agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Натальевка (Харьковская область)



Спасская церковь


Майская поездка на северо-восток (часть 8)

Вообще-то, сейчас она называется Владимировкой. Не зная, куда ехать, вы можете попасть в совсем другое село с таким же названием, как это поначалу сделали мы – только в Сумской области Владимировок четыре, несколько есть и в Харьковской, где находится искомое. Небольшое нужное нам село на 170 жителей находится в 15 километрах от Краснокутска, 75 км от Харькова.



Иван Герасимович Харитоненко

История Нательевки до Харитоненко мне не известна – возможно, это был просто дубово-сосновый лес. Имение же было основано Иваном Герасимовичем Харитоненко в 1884 году, использовалось как летняя резиденция семьи сахаропромышленника. Землю под имение приобрел Иван Герасимович, однако организовал и продолжил основное строительство все-таки Павел Иванович Харитоненко, его единственный сын. Наиболее известна версия, что название имению было дано в честь младшей дочери Павла Натальи Павловны, которой в 1884 году исполнилось 4 года. Мне кажется более вероятной другое происхождение названия – Натальей Максимовной звали жену Ивана Герасимовича. Была у Павла Ивановича Харитоненко еще и старшая дочь Елена, на год старше (в замужестве княгиня Урусова, затем Олив, о ней я писала в рассказе о Качановке); еще один ребенок, сын, умер в младенчестве.



Чайный домик

Позже, в 1893, родился еще и сын Иван Павлович (застрелился в эмиграции ориентировочно в 1927 году). Обе дочери были замужем по два раза.



Сестры Харитоненко (Альберт Бенар)



Павел Иванович Харитоненко с сыном Иваном

Наталья Павловна окончила Московский Екатерининский институт, владела личным состоянием более полумиллиона рублей. Первым ее супругом был граф Петр Михайлович Стенбок (с 1901 года семья Харитоненко тоже уже получила дворянство), вторым – князь Михаил Константинович Горчаков. Обе сестры Харитоненко эмигрировали после революции.

Павел Иванович (1853-1914) был сыном Ивана Герасимовича Харитоненко (1822-1891), купца первой гильдии, почетного гражданина Сум, «миллионщика» и мецената. Разбогател Харитоненко на бизнесе, начатом еще отцом – производстве сахара. Иван Герасимович основал компанию «Харитоненко и сын», которая процветала до самой Революции, компании принадлежали шесть «песочных» завода и один рафинадный.







Его состояние, доставшееся наследникам, оценивалось более чем в 7 миллионов рублей, сын же увеличил его почти втрое. Об Иване Герасимовиче и о его добрых делах я подробно буду писать позже, в рассказе о Сумах, щедрый человек этот был для Сум тем, кем были Терещенко для Киева.

Основное усадебное здание в Натальевке было построено в начале 20 века, представляло оно собой образчик «дачного модерна» и сочетало черты английской усадебной архитектуры и альпийского шале. Как писала одна из газет после смерти Павла Харитоненко в 1914 году: «… П.И.Харитоненко являлся редким ценителем искусства и хранителем его произведений.



Эскиз Щусева

В его имении в Натальевском дворце собраны интересные коллекции картин И.Е.Репина, есть скульптурные произведения Антокольского и других скульпторов и художников. Его дом в Натальевке, утопающий в роскошном парке с зоологическим садом, представляет собой образец американской виллы: крыша этого дома сделана из цветного аспида и обошлась свыше 40 тысяч рублей. Убранство и обстановка - чисто дворцовая. Обширные покои и службы его имения охотно предоставляются художникам, музыкантам. Павел Иванович Харитоненко был увлекающимся спортсменом: его конюшни известны во всех крупнейших городах России. Любовь к лошадям была настолько сильна у покойного, что он совершенно не жалел средств: натальевские конюшни представляют собой стеклянный манеж».



Пантократор

На мой взгляд, дом в два этажа с балконом-террасой был очень нарядный и симпатичный, но на дворец не совсем тянет – разве что убранство? Фотографию я нашла на сайте моей коллеги-путешественницы: http://ukraine.kingdom.kiev.ua/region/20/natalivka.php. К сожалению, посмотреть, как выглядел дом, можно только на этом изображении – до наших дней здание не сохранилось. Зато время уберегло от разрушения прелестную Спасо-Преображенскую церковь – меленькое большеголовое чудо, затерявшееся в сосновом лесу. Как только не глумились неразумные чада человеческие над оригинальным творением архитектора Щусева – и биллиардная здесь была, и даже… котельная! Только в 2001 году в церкви возобновились службы. А ведь задумывалась церковь как храм-музей.









Детали декора

Павел Иванович планировал разместить в стенах церкви свою уникальную коллекцию древних икон, церковных книг и утвари; жемчужинами коллекции были 11 икон новгородского письма 15-16 веков. Иконы из этого собрания демонстрировались в Москве на художественной выставке, посвященной 300-летию Дома Романовых. Эксперты оценили их в 150 тысяч рублей! – немыслимая по тем временам сумма. После Революции все ценности были вывезены из Натальевки и хранятся ныне в музеях (по большей части – в Третьяковской галерее).




Распятие (автор - Сергей Тимофеевич Коненков)

На постройку и декорирование церкви было потрачено 350 тысяч рублей, над воплощением оригинального проекта в жизнь работали лучшие мастера. Так, архитектурный проект в 1908 году разработал 35-летний Алексей Щусев, известный уже к тому времени зодчий. Поначалу Щусев колебался, не решаясь принять предложение Павла Ивановича - уж очень много к тому времени у него уже было заказов; однако его уговорил Михаил Нестеров, давно подружившийся с Харитоненко. Щусев разработал проект церкви, следуя старинным традициям.








Вот как он сам писал о своем отношении к церковному зодчеству: "Ложный классицизм холоден, безразличен, а архитектура - живое искусство. Я брал для своих произведений характерные пропорции. Характерная пропорция для маленькой церкви - большая глава".

Кроме церкви он запланировал строительство сказочного колодца, стилем перекликающегося с основной постройкой – оригинальная резьба с растительными и животными мотивами. До наших дней колодец не сохранился.

Интересно, что у талантливого создателя церкви (и мавзолея Ленина тоже) были украинские корни. Он писал: "У меня сохранилась бумага... где сказано, что предок мой, Константин Щусев, служил в войске Запорожском есаулом, из чего я заключаю, что происхожу от украинских казаков, т. е. предки мои как бы сродни легендарному борцу за свободу Тарасу Бульбе"... Правда, натальевское детище его создано в старо-русском, а точнее, в псковском стиле. Колокольня же, на мой взгляд, напоминает сооружения готические, рыцарские.

Дом управляющего

Вообще, храм представляет собой очень удачное смешение нескольких стилей и эпох – сказочное и неповторимое. Того и гляди, на крест сядет Золотой Петушок, мимо проскачет Конек-горбунок, а из дверей выйдет какой-нибудь Царь Салтан.

Строительство велось с 1911 по 1913 годы под руководством архитектора А. М. Рухлядева. Для оформления пригласили скульпторов С. Т. Коненкова (барельеф «Распятие»), А. Т. Матвеева (небольшие рельефы и медальоны), С. А. Ивсеева. Работали здесь мраморщики В. Елизаров, С. Круглов, Е. Соколов. Церковь сложили их кирпича, облицовка – тесанный известняк.

Над входом – красочная мозаика. Во многих статьях пишут - эскиз создал, предположительно, Николай Рерих. Меня просвятили специалисты - никакого отношение Пантократор из Натальевки к Рериху не имеет, совсем стиль не тот.
Внутреннюю роспись осуществил молодой художник Александр Иванович Савинов. Внутрь мы на этот раз не попали, но читала, что сейчас уникальные росписи пытаются восстановить – они были забелены. По задумке Савинова, в оформлении церкви гармонично сочетались древние традиции церковной росписи с богатыми растительными и животными мотивами. Сохранились эскизы росписей с изображениями оленей и других животных. Работая над оформлением храма, Савинов прожил в имении целых три года. В этот период он написал несколько картин, посвященных Натальевке; они хранятся теперь у его наследников.

Над интерьерами усадебного дома работал художник Мстислав Добужинский. На территории усадьбы были разбиты цветники, били фонтаны, аллеи между деревьями освещались электричеством. Существовал фазанник и кошара для лесных животных – коз и оленей.





Дом управляющего

Приусадебный парк, разбитый на расчищенных участках естественного леса, содержал ценнейшие виды деревьев, многие из которых сохранились. Здесь, говорят, есть даже карельская береза.

Веселая жизнь в усадьбе прекратилась быстро – в 1914 году умер Павел Иванович. В том же году, когда еще продолжались оформительские работы, над Натальевкой пронесся сильнейший ураган с градом. Градины размером с куриное яйцо побили посадки в парке, уничтожили клумбы. А потом началась война, и Натальевка опустела.

Сохранился домик управляющего с двумя львами у входа – одним спящим, другим бодрствующим. Скульптуры удивительно реалистичны – даже боязно проходить мимо: а вдруг оживут?!





Львы у входа в дом управляющего

Рядом – резной деревянный домик. Читала, что это бывший Чайный домик, превращенный в наше время в один из лечебных корпусов – сейчас на территории усадьбы туберкулезный санаторий.



Чайный домик

Неподалеку от церкви можно увидеть водонапорную башню в готическом стиле. Возле нее сохранилось несколько хозяйственных построек.







Водонапорная башня и хозяйственные постройки

Чуть в стороне – руины манежа и конюшня – все, что осталось от знаменитого харитоненковского конезавода, славившегося далеко за пределами округи. Еще одно дожившее до наших дней архитектурное чудо – роскошные въездные ворота. Есть еще одни ворота поменьше. Раньше их украшали скифские (или половецкие) бабы (или деды), но совсем недавно их, вроде бы, стащили.



Руины манежа



Конюшня

Остатки парка угадываются с трудом, кленовая аллея, ведущая в центр усадьбы от ворот сильно заросла и запущена, а вот сосновый лес в Натальевке-Владимировке очень красив, вот только комаров много. Ну, ладно, едем дальше.







Ворота усадьбы

Tags: Владимировка, Натальевка, Харитоненко, Харьковская область, Щусев, модерн, усадьбы, храмы
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments