agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Крымская эпопея. Романовы в Дюльбере (часть 2)

На арабском языке "Дюльбер" обозначает «Прекрасный».
Заказывая постройку дворца Краснову, Петр Николаевич сам нарисовал эскизы будущей усадьбы в духе древних построек Каира. К слову, он очень неплохо рисовал, привез из теплых стран несколько альбомов своих зарисовок и недурно разбирался в искусстве. Профессиональные знатоки искусств признавали в Петра Николаевича, как незаурядного ориенталиста. Он состоял почетным президентом нескольких художественных учреждений, его работы выставлялись в Императорской академии художеств. Дворец закладывался одновременно с парком, до этого на месте постройки был небольшой деревянный дом, множество камней и скудная растительность.
До покупки этой земли Романовыми, участок принадлежал некоему господину Полежаеву. Вообще вид местного побережья тех лет был, как я уже писала, совсем другим. Достаточно посмотреть на фотографии пикников царских родственников – голый берег и совсем молодые деревца. Прекрасные сады «повзрослели» уже при большевиках.
Пикник в Ай-Даниле 
                                           
Петр Николаевич пригласил Краснова из-за того, что у того уже накопился богатый опыт строительства усадьб в условиях горного
рельефа с высоким риском землетрясений и оползней. Кроме того, зодчего очень рекомендовал друг Великого Князя, академик-византиевед Кондаков. Краснов и князь быстро нашли общий язык на почве общего увлечения восточной архитектурой.
Постройка дворца была запланирована еще в 1895г, но тут Краснов столкнулся с неожиданной деликатной проблемой: полное отсутствие средств у заказчика. Новый управляющий князя, проанализировав его дела, пришел в ужас – при всей видимости богатства, обилию предметов роскоши и земель, «живых» денег у княжеской семьи не было вовсе, одни долги.
Феликс Юсупов с прелестной супругой Ириной Александровной                                                    

Недостроенный Дюльбер Петру Николаевичу предлагали продать, чтобы уладить дела, но он отказался, а вместо этого продал часть подмосковной Знаменки, доставшуюся ему еще от деда, наладил работу своего кирпичного завода, и, наконец, смог расплатиться с архитектором и со строителями. Сделал он это не зря – через несколько лет дворец спас жизнь ему и еще многим людям. Дворец закончили через два года, в 1897г.
"Молодой" Дюльбер                                                                     

Во время постройки дворца родственники, жившие в Крыму по соседству, посмеивались над Петром Николаевичем. Их забавляла военная основательность князя. Все недоумевали, зачем нужно возводить вокруг дворца пятиметровые стены, проделывать в стенах бойницы и организовывать декоративные башенки, как огневые точки. Шутили, что Великий князь никак не может избавиться от привычки военного инженера-строителя. Сам дворец получился довольно компактным, с множеством скомпонованных объемов.
Княгиня Ксения и Александр Михайлович (Сандро) в толпе своих отпрысков                           

При относительно небольшом размере здания в нем исхитрились разместить более 100 помещений. Как писал Кондаков: «Таким образом, выработалось здание столь же удачное, сколь и необычное, в высшей степени истинно-изящное и целесообразное. Здесь нет места пустой мавританской декорации, выразившейся в Европе в мелочную, поверхностную разделку бесцельных киосков». Краснов, экономя средства заказчика, применил для декорирования дворца недорогую смесь – гипс, вазелин и красители. «Восточную» лепку, сделанную из этой смеси, покрывали спиртовым лаком. Полученная таким образом «сарацинская лепнина» полностью имитировала историческую, фаянсовая .
Въездные ворота                                               

Во время Великой отечественной войны дворец сильно пострадал и был восстановлен в 1946-58 гг, но лепнину окрасили столь
грубо, что дворец, говорят, потерял значительную часть своего восточного очарования.
Кроме Петра Николаевича (дворец Дюльбер) и Николая Николаевича (вилла Чаир) в Крыму были дворцы еще двух великих князей – Александра Михайловича (Ай-Тодор) и Георгия Михайловича (Харакс). Это были сыновья другого сына императора Николая Первого – Михаила Николаевича. Напомню, что Николай Николаевич и Петр Николаевич были сыновьями Николая-Николаевича Старшего, то есть приходились «Михайловичам» кузенами.
Особенно в семье любили Александра Михайловича, или Сандро, как его называли близкие. Женат он был на родной сестре царя Ксении Александровне. Таким образом, Сандро был зятем Марии Федоровны, дружил с ней и заботился как мог. Главная его заслуга – организация военной авиации России. Благодаря ему Россия вступила в войну имея на вооружении весьма развитый воздушный флот с подготовленным летным составом.


Вдовствующая императрица Мария Федоровна в Крыму                                                

Революционные события застали небольшую группу из семьи Романовых в Киеве. Вдовствующая императрица, узнав об отречении сына, успела съездить в его Ставку, которая располагалась тогда в Могилеве и простилась с ним, как потом оказалось, навсегда. Сопровождал ее Великий князь Александр Михайлович. Затем она направилась в Киев, откуда планировала отбыть в столицу. В Киеве в же время был Николай Николаевич с семьей, навещающий мать в Покровском монастыре. Ольга Александровна, сестра царя, тогда же пребывала при организованном ею госпитале для раненых военных. Здесь она в 1916г повторно вышла замуж за полковника Куликовского, что лишало ее титула Великой княгини. Обстановка в городе была накалена до придела, Временное правительство настаивало на срочном отбытии царских родственников в Крым. 


Свадьба Ольги Александровны и полковника Куликовского                                                            

Местный Совет не противился этому, считая, что «врагов народа» опасно держать так близко от линии фронта. Старая императрица упиралась, она не желала удаляться от своего несчастного сына-царя еще дальше, ее увезли из Киева почти силком. Путешествовали в Крым под конвоем матросов. Поначалу она поселилась в имении Александра Ивановича Ай-Тодор. По прибытию Романовым был вручен список предупреждений и запретов, ограничивающий их действия и свободы во время пребывания на полуострове. Теперь они состояли под домашним арестом. Чуть позже к ним присоединились Юсуповы, прибывшие в свои имения в Кореизе и Сосновой Роще (Феликс Феликсович Юсупов, убийца Распутина, был женат на племяннице царя, прекрасной княжне Ирине). Итак, вот список «Крымской группы Романовых»:
1) в имении Ай-Тодор тогда находились:
-Вдовствующая императрица Мария Федоровна;
-Великий князь Александр Иванович;
-Его супруга, Великая Княжна Ксения Александровна и их шестеро сыновей (Андрей, Никита, Дмитрий, Ростислав, Федор, Василий);
-Ее сестра княжна Ольга Александровна с новорожденным сыном Тихоном, родившимся уже в Крыму в 1917г;
-Ее супруг Н.А. Куликовский;
2) В имении Чаир:
-Великий князь Николай Николаевич;
-Его жена Анастасия (Стана) Николаевна, двое ее детей от первого брака – Сергей Георгиевич и Елена Георгиевна
3) В имении Дюльбер:
-Великий князь Петр Николаевич;
-Его жена Милица Николаевна и трое их детей (Марина, Надежда, Роман)
-Муж Марины князь Орлов.
4) В имении Кореиз:
-княжна царской крови Ирина Александровна (дочь Ксении Александровны) и дочь Ирина;
-супруг ее Феликс Феликсович Юсупов, зять Александра Михайловича.
Поначалу жители имений жили более или менее спокойно, хоть под постоянным надзором: совершали прогулки, устраивали пикники, словно ничего не случилось.
Дюльберские беглецы на палубе корабла "Лорд Нельсон", куда они пересели с "Мальборо"  

Узников, правда, тяготило постоянное присутствие конвоя, но они со временем к этому привыкли. В апреле 1917 года начались обыски. Однажды ранним утром родные застали в спальне императрицы матросов, которые в ее присутствии переворачивали все вещи и ворошили постель. Пожилая дама в это время упрямо продолжала сидеть на кровати в ночной рубашке, ругая непрошенных гостей словами, которые негоже употреблять царственной особе. При обыске у Марии Федоровны изъяли фотографии, письма, дневники и многие другие милые ее сердцу документы. Многие ценные вещи были попросту украдены. После этого возмутительного случая режим содержания пленников ужесточился. В ноябре 1817 года обстановка ухудшилась. В Севастополе был упразднен городской совет, подчинявшийся Временному правительству. Его место заняли большевики, в основном – буйная матросня. В городе начались грабежи и убийства. В начале декабря Романовых посетил представитель Ялтинского совета некий Задорожный. Он приказал им всем переехать в Дюльбер. Объяснил он это тем, что более близкий территориально Ялтинский совет, состоящий преимущественно из анархистов, очень воинственно настроен и требует немедленного расстрела всех членов царской фамилии. Дюльбер был выбран из-за высоких толстых стен и фортификационных элементов, над которыми когда-то они все так смеялись, подразнивая Петра Николаевича и называя его имение «замком Синей Бороды»…
Вид из окна дворца                                                     

Долгое время имение служило крепостью для своих узников. Верный «слуга Революции» Задорожный, защищал арестованных от посягательств бандитов из Ялтинского совета, так как сам он должен был охранять их до «получения особых распоряжений». К узникам он относился довольно уважительно, особенно к Александру Михайловичу. Великий князь в свое время организовал Севастопольскую летную школу, поэтому его авторитет в местных кругах военных у него был огромный. Кроме того, он долго служил в разных должностях и во флоте; матросы его тоже уважали.
Романовы прожили в Дюльбере несколько долгих месяцев. Императрица и ее дочери ранее терпеть не могли черногорских княжон, теперь же общая беда и опасность объединила их, в имении все вели себя тихо и мирно. Несколько раз ситуация складывалась критическая – матросом под командованием Задорожного приходилось буквально отбивать атаки ялтинцев, на башнях устанавливались пулеметы, включались прожектора.



Ялтинский совет обдумывал возможность применить артиллерию, но тут вдруг неожиданно пришла подмога: в апреле 1918 года к Крымским берегам подошла немецкая эскадра. Императрица и другие Романовы не знали, что с немцами заключено перемирие, считая их врагами. Германия тогда получила право оккупировать всю Украину и Крым. Пленники гордо отказались подняться на борт немецких кораблей, однако угроза со стороны ялтинских «товарищей» миновала. Наступило временное затишье, Романовы опять разбрелись по своим усадьбам. Летом стали доходить ужасные слухи о гибели царской семьи. Их родственники не могли в это поверить. Мария Федоровна до конца жизни надеялась, что ее сыновья и внуки живы. В конце 1918 года в Крым пришел флот союзников. Король Георг Пятый, известный своим удивительным сходством с кузеном Николаем Вторым, прислал за тетушкой корабль «Мальборо».


Николай Второй и Георг Пятый (или наоборот?)                            

Вдовствующая императрица заявила, что примет приглашение только в том случае, если ей позволят взять с собой своих близких. Для них выделили еще несколько кораблей. Романовы были спасены. Им повезло больше остальных. За границу сумели выбраться только 22 члена царской фамилии. Остальные были убиты в первый год после революции. Помимо казни царской семьи, еще одно страшное злодеяние было совершено под Пермью в Алапаевске. Шесть членов царской фамилии с управляющим и одной монахиней живыми были сброшены в старую шахту и забросаны гранатами. Среди них была еще одна женщина, великая княжна Елизавета Федоровна, она же - Элла, родная сестра убитой царицы. Экспертиза установила, что все казненные умерли от травм, полученных при падении, причем некоторые из них еще долго жили. Обнаружено, что рана одного из князей была перевязана шарфом Эллы.
Вернемся из мрачных картин прошлого в сегодняшний солнечный день.
Я стою у прекрасных ворот Дельбера, над которыми начертана арабская надпись, с пожеланием счастья хозяину.


Парадный фасад Дворца                                                                                              

Наташа идет нам на встречу. При попытке провести меня, охранник злобно окликает: «Ку-у-уда?!».
-Я здесь отдыхаю, а знакомая в гости вот пришла, - мирно говорит Наташа.
-Откуда я знаю, кто вы такая! – по-хамски заявляет охранник, - Книжку предъявите!
Только после того, как Наташа показывает потомку Задорожного санаторную книжку, он пропускает нас на территорию. Депутаты, дайте своему держиморде премию, он хорошо вас охраняет от нашествия злобных блондинок!



Интерьеры                                        

После осмотра дворца я поражаюсь двум вещам – во-первых, его прелестью и изяществом, во-вторых, тому,
что я три года назад не обратила на него никакого внимания. Он действительно прекрасен, начиная от резной входной двери, заканчивая самым маленьким балкончиком и узорчатой башенкой. Понравился мне и парк, и прелестный фонтан с лебедем, построенный при Романовых. Птица выглядит совсем, как живая. Наташа провела меня внутрь, и даже показала свою комнату. В коридорах,
"Лебединый" фонтанчик            

холлах и на лестницах постарались сохранить прежний декор (ну, кроме покраски, как мы уже знаем), а вот номера вполне современные, после недавнего евроремонта. Депутатский санаторий все-таки. В одном из коридоров сделан небольшой музей с фотографиями царских родственников. Не верится, что по этим коридорам когда-то ходили родственники царя; перепуганные, растерянные, ожидающие смерти… Наташа вывела меня в парк и показала еще один корпус. Она рассказала, что в тридцатых годах санаторий уже не вмещал всех желающих, поэтому пристроили еще один корпус,


Корпус, построенный в 30-е годы                                               

стилизованный под старый дворец. Получилось немного грубее (а не надо было выгонять Краснова!), но похоже.
Наташа проводила меня к воротам. Здесь мы, как водится, около часа просплетничали – не виделись-то давно, надо все и всех обсудить.
Где же теперь Юсуповых-то искать? Спросили у держиморды. Он лениво указал направление, не вдаваясь в детали.
-Только Вас все равно не пустят, - заявил он, нарочно слегка растягивая слова. Голос его подрагивает от


Дворец Юсупова (фото из Интернета; у кого стащила, не помню - простите!)                                                                                         
Юсуповский дворец? Далековато...  Да и не очень похоже.                                                                                              

злорадства и восторга. Да уж, человек на своем месте.
Идти оказалось далековато. Пришлось долго подниматься в гору, петляя между домами. Высоко на горе показались постройки, отдаленно смахивающие на дворец, но плохо различимые. Ого, как еще далеко! Я не успею на ужин!
Дворец Юсупова, да и сама блистательная семейка требует более подготовленного визита и обстоятельного рассказа. Далее я не пошла. В следующий раз.
До свидания, царский Кореиз!
Tags: Дюльбер, Краснов, Крым, Романовы, дворцы, парки, усадьбы
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments