agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Кусково. Рабский креатив

А давайте посмотрим на это с другой стороны...



Сейчас мое давнее увлечение усадьбами несколько поблекло на фоне новой страсти –древне-русского зодчества. Однако лето и ранняя осень – прекрасное время для посещения «пейзажных» мест, а в Москве таких немало, и, в первую очередь, это сохранившиеся помещичьи усадьбы. Естественно, одной из первых была посещена усадьба в Кусково (сначала пыталась я и в Останкино попасть, но дворец нынче на реставрации, пришлось удовлетвориться созерцанием храма, пруда и телевышки).
В Кусково мне, конечно, понравилось.





Издалека дворец выглядит, как каменный. На самом деле он деревянный, каменный только цоколь.

Фотографий наделала, даже «сфотошопила» себя в интерьерах… А вот села писать, а с чего начать – не знаю. Переписывать путеводители – не очень-то интересно, пересказывать слезоточивую историю про Парашу Жемчугову – еще менее интересно. Хотела даже смалодушничать и просто фотографии вывесить, да передумала – совсем «попса» получится; ведь мой дневник, надеюсь, посещают не только ради картинок.



Сложная система водных сооружений в свое время призвана была осушить болотистый участок


Стала почитывать историю усадьбы, и заинтересовал меня такой вопрос – вот, к примеру, Федор Аргунов – крепостной архитектор, работавший над проектами нескольких сооружений на территории усадьбы, и еще целая плеяда Аргуновых-художников, - людей, безусловно, талантливых, но настоящих рабов по положению. Сама Параша Жемчугова, она же графиня Шереметева, по рождению – дочь крепостного кузнеца, раба безродного.



Временное (но незабываемое!)  украшение усадьбы

И еще масса в России было знаменитостей, родившихся крепостными – художники Орест Кипренский и Василий Тропинин, придворный ювелир Павел Овчинников, создатель Казанского собора в Питере архитектор Андрей Воронихин, украинский поэт и художник Тарас Шевченко, актер Михаил Щепкин, скрипач и композитор Иван Хандошкин, скульптор Борис Орловский, изваявший Ангела на Александровской колонне, скрипичных дел мастер Иван Батов и т.д. Это те люди, которые прославились не только благодаря талантам своим, но и счастливой судьбе, а ведь сколько одаренных, но бесправных мастеров ушли в Вечность безвестными, или, в лучшем случае, помимо творений их имя только и сохранилось – Яшка Бухвостов да Степка Нарыков.
А что мы знаем о крепостных?



Пандус парадного входа (для инвалидных колясок что-ли?)


Я, человек дремучий, о них знала только то, что всем хорошо известно и набило оскомину в школе при «совке». Знамо дело: жилось им плохо, рабы они были бесправные, глумились над ними всячески хозяева-крепостники, а закончилось эти безобразия только в 1861 году – чему в школе научились, то и знаем. А вот откуда они взялись? Ведь крепостные – рабы, холопы, челядь – существовали так издавна, что и не упомнишь, когда они появились.




Изумленный сфинкс

В истории практически любого государства существовал период рабовладельчества или чего-то с ним сходного, когда подневольный труд бесправных рабов использовался поработителями. Похоже, эта добрая традиция появилась вскоре после того, как обезьяно-человеки осознали, что вполне можно камни тесать и не собственными руками, а проще заставить это делать кого-то, кто послабее. Ведь неравенство в правах между членами группы существует даже в животном мире, существовало оно уже при раннем первобытнообщинном строе.





Этот цвет называется "утренняя заря"

Можно предположить, что еще в древности основным источником рабской силы был захват пленных во время военных действий. Такие рабы были существами совершенно бесправными, вроде домашней скотины. Хозяин мог делать с ними все, что заблагорассудится. А вот за нанесение вреда чужому рабу могло последовать наказание – нечего чужую собственность портить! Вообще в большинстве старинных судебников и прочих юридических документов невольники рассматриваются не как субъекты, а как объекты права, как собственность, вещь. Я читала переведенный на современный язык древний свод законов «Русская правда», вышедший при Ярославе Мудром» (11 век), на меня произвел сильное впечатление «прейскурант», указывающий, какой штраф должен заплатить обвиняемый при убийстве невольников и слуг разных категорий.





Кухонный флигель, построенный Ф.И.Аргуновым

Так убийство княжьего подъездного или тиуна (княжеский чиновник, управляющий, тиуном обычно становились добровольно) было делом разорительным, за это надлежало уплатить 80 гривен, деньги большие на то время. Жизнь старосты стоила меньше – 12 гривен. За убитого рядовича (попавшего в кабалу по договору) убийца должен был заплатить 5 гривен, как и за смерда и за холопа. Со смердами и холопами не сразу все понятно – тут есть тонкие нюансы. Смердом в узком смысле назывался бедный крестьянин, хлебопашец, имеющий свое хозяйство. Смерды изначально (со времен Русской правды) были людьми свободными, но обязанными выполнять определенные повинности (например, воинские) и платить подати князю.





Парковый фасад

Смердам противопоставлялись «люди» - члены общины, верви. Они стояли выше на лестнице социальной иерархии. Убить «людина» стоило дороже – до 40 гривен. Холоп – раб, собственность. Еще один вид неволи – челядин, челядинец. Изначально так называли раба, захваченного при нападении на другое государство, княжество, в то время как холоп – раб местный. Это уже позже челядью стали называть всех слуг. Смерд мог стать холопом. Это случалось разными путями: по заключенному договору, изначально предполагалось – на определенный срок (такой крестьянин назывался рядович – тот, кто заключил договор, «ряд»). Рядович, освобождался, когда, к примеру, отдавал обещанное по договору количество зерна либо отрабатывал положенный срок.






Оранжерею тоже построил Ф.И.Аргунов.

Еще был один вид зависимости – вдач, крестьянин общинник, который жил на земле князя, платил подать, а потом, к примеру, разорился, и заплатить вовремя не смог. В таком случае он вынужден был отрабатывать долг, пока не вернет весь. За долг можно было стать холопом, в наказание за преступления, в случаях, когда крестьянин сам продавал себя при свидетелях или продавал своего ребенка. Автоматически холопом становился ребенок, родившийся у холопов или супруг (супруга), вступивший в брак с холопкой. Позже, уже при сыновьях Ярослава, были внесены изменения в Русскую правду, некоторые виды убийств «подешевели».





Парковые скульптуры никогда не были главным художественным достоинством Кусково

Если связать то древнее время с тематикой моего рассказа, можно отметить, что мастеровые, ремесленные холопы, ценились довольно высоко. За убийство мастера или мастерицы нужно было платить минимум 12 гривен. Все эти расценки действовали только по отношению к чужим рабам. Своего раба можно было «пришлёпнуть» совершенно бесплатно. Правда, за неправомочные действия своего раба ответственность нес хозяин. Если холоп действовал с ведома хозяина, наказывали хозяина, если без ведома – хозяин должен был оплатить урон или выдать преступного холопа потерпевшей стороне.
С формами неволи, вроде, разобрались. У нас есть полные невольники – холопы и челядь, временные – закуп, рядович и вдач и свободные пока смерды и «людины».





Все они родились крепостными.
(верхиний ряд слева-направо: портретист Иван Аргунов, художник Орест Кипренский, художник Василий Тропинин, актер Михаил Щепкин; второй ряд: профессор Александр Никитенко, поэт Федор Слепушкин, поэт и художник Тарас Шевченко, балерина Татьяна Шлыкова; нижний ряд: Прасковья Ковалева-Жемчугова, скрипичный мастер Иван Батов, композитор Лев Гурилев, изобретатель Иосиф Тимченко)



Со временем условия аренды земли ужесточались, заплатить за право ее обрабатывать стало непосильно для все большего числа крестьян, что увеличило количество холопов. При перепродаже земли она обычно продавалась вместе с обрабатывающими ее холопами. В 14 веке при Дмитрии Донском запретили крестьянам продавать свою землю. В 15 веке участились случаи перекупа крестьян землевладельцами – хозяину выплачивался долг и крестьянин с хозяйством перевозился на землю уплатившего, становясь фактически его крепостным. Одновременно князья стали предоставлять своим вассалам особые льготы – землевладелец имел право не отпускать от себя крестьянина, работавшего определенное время на его земле. Беглых возвращали силой.



В середине 15 века белозерский князь Михаил Андреевич ввел строгое правило, действующее на территории его княжества – крестьяне, живущие и работающие на земле землевладельца, не могли уйти в другое место в любой момент. Сделать это можно было только в две последние недели осени - за неделю до и неделю после Юрьева дня – 26 ноября (скоро праздновать будем, кстати). В это время как раз заканчивались осенние сельхозработы. Так что, упаковал собранное зерно по амбарам и иди себе на все четыре стороны, если тебе хочется. Правда, существовало одно «но» - уходя к новому хозяину земли, нужно было заплатить предыдущему. А плата за право пользоваться землей («пожилое») неуклонно росла от года к году. Правило Юрьева дня скоро распространилось на все соседние княжества.



"Торжествующая Минерва" символизировала Екатерину Вторую. Минервой ее частенько называли подлизы

Иван Третий в конце 15 века выпустил свой знаменитый Судебник, в котором большая половина статей посвящалась земельным вопросам и взаимоотношений с холопами. Это объясняется тем, что для существования «правящего класса», как сказали бы советские историки, это было очень важно. Ведь именно за счет своих земель и смердов, эти земли обрабатывающих и платящих подати, и жили землевладельцы, и жили, надо сказать, весьма неплохо. Теперь правило Юрьева дня закреплялось юридически на территории практически всей Руси.



Павильон Эрмитаж (авторство не установлено)

Крестьянин, ведущий хозяйство на чужой земле в течении как минимум 4-х лет, мог перейти к другому хозяину только в период Юрьева дня и заплатить он должен был 1 рубль с двора. Ой, рубль – ерунда какая , скажете вы. Да только не нынешний рубль это был, на который разве что таракана в метро можно провезти. В то время 1 рубль стоили 200 пудов ржи! Для большинства крестьян это были немыслимые деньги. Естественно, выросло число закабаленных – тех, кто не мог за себя заплатить, и вынужден был бессрочно работать на землевладельца. Право переходить от одного хозяина к другому пока формально сохранялось в случае выплаты долга.



Американская оранжерея до наших дней не сохранилась. Сейчас можно видеть ее современную реконструкцию

При Иване Грозном «переходы» почти прекратились, закабаление было практически тотальным, но переходить пока не воспрещалось официально. Есть деньги – переходи, только взамен себя полагалось привести кого-нибудь другого. Беглых нужно было возвращать хозяевам, если беглеца сыскивали в течении 5 лет.
При Годунове стало совсем нехорошо – теперь беглого следовало вернуть, если с момента побега прошло до 15 лет. Переходить от хозяина к хозяину теперь запретили официально. "Вот тебе, бабушка, и Юрьев день" – поговорка, сохранившаяся с тех пор, означает горечь, разочарование, связанное с плохими переменами.

Итальянский домик (арх.Ю.А.Кологривов). Возле него водится злой дядька в униформе со свистком. Оглушительно свистит на тех, кто заходит на газон, на тех, кто только собирается это сделать и даже на тех, кто об этом только думает

К 17 веку после преодоления последствий Смуты сложилось три сословия: служивые люди, чьей обязанностью стала военная служба, посадские – ремесленники и лавочники, и крестьяне. Служивый не мог бросить службу, посадский не мог бросить посад, а крестьянин – землю. Все, кроме служивых считались тягловыми – теми, кто платил тягло (подати). Подати платились двором (подворная подать). Перейти из сословия в сословие было невозможно – государству так легче было контролировать своих граждан и доходы, получаемые от них. К концу 17 века, когда на престоле сидел Петр Первый, еще существовала формальная разница между холопами и номинально вольными крестьянами, но постепенно грань между ними была практически стерта.





Грот - один из символов Кусково

Все дальнейшие государи и государыни своими указами только все больше закрепляли права землевладельцев и лишали остатков прав крестьян.

Пару лет назад я писала об усадьбе в Томашовке, которой владели когда-то помещики Хоецкие. В поисках информации об усадьбе, наткнулась на сведения, что Хоецким принадлежало также село Дидовщина, откуда родом был дед моей матери. Он родился уже после отмены крепостного права, но вот его родители вполне могли еще быть крепостными Хоецких. Мама говорит, что ей пересказывала ее мама, помнящая свою бабушку – та рассказывала, что барыня у них была добрая, холопов своих не обижала, правда, хозяйство у них не очень ладилось; бестолковые были баре.



Голландский домик - одна из первых построек в Кусково. Подобный стиль был в моде еще при Петре Первом

Можете себе представить, как недавно еще все это было! Привожу дословно два объявления в газете «Московские ведомости» начала 19 века: «Продаются за излишеством дворовые люди: сапожник 22 лет, жена ж его прачка. Цена оному 500 рублей. Другой резчик 20 лет с женою, а жена его хорошая прачка. Также и бельё шьет хорошо, цена ж оному 400 рублей»; «Продаются три девушки видные 14 и 15 лет и всякому рукоделию знающие, кошельки с вензелями вяжут и одна из них на гуслях играет. Видеть и о цене узнать Арбатской части 1 кв 1114».
Вам девушки видные не нужны? А то можете заскочить, разузнать – адресок указан.



Швейцарский домик. Вот такое подмосковное шале. Строился домик позже всех - в 1870-е, арх. Н.Бенуа

Известны истории, когда одеренных крепостных отправляли для обучения в крупные города, иногда даже за границу, однако к выпускным экзаменам их не допускали хозяева, забирая их из учебного заведения накануне, ведь получивший диплом крепостной имел право на вольную. В первой половине 19 века движение за отмену крепостного права стало ширится среди прогрессивного дворянства, некоторые давали вольную своим крестьянам, но случалось это не часто и считалось чудачеством. В судьбе некоторых одаренных крепостных принимали участие богатые покровители.



Кто строил церковь - не известно, колокольню возводили крепостные зодчие А.Ф.Миронов и Г.Е.Дикушин


Так об освобождении Тараса Шевченко у его барина Энгельгарда хлопотал сам Карл Брюллов (ему помогали Сошенко, Веницианов, Жуковский и многие другие). Бесплатно алчный барин отпускать талантливого «маляра» не хотел, Брюллов за это за глаза обозвал его «крупной свиньей в торжковских туфлях».



Небольшая шалость автора (моё только лицо, всего остального у меня чуток поболее)

Для сбора денег пришлось организовать лотерею – разыгрывался портрет Жуковского кисти Брюллова.
Так русские люди искусства спасали украинского поэта и художника, а вот за освобождение русского актера Михаила Щепкина хлопотал уже украинский писатель Иван Котляревский, а помогал ему Сергей Волконский. Котляревский, говорят, специально писал «Наталку-Полтавку» и «Москаля-Черовника» «под Щепкина».
Талантливейший портретист Василий Тропинин, автор знаменитой «Кружевницы», получил вольную только в 47 лет, а жена его и дети еще 5 лет оставались крепостными.



Эти симпатичные павильончики, менажереи - современная реконструкция, хотя когда-то здесь стояли такие же

Своим освобождением он обязан настоятельным просьбам генерала Тучкова, героя войны 1812 года.

Талантливые, порой даже гениальные художники, зодчие, актеры, поражавшие своим искусством мир избалованной аристократии, тем не мене долгие годы оставались рабами. Хозяин мог в любой момент высечь раба, разлучить его с семьей, отправить служить на конюшню, и т.д. – и все оттого, что беднягу угораздило родиться потомком незадачливого крестьянина, попавшего в кабалу, возможно, пару-тройку столетий назад.



Вольер - тоже современная реконструкция

Сохранились портреты людей, которых я упоминаю – европейские наряды, интеллигентные лица, прически по моде – мало чем от своих господ внешне отличаются. Большинство из них своими хозяевами высоко ценились – это были «предметы» гордости, как хорошие борзые или дрессированные обезьяны. Таких людей, конечно, берегли, в поле их никто работать не гонял и голодом не морил. Предполагаю, что и отношение к ним было если не почтительное, то хотя бы уважительное или вполне сносное. Однако представить несправедливость их положения можно отчетливо – ведь искусные мастера, щедро одаренные природой талантом, одетые в заграничное платье, выученные в парижах и венициях, не могли распоряжаться своей судьбой, не могли поменять место жительства, зарабатывать себе на жизнь своим ремеслом.



У меня, существа отчаянно свободолюбивого, по отцу потомка вольных донских казаков, не укладывается в голове, как это – быть полностью зависимым от чьей-то прихоти с самого рождения и до самой смерти! Благосклонный хозяин мог в любой момент продать своего раба, проиграть в карты, в конце концов, он мог умереть, передав холопов по наследству отпрыску-самодуру – и покатилась жизнь холопская под откос!

А для терпеливых и любознательных - продолжение ЗДЕСЬ
Tags: Москва, Шереметьевы, разговоры об искусстве, усадьбы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments