agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Троице-Сергиева лавра. Архитектурные метаморфозы (часть 4)

Продолжаю начатое ЗДЕСЬ после небольшого перерыва.



Заложенная по приказу молодых царей Романовых трапезная и церковь Преподобного Сергия при ней – это нечто невероятное! Несомненно, это одна из самых красивых и ярких (причем, как в прямом, так и переносном смысле этого слова) построек Лавры. Такой пестрый стиль, изобилующий множеством украшений с узнаваемым национальным колоритом, назовут РУССКИМ УЗОРОЧЬЕМ, наиболее нарядным вариантом московского барокко.



Сергиева церковь и трапезная

Позже элементы этого стиля будут прослеживаться и в других постройках монастыря, но на трапезной они появились впервые. Более старая трапезная, о которой с таким восторгом отзывались очевидцы, была разобрана из-за обветшания. Новую трапезную строили не на ее месте, она расположилась у южной стены на месте деревянных жилых построек, царицыных палат и кладбища. Ее строили с использованием белого камня, но теперь он не являлся основным строительным материалом (теперь строили только из кирпича), из него вырезали элементы наружного декора. Здание обильно украшено раковинами-кокошниками, узорчатыми наличниками, полуколоннами, покрытыми резьбой, ажурными поясами. Уже одного этого было бы достаточно, но зодчие не поленились и покрыли стены росписями «в шашечку» и живописным растительным орнаментом.



Вид на Успенские ворота

От красоты этой буквально больно глазам, но при этом не перестаешь удивляться – столько всего намешано, а красиво и гармонично! К сожалению, внутреннее убранство я не видела, но, судя по буклетам и путеводителям, оно такое же яркое и пышное, изобилующее множеством прекрасных живописных и скульптурных образцов церковного интерьера в стиле барокко. Чтобы иметь об этом представление, посетите музей в Покровской церкви в Филях в Москве ; правда, в холодное время он открыт только до 15 октября, – там вы получите довольно точное представление о том, что такое барочное убранство церквей. Земляки-киевляне же могут «прошвырнуться» в Козелец и посмотреть иконостас церкви Рождества Богородицы, правда, это уже более позднее барокко.

Первоначальный иконостас Сергиевой церкви не сохранился, сейчас в ней стоит другой барочный иконостас 17 века, перенесенный из разрушенного московского храма Николы Большой Крест.

Такие церкви при трапезной исстари обязательно строились при монастырях. Изначально это была техническая необходимость – храм обязательно был «теплым» - он строился небольшим по размером, в нем была предусмотрена отопительная система, в отличие от больших главных храмов в монастыре. Здесь  монахи принимали пищу зимой и затем могли сразу перейти в храм для молитвы, прячась от свирепых российских морозов. Внутри трапезной столы ставились буквой «п», рассаживалась братия в иерархическом порядке: справа – патриархи, слева – послушники. Церковь Преподобного Сергия была особой непривычной конструкции –она сооружена на высоком подклете, безстолпная, двухэтажная. На втором этаже разместилась монастырская библиотека. Храм с трапезной освятили в 1692 году в присутствии царей-соправителей. Комплекс церкви и трапезной со стороны напоминает огромный прекрасный корабль.



Предтеченская церковь

Следующей серьезной постройкой в монастыре стала небольшая церковь Рождества Иоанна Предтечи (1693-99гг). Сейчас этот особенный храм известен многим верующим в России – здесь отчитывают специальные молитвы над больными людьми, включая душевно больных. Предполагаемый вид церкви регламентировал сам Патриарх Адриан, а средства на постройку выделил знаменитый деятель петровской эпохи Григорий Дмитриевич Строганов.



Г.Д.Строганов

Это один из лучших образцов другого направления московского барокко – СТРОГАНОВСКОГО. На месте этой церкви за сто лет до ее постройки, до очередного расширения границ монастыря стояли Красные (главные) врата с надвратной Сергиевской церковью.



Врата Предтеченской церкви

После этого врата были перенесены кнаружи, над ними теперь возвышается Красная башня, а Предтеченская церковь стала их своеобразным продолжением, украшением входа в монастырь, не являясь, по сути, строго надвратным храмом. Формы ее более сдержаны и изысканы, чем у пышной церкви Сергия Радонежского, но в своем убранстве, как и другие постройки монастыря, они не коим образом не соперничают, а лишь перекликаются, дополняя друг друга. По сей день в одной из галерей церкви сохранилась самая старая в монастыре изразцовая печь 17 века.



Как и в случае с Сергиевой церковью, имя зодчего для нас история не сохранила.

В 1690 годы в обители были построены каменные царские чертоги, в которых сейчас расположен церковно-археологический кабинет. Здание чертогов размерами и убранством во многом перекликается с трапезной.



Царские чертоги

Оба строения являются планировочными акцентами, выпрямляющими неровности периметра площади монастыря, пряча за собой хозяйственные постройки. К сожалению, царские чертоги до наших дней сохранились с большими изменениями. Раньше их украшала галерея-балюстрада, которая не сохранилась, утерян ряд лестниц, часть украшений.

Еще одной часовней обзавелся монастырь в 1709 году. Это была часовня в честь памятного события – из-за сильного пожара в монастыре был спешно вынесен за пределы монастыря и установлен перед входом гроб с мощами Преподобного Сергия. На этом месте позже и возвели часовню, названную Красногорской.

Новый виток развития Лавра получила в царствование Анны Иоанновны, угрюмой курляндской вдовы, которая, несмотря на все свои недостатки и нелепости правления, Сергиеву обитель почитала и немало для нее сделала. Так, она дала разрешение на разборку старой невысокой колокольни, которая уже давно не соответствовала высокому статусу обители.



Анна Иоанновна (на этом портрете - вполне себе даже и ничего)

Архимандрит Варлаам Высоцкий, духовник царицы, настойчиво подавал прошения с просьбой разрешить постройку новой колокольни. Руководству монастыря было оскорбительно отсутствие приличествующей колокольни в главной обители страны  – ведь во многих крупных обителях уже были возведены высокие звонницы:
-колокольня Ивана Великого (1600г, 81 м),
-колокольня Киево-Печерской лавры (1731-1745 гг., 91 м),
-колокольня Новодевичьего монастыря (1690г, 70 м),
-колокольня петербургского Петропавловского собора (1733 г., 122м),

Анна, наконец, согласилась начать подготовку к постройке новой колокольни.



Колокольня Троице-Сергиевой лавры

Она приказала со старой колокольни «колокола собрать и оную разобрать».

Петербургскому архитектору Шумахеру И.Я. был поручен первый проект колокольни. Шумахер, не глядя, создал невыразительную модель, трехъярусную и довольно грузную, кроме того, он планировал соорудить колокольню четко посередине Соборной площади, что загромоздило бы ее и нарушило общую гармонию.

К счастью, этот проект не был воплощен в жизнь, его перепоручили московскому зодчему Ивану Федоровичу Мичурину. Я, как киевлянка, с особым трепетом отношусь к этому архитектору, ведь он руководил постройкой Мариинского дворца и чудесной Андреевской церкви в моем родном Киеве. К слову, проект последней он доработал с учетом специфического киевского рельефа, который не принял во внимание Растрелли, делая чертеж будущего храма. Тот же Мичурин сделал первый самый точный на то время план Троице-Сергиева монастыря. Ему же принадлежала идея возвести колокольню не в центре, а на месте разобранной старой трапезной, о которой я писала во второй части, - на этом месте колокольня никому бы не мешала, и видно ее было бы отовсюду. Кстати, если соединить линиями колокольню, Троицкий собор и Успенский собор, мы получим примерную площадь монастыря, какой она была при Сергии.

Основное время постройки уже пришлось на царствование императрицы Елизаветы Петровны. «Веселая Елисавет» Бога не забывала, монастыри и храмы одаривала щедро, за что ее любит народ Божий до сих пор.



Монограмма Екатерины Второй, украшающая колокольню

Пышное РУССКОЕ БАРОККО при ней распространилось очень широко. Именно в это время появились известные и знаменитые «барочные» постройки в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве и других городах.

Колокольню строили долго с 1741 по 1769 год (28 лет) – это не только самое высокое здание лавры, но и самый затяжной  местный долгострой. Сначала был длительный спор из-за места – Анна Иоанновна утвердила место, выбранное Шумахером, а Мичурин настаивал на своем выборе, посылая запрос за запросом в Петербург. Наконец, когда уже от Елизаветы пришло одобрение, приступили к рытью котлована. Спешка в этом деле была бы преступна – к подготовке фундамента нужно было отнестись с максимальной серьезностью – ведь колокольня должна была быть очень высокой (84 метра, 88 с крестом) , кроме того, она должна была выдержать вес тяжеленных колоколов. Из-за колоколов тоже выходила задержка. При отливе 64-тонного царь-колокола лопнула форма и металл вылился в литейную яму, на подготовку нового колокола ушло еще 2 года. Через пару лет после начала строительства Мичурина перевели в Киев (уже знаете, зачем), и возведение колокольни продолжал уже Дмитрий Васильевич Ухтомский. Именно он окончательно доработал проект, именно он настоял на добавлении двух ярусов и увеличении высоты колокольни, именно такой, как он задумал, мы ее видим. Кроме некоторых «но». Ухтомский хотел колокольню украсить аллегорическими скульптурами: «Мудрость», «Слава», «Любовь К Отечеству» и т. п., но духовенство не захотело монастырскую колокольню украшать светскими изваяниями, на их место пришлось водрузить вазы.



Солнечные часы на обелиске в честь 400-летия преставления преподобного Сергия

На колокольню повесили 42 колокола (а потом еще 8!). Закончено строительство было уже при Екатерине.
Творение Мичурина и Ухтомского поистине великолепно. При всей высоте и мощи колокольни, зодчим удалось создать произведение утонченное, воздушное. Это, действительно, одна из самых красивых православных колоколен. Браво, маэстри!



Сень над крестом и колодцем для освящения воды. Вода поступает из святого источника под часовней, расположенной рядом

При Елизавете была возведена еще одна интересная постройка – церковь Смоленской иконы Богоматери. На алтарной стене храма разместили белокаменную резную икону Богоматери Смоленской «Одигитрии». Деньги на строительство дал Алексей Григорьевич Разумовский, морганический супруг Елизаветы. Поначалу я, не искушенная, приняла этот стиль за барокко, однако более точным будет отнести его к РОКОКО (хотя рококо является развитием и продолжение барокко, одним из его направлений).



Церковь в честь Смоленской иконы Богоматери. В арке видна каменная икона Богоматери "Одигитрии". Слева - Церковь Зосимы и Савватия, справа - Каличья башня


Внутри некогда находился пышный иконостас, который был утерян, однако замена его ничем не уступает оригиналу – в советское время в небольшой храм был перенесен иконостас из Пятницкой церкви (на ул. Пятницкой же) работы все того же Ухтомского. Жаль, самой мне его посмотреть не удалось, церковь была закрыта, но и по фотографиям видно, насколько он оригинален, пластичен и красив.

Есть еще одна постройка своеобразная и отличающаяся от всех. Это Лестничная башня, примыкающая к Казначейскому корпусу. Сейчас в ней находится церковная лавка. Это небольшое здание построено в 1746-49 годах, строилось вначале царствования Елизаветы, однако в его чертах угадываются элементы так называемого ПЕТРОВСКОГО БАРОККО, менее пышного, чем елизаветинское. Оно было своего рода предтечей классицизма, вошедшего в моду уже при Екатерине – она вычурное барокко не любила. Для меня его архитектурный стиль – загадка: петровское барокко лет 15 как позади, до классицизма еще далеко. Не нашла я ее описания ни в литературе, ни в Интернете – кем, для чего была построена – не ясно. Вот такая странная башня. Не совсем я поняла, что за странные обнаженные участки кладки расчищены на Казначейском корпусе. Может быть, вам Лавра откроет свои секреты?



Лестничная башня и Казначейский корпус

На этом я заканчиваю. Я постаралась описать наиболее важные и знаковые постройки Лавры и проследить ее архитектурные метаморфозы – от деревянной кельи Сергия Радонежского до Елизаветинского барокко и рококо. Конечно, что-то осталось вне зоны моего внимания, многого я не упоминала случайно или сознательно. В любом случае, надеюсь, мой скромный труд не пропал даром – кто-то из моих читателей получил удовольствие от очередного напоминания об этом интересном месте, вспомнил что-то свое, может быть, удивился, узнав что-нибудь новое. А кто-то, возможно, пробежав глазами мой текст и фотографии, нестерпимо захотел еще раз посетить Троице-Сергиеву лавру, чтобы по-новому взглянуть на творения знаменитых и безвестных мастеров, поразмыслить, помолчать, очередной раз испытать гордость за историю и древнюю культуру Руси, помечтать и стать немножечко лучше.

Спасибо вам за внимание!
Tags: Московская область, Россия, Сергиев Посад, Сергий Радонежский, барокко, лавры, монастыри, храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments