на вершине сооружения. Имя «Золотые» было традиционное для ворот в разных городах того времени: Иерусалим, Спалато, Трир, Царьград. К.В.Щероцкий, написавший в 1918 году путеводитель по Киеву утверждал, что Золотыми ворота могли называться из-за золотой краски, покрывавшей кирпичные стены или из-за вызолоченных медных пластин, которыми они были оббиты. Более вероятна другая версия возникновения названия: украшали когда-то надвратную церковь золотые купола. Хочется верить, что выглядело это иначе, чем теперь – уж очень грубо и примитивно выглядит современная реконструкция Золотых Ворот, произведенная в начале 80-х годов 20 века. А ведь драгоценные руины былинных ворот стояли в центре города до нашего времени.




В наши дни                                                                                                                                         

Скорее всего, ворота были похожи на Главные врата Киево-Печерской лавры с Троицкой надвратной церковью. Украшала их икона Благовещенья Богоматери. Имели они «коморы». Это были не единственные ворота в Киеве, существовали еще и Львовские, Лядские, Галицкие, Софиевские, однако, похоже, именно Золотые ворота считались главными, парадными. Неподалеку от ворот стояла Георгиевская церковь и еще одна – Ирининская, построенная в честь Ирины (Ингегерды), жены Ярослава.











Старинные изображения руин Золотых ворот                                                                                      

По еще одной легенде, активно поддерживающейся польскими историками, Болеслав Храбрый (Первый) во время своего Киевского похода ударил по Золотым Воротам мечем, оставив на мече зазубрину, а на воротах – отметину. Меч Болеслава именовали с тех пор «щербцом», и, как пишет в своем путеводителе все тот же Щероцкий, хранился он в Эрмитаже (как сейчас – не знаю), и был дан полякам, опять же по легенде, самим архангелом Михаилом для коронации польских монархов. Говорили так же, что створки ворот поляки утащили с собой в качестве трофея и хранились они якобы в кафедральном соборе в Гнезно (доказано, впрочем, что гнезненские ворота на несколько столетий «моложе»). Все это, однако, не более чем легенда – ворота были установлены не ранее 1037 года, а Болеслав «посетил» Киев в 1018 году. Позже возникали и другие мифы – о том, что створки унесли татары.



«Полагают, первое оскорбление вратам Ярославовым нанесено половецким ханом Боняком (в 1096 году), который сорвал с них золоченую покрышку, но достовернее то, что они разорены были Батыем, и после того уже более не возобновлялись» (И.Фундуклей). Современные историки (С.Высоцкий) не упоминают подобного бонякова «оскорбления», говоря лишь о том, что войны-половцы могли попытаться снять створки (вот, дались же им эти створки!). Батыевы же войска основной удар нанесли по Лядским воротам, применив «пороки» - метательные гранаты, однако, скорее всего, Золотые ворота тоже были разрушены тогда же. Во время раскопок на месте бывшего вала перед воротами (ул. Золотоворотский проезд) были обнаружены примитивные ядра и множество скелетов с переломанными костями – свидетельства ожесточенной битвы на подступах к вратам.

Во времена польско-литовского владычества ворота существовали и, похоже, были не совсем руинированы. В описании Киева королевскими люстраторами в 1545 году говорится, что у Золотых ворот нет стражи, но стражу там необходимо учредить – то есть, ворота в то время функционировали.

В 1651 году во время освободительной войны Богдана Хмельницкого, Киев был занят войсками Януша Радзивилла. При нем состоял голландский художник Абрагам фон Вестерфельд, благодаря которому мы можем видеть изображения некоторых киевских построек того времени. Одна из самых известных его работ – рисунок, на котором изображен въезд Радзивилла в Киев. На рисунке можно видеть так же Ярославов вал и Золотые Ворота.

Известно, что до 1699 года на руинах ворот сохранялась икона Казанской Богоматери, перенесенная позже в Троицкую Старокиевскую церковь.





Ярославов Вал на старой открытке
                                                                                                                                                                
В 1743 году генерал-губернатор Леонтьев сообщал о том, что значительная часть ворот, включая арочное перекрытие, сохранилась, однако столпы, построенные внутри ворот, прогнили, так же как перекладины и доски; и грозят провалиться. Для сохранения древней святыни было принято решение… засыпать ее землей и «скрыть в земляном валу» (по крайней мере, это оказалось лучше, чем-то, что сделали с ней сейчас). В 1832 году во время очередной грандиозной перепланировки города, во время которой появилось большинство нынешних центральных улиц, валы были срыты и Золотые ворота откопали, произвели археологические раскопки и вновь открыли для обозрения. Их укрепили, подперли контрфорсами и две части оставшихся стен стянули двумя металлическими стяжками. Работами руководил чиновник особых поручений при киевском генерал-губернаторе Кондрат Андреевич Лохвицкий. Он же организовал мероприятия по сохранению памятника. По его инициативе место вокруг ворот «облагородили», украсили клумбами и чугунной решеткой, отлитой по рисунку В.Беретти. Такими ворота простояли до наших дней. Как жаль, что я не успела осмотреть исторические руины, а ведь мне уже было 10 лет, когда их еще можно было видеть!



В 1981 началось восстановление Золотых ворот. Строители спешили – проект должен был выполнен к 1500-летию Киева, то есть – за год, к 1982 году. Стройку завершили в срок, и теперь мы можем видеть «блестящий» результат. То, что «украсило» Золотоворотский сквер, смахивает на часть макета музейной реконструкции «Древний Киев» в Музее истории; грубым макетом она и является. Хотя, надо сказать, киевляне давно уже привыкли к новым Золотым воротам «сувенирного» вида, как привыкли к монструозной «Бабе» (монумент «Родина-Мать»), обезобразившей киевские склоны на год ранее, в 1981 году, и, наверное, привыкнут к многому другому. Терпеливый мы народ, киевляне.


Старая открытка

Золотоворотский сквер – приятное место. С одной стороны ворот бьет фонтанчик, окруженный скамьями, с другой раскорячился в странной позе памятник Ярославу Мудрому.


Позади него, напротив ресторана «Пантегрюэль» установлен еще один памятничек – кот Пантюша в натуральную величину. Кота я помню при жизни. Кажется, это был уже второй персидский кот, живущий при ресторане, сменивший прежнего, почившего в бозе. В 90-е годы ресторан был одним из первых, немногих, дорогих и вполне респектабельных пабов, с удовольствием посещаемых иностранцами. Помню я Пантюшу при жизни.






Пантюша                                                                                           

Дымчато-серый «перс» внушительных размеров, довольно нахальный и невозмутимый, он лениво бродил между столиками и следил за порядком, вызывая бурные восторги посетителей. Бедный котик погиб во время пожара. Очень жалко зверюшку! Зато теперь его увековечили в бронзе, причем довольно удачно. Изначально у Пантюши была компания – маленькая птичка, от которой сейчас остался только след на постаменте. Ее несколько раз восстанавливали, но птичку упорно воровали, поэтому сейчас Пантюша один. Существует несколько поверий, связанных с симпатичной скульптурой: то за уши надо подержаться, то за хвост, то еще за что-то, и будет вам счастье – поэтому некоторые части тела кота отполированы до блеска. Бронзовый Пантюша полюбился горожанам и уже давно стал неотъемлемым символом живописного сквера, как и ворота, Ярослав, фонтан и башни «рыцарского» замка.


Сквер возле Золотых ворот

Вот от этого сквера и берет начала улица Ярославов Вал. Название говорит само за себя – на месте улицы тянулась часть вала, окружавшего град Ярослава. Общая протяженность валов составляла приблизительно 3,5 км. Улица протянулась вдоль того участка вала, который соединял Золотые и Львовские ворота. В 1654 году введенный в Киев, по Переясловскому договору русский гарнизон восстановил вал и другие укрепления. Позже они вновь были срыты. Возможно, перевые дома, скорее всего деревянные, здесь стояли еще в древности, но активная застройка каменными особняками началась во второй половине 19 века. Первое название – Подвальная (Большая Подвальная) – «улица под валом» (забавно, ранее я считала, что такое название, как Малоподвальная происходит от малых подвалов). В 1869 году улице дали нынешнее название, но оно не закрепилось. При большевиках переименовывали улицу несколько раз: она носила имена Раковского, Ворошилова и Полупанова, потом опять Большая Подвальная, а в 1975 году – Ярославов Вал.

Если вы начинаете прогулку по Ярославову Валу от Золотоворотского сквера, прямо напротив ворот вы можете видеть два старых дома, плотно прижавшихся друг к другу. Один из них, под номером 4, украшен своеобразным элементом фасадного декора – продолговатой «шапкой», смахивающей на голову гитары. Как свидетельствует автор http://mik-kiev.livejournal.com/42017.html, это был доходный дом, построенный в 1907 году, и принадлежал он некогда врачу Иосифу Матвеевичу Гарлинскому.








Ярославов Вал, 4                                                                                                                                 

Он занимал несколько комнат, где организовал клинику «Институт физических методов лечения». В соседнем доме под номером 6, такого же желтого цвета, в начале 20 века располагалась редакция украиноязычной ежедневной газеты «Рада». В этом же доме жил поэт Павло Тычина.




Ярославов Вал, 6                                                                                                                          

Итак, мы двигаемся далее по Ярославову Валу. Первым же бросается в глаза странное здание под номером 1. Странная у него архитектура, странно видеть и совершенно запущенное состояние уникальной постройки. Это темно-красный четырехэтажный «замок», выстроенный в псевдоготическом стиле. Над входом «висят» две крылатые обезьяны. Где-то читала, что вид у них устрашающий, а как по мне, так они забавные. Смотришь на их втянутые голые животы, и даже жалко их становится – на дворе-то мороз! И вообще декор у постройки мудреный, вычурный. Действительно, похоже на сказочный замок, да и только!





Ярославов Вал, 1                                                                                                                                 

Часто горожане ошибочно хозяином дома называли барона Штейнгейля, однако дом был построен в 1896-98 гг по заказу помещика Михаила Подгорского, поляка по происхождению, агрария и лесовода. Проект создал и воплотил в жизнь молодой архитектор Николай Добачевский. К сожалению, это один из немногих домов, созданных талантливым архитектором в Киеве, он вскоре эмигрировал. Что касается Штейнгейля, то в данном случае он «рядом лежал», а точнее, в соседнем доме; ему принадлежал особняк по адресу Подвальная, 3.

До недавнего времени дом был жилым, в нем имелось 17 квартир, которые сейчас пустуют. Потолки в комнатах располагались на высоте около четырех метров, в некоторых комнатах высших этажей были даже стеклянные потолки.

















Элементы оформления дома                                                                                                      

Водопровод был проведен сюда только во второй половине 20 века во время очередного ремонта. Клозетов было мало, по одному на несколько квартир. Посередине конструкции зиял квадратный колодец, окруженный лестничными пролетами, который облюбовали для фатальных прыжков самоубийцы. Для них латинская надпись «Salve!» («Привет!»), выложенная на входе мозаикой, имела особо саркастичный смысл.

После Подгорского домом владел Карл Ярошинский, а потом - богатейший сахарозаводчик Лев Бродский. В 1912 году на первом этаже открылся кинотеатр, а в пристройке справа от замка когда-то располагалась кондитерская «У Золотых ворот». Говорят, во многих помещениях дома сохранились интересные элементы декора, однако я осмотреть их не смогла – в дом меня не пустил бдительный охранник (можете посмотреть кое-что здесь: http://www.kanzas.ua/go/ru/article--ResourceID--36714--category--Photo-report--page.html).

Зато другой охранник, гордо восседающий в будке на заднем дворе «замка» (сторожит новостройки, прилепившиеся выросшие прямо здесь же) разрешил осмотреть задний фасад дома и даже вполне спокойно отреагировал на мой фотоаппарат, просил только не заходить глубже во двор – бывают же добрые люди!




Задний двор                                                                                                                                         

Сзади дом смотрится еще более странно – крыша, башенки и крылечки вроде как от средневекового замка, а узенькие окошечки – ну, точно от «коммуналок». Вот такой вот интересный дом. Он поражал прохожих в год постройки, впечатляюще смотрится и сейчас.Купил бы его кто-нибудь, что ли, да отремонтировал – развалится ведь скоро...

Следующим по улице стоит аккуратный двухэтажный особнячок по адресу Ярославов Вал, 3. Сейчас в нем обитает индийский посол, а ранее чего только не было.




Ярослав Вал, 3                                                                                                                            

Построен дом еще в 1858 году по проекту Федора Федоровича Голованова по заказу действительного статского советника Сергея Петровича Алферьева (1816-1884). Алферьев был известным во всем Киеве врачом-терапевтом, заведовал кафедрой Факультетской терапии медицинского факультета Университета св. Владимира и имел обширнейшую клиентуру по всему городу.




На старом фото                                                                                                                            

Кафедрой он заведовал 1857-1874 гг, передав ее со временем своему коллеге Федору Мерингу. К слову, оба известных врача были командированы в 1856 г в действующие войска для ликвидации тифозной эпидемии в Южной армии, после чего совместно написали несколько статей. Сергей Петрович доводился родным дядей по матери писателю Николаю Семеновичу Лескову (Мария Петровна Лескова, мать писателя – родная сестра Алферьева).





Сергей Петрович Алферьев, Мария Петровна Лескова (слева) с матерью (в центре) и сестрой
   
                                                                                                                                                                    
В юности Лесков 8 лет прожил в доме дяди, правда, не здесь, а на Малой Житомирской. После своего отъезда в Петербург, от еще неоднократно посещал киевских родственников, и, теоретически, мог бывать и в особняке по Большой Подвальной, 3. Писатель позже часто вспоминал годы, прожитые в Киеве. Здесь он посещал лекции в Университете, здесь он в разгульные молодые годы наведывался в «розовые кварталы» на Андреевском спуске. В Киеве он познакомился и со своей будущей женой (как я понимаю, случилось это все-таки не на Андреевском), с которой жизнь в последствии не заладилась; в Киеве встретил и вторую супругу, гражданскую, - красавицу-киевлянку Екатерину Бубнову.




Киевлянка Екатерина Бубнова, гражданская жена Лескова                                                              

В свое время дом был добротным, с не дешевой обстановкой: во всех комнатах дубовый паркет, десять печей, белый кафельный камин. Главным украшением постройки был чугунный тамбур на литых колоннах. Во дворе дома выстроили двухэтажное флигельное здание, была здесь даже конюшня на 12 стойл. Был при усадьбе и сад с фонтанами. Хозяева жили на первом этаже дома, на втором обитала прислуга. Позднее доктор сдавал дом внаем, а потом и вовсе продал. Причем Алферьев задолжал Кредитному обществу, особняк продали вместе с долгом. Купил его барон Штейнгель, но не Рудольф, которого мы уже знаем, как хозяина усадьбы на нынешней улице Воровского, а его родной старший брат – Магнус Карл Александр Вильгельмович или, попросту, Максим Васильевич.




Барон Максим Васильевич фон Штейнгейль                                                                                  

Приобретя особняк, Максим Васильевич сразу затеял перестройку по проекту архитектора Александра Шиле. На втором этаже разместили жилые комнаты, а на первом – контору Юзефовско-Николаевского сахарного завода, главой правления которого состоял Штейнгейль. В подвалах оборудовали винный погреб. Барон, увлекавшийся виноделием, основал в своем черноморском имении Туишхо под Туапсе большое винодельческое хозяйство, вино производилось на продажу, а продавали его здесь, на Подвальной, 3. По многим изданиям «гуляет» факсимиле сохранившегося рекламного буклета, в котором предлагается приобрести вино барона Штейнгейля, достаточно только набрать номер телефона 91 или съездить на Подвальную, 3. Вина Штейнгейля неоднократно участвовали в различных выставках и конкурсах и получали высокие оценки и награды.





Максим Штейнгейль, судя по всему, был одаренным человеком: промышленник, банкир (член правления Земельного банка), фермер, общественный деятель (избирался гласным Городской думы). Вместе со своим компаньоном Миллером он основал «Металлоткацкую фабрику» на Жилянской, 24. Был он и соучредителем Южнорусского машиностроительного завода, и членом правления страхового общества «Днепр». В 1917 году семья Штейнгейля уехала на Кавказ, а особняк был реквизирован. До 1923 года здесь располагались казенные организации. Небольшое это здание стало первым в Киеве, над которым взвился нацистский флаг со свастикой, причем случилось это задолго до Великой Отечественной войны: 1923 по 1938 годы здесь располагалось консульство Германии.

Следующий особняк, под номером 5, тоже имеет интересную историю. Вот как о нем пишет Щероцкий в своем "Путеводителе": Из таких домов на Большой Подвальной укажем номер 5, относящийся к Николаевской эпохе - простой и благородной архитектуры с примесью классических элементов".





Ярославов Вал, 5                                                                                                                                 

В 50-х годах 19 века участок земли приобрел надворный советник Петр Никитич Бобырь. По его заказу в 1859 году по проекту инженера Авринского был построен одноэтажный особняк на десять комнат. В 1875 году дом продали артиллеристу Илье Слепушкину, который несколько видоизменил фасад. Супруга Ильи Александровича, Мария Николаевна Киселевская принадлежала к старинному роду потомков Адама Киселя. В 1895 году дом приобрел профессор медицины Василий Парменович Образцов.


В.П. Образцов                                                                                                                                  

Ранее он обитал в простеньком жилище при Александровской («Октябрьской») больнице. Имя Василия Парменовича с огромным уважением вспоминают все медики, к которым принадлежит и скромный автор. Он разработал методы исследования, которыми пользуются абсолютно все врачи и поныне. Родился он в семье небогатого священника, вопреки родительской воле уехал в Петербург, где закончил Военно-Медицинскую академию. Участвовал в Русско-Турецкой войне. В Киеве поначалу работал в Военном госпитале (где около 4 лет отработала и я), затем возглавил кафедру госпитальной терапии №2. На фасаде 18-й больницы (на Бульваре Шевченко), где работал Образцов, имеется мемориальная доска, посвященная этому уважаемому доктору. Он написал множество статей, изучил и описал клинику и подвиды инфаркта миокарда, а самое главное, Образцов создал метод глубокой скользящей пальпации органов брюшной полости. Помните, если вы когда-нибудь «страдали животом», врачи интенсивно и упорно «мяли вам кишки»? – это и есть метод Образцова. Кроме того, он создал методику перкуссии (выстукивания) одним пальцем и описал несколько аускультативных (определяющихся при выслушивании) феноменов. Благодаря этому, любой врач, не имея никаких подручных средств, практически в любых условиях, может произвести первичный осмотр и обследование больного. Его дело продолжил другой врач – Николай Дмитриевич Стражеско.



Н.Д. Стражеско                                                                                                                                  

Он изучал кардиологические проблемы, его именем назван Киевский институт кардиологии им основанный. Стражеско был учеником Образцова и по совместительству его зятем. В 1916 году Образцов после смерти супруги Александры Александровны, на которую был оформлен дом, отказался от своей части наследства в пользу единственной дочери Натальи Васильевны и ее супруга Николая Дмитриевича Стражеско. К тому времени Василий Парменович с 1910 года проживал по Фундуклеевской, 60


У семьи Стражеско было четверо детей, одна из дочерей Наталья до последнего времени жила в Париже. Оба знаментитых врача – и Образцов, и Стражеско, похоронены рядом друг с другом на Лукьяновском кладбище. Не смотря на заслуги Стражеско перед Отечеством, особняк был национализирован при Советской власти. Доктора переселили на Владимирскую 48-а, а в его бывшем доме разместилось Губернское управление милиции.

Продолжение ЗДЕСЬ.

Использована информация из книг:
О.Друг и Д.Малаков "Особняки Киева", А.Пателеев "Старый Киев", Н.Закревский "Описание Киева", Н. Захарченко "Киев теперь и прежде", К.Щероцкий "Киев. Путеводитель", И.Фундуклей "Обозрение Киева в отношении к древностям" и др

Tags: Киев, Киевская Русь, Штейнгейль, Ярославов Вал, доходные дома, киевские экскурсии, особняки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments