agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Спичинцы. Нападовка

Приключения блондинок в Винницкой области. Часть 3

дем дальше по Винницкой области. Теперь нам надо найти Спичинцы. Если верить сведениям из Интернета, то там находится премиленький дворец в стиле французского неоренессанса. Принадлежал он панам Собаньским.
По дороге в Спичинцы нас на этот раз удивил указатель. На въезде в село висит, как положено, табличка, с названием села. Проезжаем метров двадцать, минуя покосившиеся руины чего-то колхозного, и упираемся в название села, перечеркнутого красной полосой. Все, Спичинцы кончились! Долго не можем найти ни одного человека, чтобы спросить дорогу, потом оказывается, что само село лежит очень и очень в стороне. Находим. Это немалое селение. Нас отправляют вдоль огромного ветхого забора, сложенного из старого кирпича. Это и есть граница усадьбы. Местами в заборе сияют крупные прорехи, местами он просто рассыпался полностью. За забором виднеются крупные современные постройки, это больница. Сама усадьба находится в глубине парка, об этом нам говорят мужички у ворот.

Спиченцы. Дворец 
Оставляем машину у старых ворот. Парк пуст. В самой усадьбе сейчас находится школа, и буквально вчера был последний звонок, занятия окончены. Похоже, именно здесь нам пригодятся наши пасторальные
Садовый фасад Спиченского дворца
Садовый фасад
корзинки с провизией – можно будет устроить пикник у дворца. Выходим к зданию усадьбы. Оно, действительно, очень симпатичное, именно в том стиле, что и было обещано. Немного, правда отличается от картинки в Сети – там дворец желтенький, сложенный из кирпичиков,  а ныне он сверкает свежей побелкой. После явно недавнего ремонта здание немного смахивает на огромную двухэтажную «мазанку». По местной подольской моде оконные рамы выкрашены в отчаянно-синий цвет. Обходим дом вокруг. Садовый фасад еще красивее парадного. Среди высокой травы на лужайке пытаются выращивать цветы, но попытка явно не удачна – скоро задний двор полностью поглотят сельские джунгли. Сад сильно запущен, его очевидно не прорежали со времен Собаньских.

О самих Собаньских мне известно немного. На Украине жило несколько семей Собаньских, к какой из ветвей рода относились местные, не знаю. Известной персоной была Каролина Собаньская, урожденная

Каролина Собаньская. Рисунок Пушкина

Ржевутская, родная сестра Эвелины Ганьской. Эта привлекательная дама, жена престарелого Иеронима Собаньского, была известнейшей авантюристкой своего времени. В нее были влюблены Пушкин и Адам Мицкевич, долгие годы она была любовницей и шпионкой де Витта. «Девушка» прожила 91г и четырежды побывала замужем. Ее первый супруг, с которым Каролина в 1825г оформила развод, был из одесских Собаньских. Семье принадлежали обширные земли на Украине, перед революции Собаньские были известны как крупные земельные магнаты, увеличившие состояние на продаже зерна.

Известно, что поначалу Спичинцы принадлежали Роману Ружинскому, гетману Лжедмитрия Второго, в конце 17 века. Затем владельцами Спичинцев был Собаньский Феликс Людвигович и его супруга София Доминика. Их сын, Петр Собаньский был женат на Гортензии Боженец-Еловицкой. В 1877 они выдали дочь, Терезу, за Генрика Тышкевича, который во второй половине 19 века и построил здесь дворец в модном тогда стиле французского неоренессанса на месте более старого, выполненного в стиле классицизма. Именно эту, более старую постройку с портиком и колоннами можно видеть на известной литографии Наполеона Орды. Генрик Тышкевич (1847-1917г) принадлежал к старинному польскому роду. Мать его в девичестве была Любомирская, т.е. принадлежала к одному из самых знатных родов магнатов. Отец, Станислав Тышкевич, был родом из соседней Андрушевки, о которой я писала в первой части Винницких приключений. Сразу

Еще в прошлом году дворец выглядел вот так. А при Наполеоне Орде - так:



после свадьбы Генрих начал активную перестройку имения. От старого дома осталась только правая хозяйственная пристройка, ранее соединенная полукруглой террасой с жилым домом. Генрик прожил в Спичинцах 40 лет, до самой смерти. Умер он в разгар революционных событий в 1917г. У него и Терезы в 1880г родился единственный сын, Йозеф Станислав Тадеуш Тышкевич, который умер в 1947г в Польше. Интересно, что в архивных документах с 1904 по 1912г хозяйкой Спичинцев значится некая Ядвига Бнинская. Где же тогда жили Тышкевичи до 1917г?

Пикник у дворца

Пикник у дворца
Прямо у входа в дворец решили устроить пикничок. Расстелили подстилочку, достали нехитрую снедь из корзинок, сняли, пардон, обувь. Жевать на свежем воздухе намного вкуснее, чем в помещении. Может быть, дело во дворце, а может быть, мы просто проголодались. Ну, а уж вкуснее, чем кофе из термоса и придумать ничего невозможно.

В разгар трапезы к нам вдруг приближается усатый местный житель средних лет. Неловко – сидим босиком под школой и уминаем бутерброды. Дядька интересуется: а чего это мол, вам, девчата, тут понадобилось? Историки что-ли? Ему, видишь ли, «ребята сказали, что пошли там к школе какие-то, пришел проверить на всякий случай, а то всякое бывает». Объясняем, что, дескать, туристки, мы, местными достопримечательностями шибко интересуемся, и глобусы школьные воровать не намеренны, они нам без надобности. Дядька понимающе кивает и расплывается в улыбке: «Значит, просто интересуетесь. Украину нашу, значит, любите!». Такая мысль, если честно, нам в голову ранее не приходила, однако мы, немного смутившись, соглашаемся: ну, да, а чего ж ее не любить? Дядька рассказывает, что вчера только был выпускной, его дочь как раз закончила школу. Сам он – почти киевлянин: работает охранником в Обухове. Наш собеседник сокрушается, что усадьба понемногу ветшает, и никому ничего не надо. Ремонт делали за средства родителей школьников. Веселенькая побелочка – их работа. Рядом с основным зданием – одноэтажная пристройка, бывшие хозяйственные помещения. Сейчас она совсем заброшена по причине аварийности, домик практически в руинах, а ведь еще лет 15-20 назад, когда наш собеседник сам учился в школе, здесь тоже были классы, тут проходили репетиции школьного оркестра. Мужчина жалуется, что село «занепадае» (находится в упадке), все разбегаются, кто куда может. На прощание он долго и прочувствованно желает нам много чего хорошего и полезного, мы минут десять пощаемся.
Заканчиваем свой обед, обязательно складываем мусор в кулечек и забираем с собой. Я даже делаю попытку распрямить ногой примятую нами травку, вызывая насмешки Марины.



Так когда-то выглядела площадка перед дворцом

Уже уходя, замечаем на стадионе бетонированную площадку в земле неправильной формы – похоже, когда-то это был фонтан. Надо спешить – над Спичинцами туча, в любой момент может начаться дождь.
Следующий номер нашей эксурсионной программы – село Нападовка, в которой находится дворец Ланге.



Тор Неве Ланге

Портрет Тора Неве Ланге (1851-1915) я нашла с трудом на каком-то датском сайте. Его имя тесно связано с Украиной и ее культурой, хотя консульская его деятельность больше касается России. Глядя на этого лысоватого дядечку с козлиной бородкой и сонными глазами трудно представить, что в свое время ничто человеческое было не чуждо датскому поэту, филологу и эссеисту. В частности, не чужды были ему глубокие чувства и любовная привязанность. Ради нашей соотечественницы Натальи Протопоповой, местной уроженки, Ланге оставил родину. 26-летним Ланге приехал в Россию работать преподавателем языков. Быстро выучив русский, он перевел на датский язык практически всю русскую и украинскую классику, кроме того, он написал книгу о Толстом, путевые заметки, массу стихов.



В 31 год он женился на своей Наталье (в 1882) и остаток дней провел в ее имении в Нападовка. Наталья Протопопова получила усадьбу от родителей в качестве приданого. На тот момент имение представляло собой земли, сад и двухэтажный простенький дом, так называемый «желтый дворец». При Ланге здесь построили новое здание в стиле зрелого классицизма. Эту постройку действительно можно было назвать
Я в усадьбе Ланге
небольшим дворцом. В 1887г Тору предлагают место консула Дании в России. Семья жила в имении, в основном, летом, а остальное время – в Москве. В 1907г Ланге ушел в отставку и переехал в Нападовку на постоянное жительство, где прожил последние 8 лет жизни. Здесь он занимался литературной деятельностью и переводил на датский язык украинские песни. Всего он перевел 46 песен, 25 из которых положили на музыку. Умер Ланге 22 февраля 1915г и был погребен в фамильном склепе Протопоповых, однако в 1920г Наталья перевезла его прах и перезахоронила в Копенгагене. Сама она умерла в 1937г, похоронена рядом с мужем.
В советское время во дворце находилась школа, однако со временем здание обветшало, а делать капитальный ремонт никто, естественно не собирался. Школьников перевели в новую панельную «коробку», а дворец уже лет 5-7 рассыпается в зарослях бывшего парка.
Мы нашли его не сразу. Остановив селян на телеге, мы долго пытались объяснить, что нам нужно. Бойкая старушка все расспрашивала, зачем нам нужны старые дома и все норовила отправить нас к односельчанам, пытающимся избавиться от аварийных халабуд. Естественно, во избежание ее падения с телеги, мы не стали пугать аборигенку словом «дворец». Когда мы объяснили, что нам нужна заброшенная школа, старушка хитро прищурилась: «А шо вам, дивчата, там надо?», явно предполагая, что мы хотим чем-то поживиться среди руин. После невнятного объяснения, ставшего уже дежурным: туристки, мол, любопытствуем, бабуля понимающе закудахтала: «Туды, прамо и налево, вон туды. Йидить, дивчата, там богато чего можна посмотреть, багато!».

Оказалось, не очень «багато». Усадьба, сохранившая остатки осыпающейся лепнины и другого декора, стоит в руинах. Деревянные перекрытия прогнили, потолок частично обвалился, крыша просела.
Нападовка
Так выглядел дворец еще в 1980-х гг.

Очертания прежнего дома еще можно угадать, разрушения пока, возможно, обратимые, не так как в Андрушевке; однако, надежды никакой, дом обречен. Не смотря на ржавую охранительную бляху на входе, никто не станет вкладывать средства в реставрацию здания. Никому нет дела до Ланге, до его вклада в мировую литературу, до его любви к Украине и народному творчеству, его дома. Пока можно было эксплуатировать ветшающий дворец, его использовали, а теперь бросили за ненадобностью, хотя по-хорошему, здесь надо было бы открыть музей. Книги Ланге переведены на многие языки, в том числе на русский, а в стране, чьи песни он так любил, никто даже не помнит, кто это такой.

Усадьба Ланге
Мы залезли через окно в здание и с грустью побродили по анфиладе комнат. Впечатлил парадный зал необычной овальной формы. Не смотря на то, что камины давно разобраны, стены школы, когда-то выкрашенные сиротской краской, облупились и покрыты детской «живописью», несмотря на разруху и запустение, можно представить, какое это когда-то было расскошное помещение. Потолок украшала богатая лепнина, сохранились колонны, два из шести барельефов с античными сценами на стенах чудом уцелели. В сводчатом эллипсовидном потолке зияет дыра, через которую виден загаженный чердак. Эх, Тор, зря ты переводил на свой язык наши песни! Мы этого не заслужили.
Удрученные, покидаем «дворец». В густых зарослях виднеются еще одни руины, еще более разрушенные – это «желтый дворец». Сейчас трудно представить, каким он был при Ланге – остались одни стены. Подойти ближе невозможно – мешает крапива в человеческий рост. Обходя здание вокруг, мы чуть не свалились в бетонированную яму в земле – бывший бассейн. Сохранились и остатки ворот усадьбы. Парк густо зарос, на заднем дворе пасутся козы и играют сельские дети. Увидев, что мы гуляли по дворцу, они спешат нам на смену. Мы покидаем сад и дом, из глубины которого слышатся детские голоса. Похоже, постреленыши чувствуют себя в руинах хозяевами. Скорее, скорее! Солнце садится, а нам еще нужно многое успеть!
Tags: Винницкая область, Нападовка, Олизар, Пушкин, Собаньские, Спиченцы, Тышкевичи, усадьбы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments