agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Углич (1)



Вид из окна туристического автобуса


Старый это город.

Люди здесь жили еще в Железном веке. Населяли эту местность фино-угорские племена. А первое поселение похожее на город, образовалось предположительно в 10 веке. А уже в 11 веке упоминается «Угличе поле» в летописях. В 1446 году сюда был сослан ослепленный Дмитрием Шемякой Василий Второй (Темный). Мало кто об этом помнит, чаще вспоминается другой несчастный ссыльный.




Я и Волга. Первая встреча

«Углич» - в имени городка этого любому, мало-мальски знакомому с русской историей слышится печальное дыхание древности. Для меня это название почти былинное, как «Суздаль», «Путивль», «Господин Великий Новгород» - что-то из читанного в ранней юности, что-то щемяще-манящее, покрытое антикварными трещинками и живописной патиной. Родной древний Киев, который всегда под боком, такого магического воздействия не оказывает, с ним связаны другие чувства, не менее трепетные, но другие. Одновременно с тем название небольшого городка на Волге неразрывно в сознании нашем связано с мрачным злодеянием (нелепым происшествием?), повлиявшем на всю российскую историю и кинувшим густую тень на имя этого места – ведь все знают, что именно в Угличе ужасно погиб при невыясненных обстоятельствах 8-летний сын Ивана Грозного удельный князь Угличский (а не царевич, как его привычно называют) Дмитрий Иоаннович. Теперь «мальчик кровавый» зримо и незримо присутствует в Угличе везде – на гербе города, в рассказах экскурсоводов, на стенах храмов, на сувенирах, да и просто в памяти жителей и приезжих.




Винт турбины Угличской ГЭС. Теперь -  в виде памятника

Мы сюда приехали не потому, что нестерпимо захотелось посетить место гибели несчастного Дмитрия, а потому, что именно в Углич и Мышкин была экскурсия, на которую мы смогли попасть в даты моего приезда в Москву. По большому счету, нам было все равно, куда ехать, чтобы увидеть что-нибудь новенькое и интересное. Поехали и не пожалели.















Вездесущий Дмитрий

Ехали на экскурсионном автобусе по Ярославской дороге через Сергиев Посад. Приятная дама-экскурсовод немного сонным голосом развлекала нас историческими фактами, а также легендами и анекдотами, исправно отрабатывая программу. В дороге экскурсанты много ели, так что по приезду в Углич автобус изрядно пропах колбасами, пирогами и слегка, чего уж греха таить, чесночком (давно замечено, что, сколько бы еды вы не взяли с собой на экскурсию, вся она будет съедена по дороге туда, на обратном пути вся группа с алчными голодными глазами стоит в очереди за «сникерсами» и чипсами на заправках). Бросилось мне в глаза, насколько пейзажи за окном отличаются от украинских, присущих Киевской и Черкасской области, привычных мне. Климат и почвы явно другие; томаты на открытом грунте тут явно не в каждый год уродятся. Некоторые особенности имела и наша группа – примерно 35 человек, из которых только 5 были «мужеского полу», остальные – дамы.







Княжьи палаты. Восстановлены. Фотографии с перерывом в 20 минут - то густо, то пусто.

Если кто не в курсе или подзабыл, напомню леденящую душу историю, произошедшую здесь 520 лет назад погожим майским вечерком, и ее предысторию тоже.





Дом Истоминых

В 1551 году в 7 часов вечера во время игры со сверстниками погиб маленький князь Дмитрий Иоаннович. Причина смерти – ранение сосудов шеи, нанесенное острым предметом (ножичком для игры «в тычки»). На крики нянек во двор выбежала мать Мария Нагая, подняла крик и стала избивать поленом мамку Василису Волохову, крича, что царевича зарезали. Один из приближенных царицы, пономарь, ударил в набат, сбежалась толпа, которая в ярости понеслась громит дома предполагаемых убийц – людей, присланных Борисом Годуновым для надзора за царицей и ее сыном. Следствие позже признало, что ребенок поранил себя сам во время приступа эпилепсии. Путанные показания свидетелей и хаос, начавшийся в городе после смерти ребенка, многих заставили думать, что это все-таки не так, и царевича жестоко убили. Давайте разбираться.



Старое здание в центре - "Зимин двор" (нач. 19 века). В 1837 году здесь останавливался император Николай Первый с цесаревичем Александром. Говорят, здесь водятся привидения.

История царствования Ивана Грозного привлекает внимание многих – и обычных любопытствующих, как я, и историков, и кинематографистов, и художников. Пожалуй, ни один царь не давал столько поводов вспоминать себя «незлым тихим словом», как «окаянный» царь Иван. Он не признавал полутонов – белое, так белое, а черное – так чернее не бывает. Сложная, противоречивая личность, оставившая потомкам столько загадок. Положение усугубляется тем, что русские летописцы-современники Ивана на удивление скупы на факты, все же живописания его злодейств написаны иностранцами – ведь на английский манер он не «Грозный» даже, а «Ужасный» - «Terrible». Более поздние историки, уже отечественные, наперебой пересказывали в весьма вольной форме подробные и обстоятельные изложения кровавых зверств царя, написанных представителями далеко не дружественных России государств, особо не удосуживая себя проверкой фактов. А ведь рассматривать личность царя стоит с разных точек зрения.




Здание бывшей городской думы (1815 г)

Иоанн Васильевич воплотил в жизнь несколько весьма удачных реформ и преобразований, одержал ряд стратегических побед и расширил границы России до пределов, доселе недосягаемых, однако при всем при этом – тяжелый дурной нрав, параноидальная подозрительность, шесть официальных только браков, череда убийств представителей знатных семей, даже своих родственников, часто – совершенно невиновных людей, темная история с гибелью старшего сына и т.д. Некоторые историки считают, что преступления Ивана на фоне остальной Европы того времени с ее Религиозными войнами, Варфоломеевскими ночами и мясниками-герцогами Альбами – просто шалости капризного школьника. Дескать, и убил-то Иван всего каких-то 3000-4500 человек за все свое царствование. Конечно – 3000 в глазах бесстрастной Истории – всего лишь статистика, спросить бы только у близких казненных, согласны ли они с таким положением вещей?




Музей городского быта

Как обычно, готовясь к очередному рассказу, я просмотрела массу литературы, интервью историков, документальных фильмов и т.д., очередной раз столкнулась с уже известными фактами, узнала что-то для себя новое; передо мной проплыла череда памятных и забытых лиц, но с наиболее отчетливо в моей памяти запечатлелось одно тоненькое личико – худенькая девочка с едва заметными признаками рахита, очень похожая на свою прабабку Софью Палеолог. Это 11-летняя Маша Старицкая, родственница царя, невинно убиенная по его приказу вместе со своими близкими - ребенка заставили выпить яд вместе с родителями.





Бедная Маша Старицкая

К этому времени сам царь уже потерял четверых малолетних детей (как в отрочестве потерял отравленную мать, а позже – любимую жену). Несчастья и предательства ожесточили его, может быть, поэтому рука не дрогнула? Было ему тогда 39, не стар еще, два сына подрастали (один, правда, умишком не вышел), надеялся, наверное, еще детей иметь, а ведь не судилось! Из всех только один Федор, головушкой скорбный, и выжил. Чем не несчастная судьба для родителя? Чем не проклятье?




На экскурсию можно приехать на такой вот штуке

Как известно, больше всего детей Ивану родила любимая первая супруга – Анастасия Романовна: три мальчика (Дмитрий, Иван и Федор) и три девочки. Девочка-первенец, нареченная Анной, не дожила до года. Еще одного ребенка, сына Дмитрия (Первого, получается) случайно утопили в полуторагодовалом возрасте. Дочь Евдокия умерла в два года, Мария тоже умерла в младенчестве.




Знаменитый "угол" Волги

Всю жизнь царь Иван готовил на царствование своего старшего сына Ивана, хотя отношения у них складывались не лучшим образом. Широко распространена версия гибели 27-летнего царевича – якобы отец убил его в приступе ярости ударом жезлом по голове. Уже в наше время останки царевича исследовали, и обнаружили, что череп плохо сохранился, однако достоверных признаков его прижизненных повреждений не обнаружили. В переписке бояр с царем Иваном имеются упоминания, что уже задолго до смерти царевич Иван длительно болел. Возможно, ссора с отцом имела место, и после нее хроническая болезнь царевича обострилась, и он, по документам в два дня умер «от горячки». Таким образом, утверждать точно, что Иван умер от удара, нанесенного отцом, мы не можем – нигде точно об этом не говорится. После смерти сына Иван впал в страшную депрессию, умолял отпустить его в монастырь, не стеснялся своих слез при посторонних. Это свидетельство вины и раскаяния? Возможно, но, по-моему, это могло быть и свидетельством объяснимого безутешного горя отца, потерявшего на старости лет в лице сына все свои былые надежды.




А был еще один сын, от второй жены Марии Темрюковны, который тоже умер в два месяца – просто фатальное невезение!

Как известно, Дмитрий был младшим сыном царя Ивана Васильевича, родившимся у его шестой официальной, но не признанной церковью жены за два года до смерти царя – у всех прочих жен, помимо перечисленных, детей не было. Потеряв старшего сына Ивана, Иван Грозный при жизни успел оставить завещание, в котором передавал свой трон сыну Федору, а младшему в удел отдавал Углич. Дмитрий стал последним на Руси удельным князем. Оба оставшихся у Ивана сыночка в плане здоровья были, мягко говоря, «не фонтан» - младший страдал от тяжелейших приступов «падучей» (эпилепсии), а старший, по-видимому, родился с легкой степенью олигофрении (врожденным слабоумием). Федор царствовал 14 лет, народ его любил, так как это был настоящий «добрый батюшка-царь» - знай себе улыбается, ест, на медведей охотится и молится.





Алексеевский монастырь

Пользы от него никакой, но и вреда особо не наблюдается. Его описывали, как человека кроткого, с пастозным вялым телосложением, низкого роста, довольно полного, с непропорционально маленькой головой. Движение его были медленны и неверны, на лице постоянно блуждала блаженная улыбка, однако «нраву он был обходительного». Благодаря реконструкции по черепу по методу Герасимова можно судить о внешности Федора – отдаленное сходство с отцом, «фирменные» четко очерченные губы, «доставшиеся по наследству» от прабабки-гречанки Софьи Палеолог, форма черепа неправильная, лицо асимметричное; лоб крупный, выпуклый - похоже, тоже в детстве болел рахитом - болезнью, поражавшей детей вне зависимости от сословия: дефицит солнечных лучей, из-за которого развивается недостаток витамина D и деформируются кости. Я не стала бы особо доверять мнению враждебного поляка, так как в те времена, как и до, и после этого Польша отнюдь не была другом России, однако воспоминания посланника Сапеги, представленного царю Ивану, звучат наиболее метко и язвительно: «Хотя про него говорили, что у него ума не много, но я увидел, как из собственного наблюдения, так и из слов других, что у него вовсе его нет».




Тихие улочки Углича. И никаких кровавых мальчиков...

Вот такого царя для виду держали на троне после смерти его отца, реально правил царев шурин Борис Годунов, а в Угличе тем временем подрастал еще один наследник.

Царь Федор любил брата, помнил о нем и посылал ему в Углич подарки, а узнав о его гибели, плакал, как ребенок. Он и удалил его от двора, по всей видимости, не по своей воле (а вернее, из-за ее отсутствия), а под давлением своего шурина Бориса Годунова, реального правителя Руси, вертевшего царем, как хотелось.




На углу - дом Виноградовых (съехали, как я понимаю)

Достигни Дмитрий зрелости и займи престол, вряд ли смог он править самостоятельно и мудро – судя по документам, ребенок был действительно тяжело болен. Он был подвержен настоящим большим судорожным эпилептическим припадкам. Сохранились сведения, что буквально за несколько недель до смерти Дмитрий болел «своей болезнью» целых два дня. Видимо, у мальчика был так называемый эпистатус – состояние, когда один судорожный припадок следует за другим практически без перерыва, в таком состоянии больные нередко погибают – так, например, через много лет, в 1919 году умер другой сын монарших родителей, 14-летний британский принц Джон-Александр.



На территории угличского кремля обнаружился такой вот экспонат, земляк-украинец - трактор ХТЗ

Вернемся к несчастному Дмитрию.

Говорят, жесток малец был и временами необуздан, а усматривали в этом дурную наследственность – в папеньку-кровопийцу якобы пошёл. Как врач, попытаюсь заступиться за Дмитрия: приступы немотивированной ярости – обычное проявление личностных особенностей/ типичных при этой болезни, они известны и у других известных эпилептиков: Петра Первого, Александра Македонского, Юлия Цезаря. И все же вот такой больной, издерганный, капризный и избалованный, более того – непризнанный, незаконнорожденный, изгнанный, Дмитрий Иоаннович мог представлять опасность для Годунова – какой-никакой, а все-таки Рюрикович. В случае смерти Федора, не отличавшегося крепким здоровьем, многочисленная родня Марии Нагой могла попытаться посадить на трон младшего сына Ивана Грозного. Говорят, прав на престол у Дмитрия не было, дескать, шестая жена царя не могла считаться законной, мальчик родился в блуде. Это не помешало позднее претендовать на московский престол двум самозванцам, прикрывавшихся его именем, один из которых был ОФИЦИАЛЬНО коронован. Вот тебе и «незаконнорожденный»! Представляете, какие права мог бы добыть себе настоящий Дмитрий и его сторонники?! Конечно, Годунову такой соперник был абсолютно не нужен. И тут мальчик так «удачно» гибнет.







Угличские котейки (без них ЖЖ - не ЖЖ)

Версий его гибели есть несколько:
1) Царевича убили люди дьяка Михаила Битяговского, присланного из Москвы для наблюдения за Дмитрием, а особенно – за его родственниками (официально он должен был управлять хозяйством при дворе маленького князя);
2) Мальчик смертельно ранил себя сам во время приступа;
3) Убили подменного ребенка, а наследника спрятали;
4) Пока мамки зазевались, маленького князя случайно убили дети, с которыми он играл (или специально – ребенок был вспыльчив и зол, могла возникнуть возня).




Алексеевский монастырь

Лично мне версия о случайном самоубийстве мальчика во время очередного приступа падучей кажется немного натянутой – играл ножиком «в тычки», а тут его вдруг бить начало. А ведь мамка Волохова (продажная?) сама на допросе показала, что « …и преж того, сего году в великое говенье, та ж над ним болезнь была падучий недуг, и он поколол сваею и матерь свою царицу Марью». То есть, ребенок уже ранил однажды ножом себя и мать, и вам предлагается поверить, что после этого его спокойно отпускают играть «в тычки» опять же с ножиком в руке. Если быть точным, это был не совсем ножик – «свайка», четырехгранный заостренный клин или гвоздь. Видимо, убийцы запомнили эпизод со случайным ранением и воспроизвели позже, инсценируя случайное самоубийство. Возможно, случай тот и натолкнул их на мысль о способе убийства. Не повезло им в одном: они, наверное, рассчитывали, что мать будет подавлена и сломлена горем; никто не ожидал такой отчаянной ярости, поднявшей по набату целый город и спровоцировавший кровавый самосуд – буквально растерзано и забито камнями было 15 человек. Нестыковок и загадок в деле масса. Можно было бы поверить и в алиби обвиняемых, и в другие аргументы в защиту версии о несчастном случае, если бы не сомнительный «следователь» - Василий Шуйский, присланный для расследования, как это не цинично, самим вероятным заказчиком убийства. Правда, историки считают, что Шуйский обстоятельства дела изучил и описал весьма усердно, возможно, он и сам поверил в несчастный случай. Или очень хотел поверить?




"Дивная" (Успенская) церковь Алексеевского монастыря

С другой стороны, действительно можно допустить, что, как в известной поговорке, у семерых нянек дитя оказалось без глаза, вернее – с дырой в сонной артерии. Няньки (три тетки – мамка, кормилица и постельница) могли зазеваться, заболтаться, отвлечься, ведь неусыпно контролировать мальчика вряд ли можно было слишком долго – внимание притупляется, появляется расслабленность, лень. Сидели, поди, на завалинке, семечки лущили да конюхам глазки строили. Сторонники этой версии утверждают, что Дмитрий был не опасен Годунову – болен мол, да и никто его, байстрюка, царем не признает. Сам Иоанн Васильевич якобы к браку с Марией Нагой всерьез не относился и вообще планировал жениться на английской дворянке, а Марию с сыном от двора удалить, да не дожил, а сыну своему младшему указал – сиди в Угличе! Кроме того, царица Ирина, сестра Годунова, была на тот момент наконец-то беременна долгожданным наследником (правда, как потом оказалось – наследницей, которая вскоре умерла).








Церковь Иоанна Предтечи Алексеевского монастыря

Так что, дело ясное, что дело тёмное. Пойди теперь разберись через 520-то лет! Одно можно сказать определенно – ребенок умер страшной смертью. Даже через столько лет на дворе возле княжьего дворца впечатлительных особ (таких как я) непременно морозец по коже продирает, даже если осеннее солнышко ласково блестит, рядом неспешно катит свои воды безмятежная Волга, и резвятся ряженные толстые тетки, нарядившиеся в бутафорские царские ризы для памятной фотографии. Более 500 лет прошло, а неприятный осадочек остался.




Вот такая зверюшка пасется у келий Алексеевского монастыря

А осмотр Углича мы начали не с места убиения (самоубиения?) малолетнего князя, а с Алексеевского монастыря. ОН находится на месте, которое в древности называлось «Огнива гора», за Каменным ручьем. Говорят, где-то здесь когда-то стояло языческое Капище. Монастырь изначально был мужским и основал его митрополит Алексий в период, когда Углич отстраивался после разорения Михаилом Тверским (1371 год). В 1535 году в монастыре возведена была каменная церковь Митрополита Алексия (Бяконта). Про этого замечательного человека я когда-нибудь расскажу отдельно.



Изразцы на Предтеченской церкви

Церковь сильно перестроили в более позднее время, но специалисты считают, что ей еще можно вернуть первоначальный облик. На территории монастыря стоит еще одна церковь, по заслугам названная «Дивной» - это прекрасный белый храм, напоминающий трехмачтовую бригантину – редкий образец трехшатровой церкви. Шатровые храмы традиционно ставили в память о каких-либо святых, усопших, о знаменательных событиях. Вот и здесь в 1628 году по инициативе настоятеля монастыря Мисаила была возведена церковь Успения в честь погибших в Смутные времена. Еще один храм – собор Иоанна Предтечи возвели в 1681 году. Это первый бесстолпный храм в Угличе. Выкрашенный в ненавязчивый оттенок желтого, увенчанный зелеными «чешуйчатыми» главами, он выглядит немного грузным, но вполне живописным.








Монастырские котики

Его приятно оживляют декоративные керамические плитки-изразцы. Говорят, еще совсем недавно здесь царил хаос и запустение, сейчас монастырь потихоньку приводят в порядок. Теперь здесь женская обитель. Сестры соблюдают здесь чистоту, разбито несколько красивых цветничков. На территории я видела очень красивых монастырских котиков, и даже одного – короткоухого, но крайне робкого. А если в монастыре завелись ухоженные коты, значит, дело идет на поправку, эти в плохом месте жить не станут.

А вот теперь нас перевозят в центр города, туда, где когда-то находился Кремль.

Продолжение ЗДЕСЬ
Tags: Лжедмитрий, Россия, Углич, Ярославская область, дворцы, монастыри, храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments