agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Казацкое и Тальное Черкасской области

Следующим пунктом был Лебедин, о котором я уже писала, после чего мы отправились в Казацкое. Это была самая ужасная часть нашего путешествия. Само Казацкое и усадьбу мы нашли быстро – сейчас там ПТУ на главной улице, а вот на обратном пути мы заблудились и минут 40 кружили по полям, поднимая
Выездные ворота усадьбы в Казацком
пыль с разбитых проселочных дорог. Расположено Казацкое в Звенигородском районе, недалеко от села, где родился Шевченко. Это большое село на 1,9 тысяч жителей. Дорога сюда ведет мерзопакостная – старая брусчатка, на которой нам основательно растрясло все внутренности. Казацкое, как и Шпола, в свое время принадлежало Потемкину, затем оно досталось по наследству Варваре Васильевне Энгельгард-Голициной, еще одной племяннице Светлейшего. Двух других, Александру Браницкую и Екатерину Скавронскую, я уже упоминала в рассказе о Белой Церкви. Варвара вышла замуж за князя Сергея Федоровича Голицына (1748-1810), генерала, георгиевского кавалера, но не
Варвара Васильевна Энегельгарт-Голицина
очень богатого. При Екатерининском дворе он был в почете, однако при Павле Первом впал в немилость и был удален от двора. Вот он и поселился в здешней глуши в 1796 г. Еще одно имение у него было в Зубриловке в России. Российский литератор Вигель, проживший в здешнем имении год, так описывал Казацкое на момент приезда в него Голицыных: "Село Казацкое было из числа тех имений, которые польские короли раздавали магнатам в Украине после ее деления на польскую и российскую. Магнаты никогда в них не
Бывший дом управляющего
приезжали, жили в Варшаве или Вильно и получали от них лишь доходы". И о самом имении в 1798г: "Бесконечный двор, обнесенный плетнем, в глубине которого открывались деревянные барские хоромы, построенные на скорою руку, а по бокам находились шесть довольно просторных мазанок вместо флигелей, и сад, разведенный лишь осенью и бывший лишь рядами прутьев". Странно читать о прутьях, видя сейчас огромный парк с высоченными старыми деревьями. Хозяйничала здесь, в основном княгиня. Она приказала привести в порядок усадьбу, сама присматривала за юным парком, выстроила здесь приличный
Погибшая хозяйственная постройка
...А выглядела она так
дом, целый дворец в готическом стиле, которого сейчас и след простыл. К парку примыкал яблоневый сад, кизиловая роща и заросли орешника. Была тут и беседка и семейный мавзолей в уединенном месте. Была Варвара дамой энергичной и хозяйственной, как и все племянницы Потемкина. Связано ее имя и с семьей Л.Н.Толстого. В своих воспоминаниях Лев Николаевич рассказывает нам о своем деде со стороны матери следующее: ««…Странная судьба и самым странным образом свела его с той самой Варенькой Энгельгардт, за отказ от которой он пострадал во время своей службы. Варенька эта вышла за князя Сергея Федоровича Голицына,
Флигель 1908г
получившего вследствие этого всякого рода чины, ордена и награды. С этим-то Сергеем Федоровичем и его семьей, следовательно, и с Варварой Васильевной, сблизился мой дед до такой степени, что мать моя была с детства обручена одному из десяти сыновей Голицына, и оба старые князья разменялись портретными галереями (разумеется, копиями, написанными крепостными живописцами). Все эти портреты Голицыных и теперь в нашем доме, с князем Сергеем Федоровичем в Андреевской ленте и рыжей, толстой Варварой Васильевной - кавалерственной дамой. Однако сближению этому не суждено было совершиться: жених моей матери, Лев Голицын , умер от горячки перед свадьбой".
Было у Голициных аж 10 сыновей! Понятно, чем занимались помещики в отсутствие телевизора и Интернета. Всех их опальный князь притащил с собой, а заодно и молодого своего секретаря, исполнявшего попутно роль учителя двоих из отпрысков, … Ивана Андреевича Крылова. Тогда он еще не был тучен, «бакенбардист» и не писал басен. Очевидно четыре года, проведенные в тоскливой малороссийской глуши, в окружении шумной оравы голицинских чад, тяжело отразились на трепетном
Интересная хозяйственная постройка начала 20 века
внутреннем мире юного секретаря и развили в нем ехидство и насмешливость натуры, после чего у Ивана Андреевича открылся язвительный поэтический дар. Что до плодовитости Голицина, то она, похоже, была присуща всей его фамилии: недавно показывали сюжет в новостях о сборе всех потомков рода Голицыных, который произошел в этом году. Насчитывается их сейчас более 2 тысяч душ!

Как уже говорилось, на территории бывшей усадьбы В.В.Голициной сейчас сельское ПТУ. ПТУ-шникам, доложу я вам, надо непременно поотбивать руки за то, что они сотворили с парком. Таких гор мусора я не видела даже на озерах в Пуще Водице после майских праздников! Мы собрались устроить пикник в парке и так и не нашли пятачок, свободный от хлама. Примостились на бревнах, сваленных возле ржавеющих спортивных снарядов. Усадьба тоже нас слегка разочаровала. Из ее построек сохранились только интересные въездные ворота, обезображенные уродливой металлической надписью «ПТУ чего-то там» и скромный старенький домик управляющего с аскетичными тосканскими колоннами. Домик явно доживает свой век – он угрожающе покосился, от стен отваливаются толстенные пласты штукатурки. Еще одно старинное здание с деревянными колоннами, где раньше находились хозяйственные помещения, до недавнего времени входило в «выживший» ансамбль усадебных строений, однако мы его застали уже в руинах – крыша провалилась. Остальные кирпичные постройки, включая двухэтажный флигель, более поздние, они относятся к самому началу 20 века. Нам понравился весьма оригинальный дом на хоз. дворе - его крыша украшена эффектными готическим загогулинами. Еще в одном флигеле сейчас устроили церковь. В путеводителях мы нашли информацию, что в дендропарке имеется каскад прудов, где насыпан остров и устроен водопад, но к ним надо было довольно долго идти по парку на север – мы не осилили, за день еще надо кое-что посмотреть, да и до дому еще добираться не близко. Прошлись немного по вытянутому с севера на юг парку, встретили стадо коз, за которым присматривала бабка в юбке и… в бюстгальтере. Завидев нас, она стыдливо укрылась в кустах, да и мы повернули обратно.
По дороге домой мы имели счастье посетить еще одну замечательную усадьбу в городке Тальное, что неподалеку от Умани.
В округе Тального еще в 19 веке археологами были обнаружены следы трипольской культуры. Раскопаны три городища с многочисленными находками, в основном – керамическими. В поисках усадьбы, мы немного покружили по Тальному. Указывая нам дорогу, горожане скептически морщились: «Там сейчас ничего интересного – ремонт!». Свернув не в ту подворотню, мы обнаружили чудесную находку: прекрасный белоснежный костел св. Анны 1702г постройки. Его только что отреставрировали, он
Костел св. Анны
действующий. Я вошла через калитку и решила снять костел поближе. Пока я фотографировала волшебной красоты лепнину с какими-то просто таки азиатскими мотивами, на меня напала злющая мелкая собачка, торпедой вылетевшая из будки и захлебывающаяся яростным лаем. Пришлось спешно покинуть
Я не пьяная - на меня напала подлая псина!
территорию костела, не дожидаясь, пока на зубах гнусного животного зачавкает кусок моего нежного филе.

Вскоре мы нашли и саму усадьбу. Она, действительно на ремонте, обнесена временным забором. Жалко, нельзя будет сделать фото общего плана.
С 16 века эти земли принадлежали полякам. Известно, что с 1725 г хозяевами имения были Оранские, Калиновские, Потоцкие. Поначалу усадьба была деревянной. Со временем имением завладела Ольга Станиславовна Нарышкина, урожденная Потоцкая. Ее дочь, Софья Львовна Нарышкина (1829-1894), вышедшая замуж за Петра Павловича Шувалова (1819-1900), графа, статского советника и камергера, и начала строить нынешний дом, правда, до конца строительства не дожила. Начатое продолжил муж, но и он не дождался окончания стройки – вот бедняги-то! Уникальная усадьба в стиле охотничьего замка строился почти десять лет. Подобных зданий на Украине не возводили, смешанный стиль постройки необычен для наших мест. В архитектуре различных частей здания просматривается то французский охотничий домик, то английский замок, то швейцарское шале. Хотя официально считается, что это – французское барокко. Даже не знаю… Смотрите сами.



Дом стоит на высоком холме. Одним фасадом смотрит в парк, другим повернут к лугу. Окружает усадьбу отменный парк, спускающийся к речке Тальянке. Здесь, подобно «Софиевке» когда-то были устроены водопада, пруды и мостики. Парк украшали скульптуры, часть которых в советское время была перевезена
в Уманский парк. До последнего времени в здании располагался музей хлеборобства, где выставлялись «трипольские» экспонаты. Во время войны немцы устроили здесь госпиталь для своих раненых уродов. Идиоты развлекались тем, что стреляли по флюгерам. На флажке и «шишке» одного из них до сих пор сохранились следы от пуль. Все это нам показал и рассказал молоденький охранник. Этот милый юноша совершенно бескорыстно впустил нас под страхом наказания от начальства и позволил сделать несколько фотографий; не побоялся, что мы стащим пару кусков шифера. Он немного рассказал нам и о дворце. На заднем дворе все завалено строительными материалами, однако мы нашли среди досок могилы Шуваловых. Где-то в Тальном похоронена и красавица София-Глявоне де Витт-Потоцкая, о которой я писала в записках об Умани и Тульчине, - Ольга Станиславовна Нарышкина была ее дочерью, а Софья Львовна – внучкой.

У Шуваловых было шестеро детей – сын и пять дочерей (опять же: нет телевизора, - просто беда!). Одна из дочерей четы Шувалова, Елена (1864-1930) со временем стала супругой знатного вельможи и известного археолога Андрея Александровича Бобринского, которого я упоминала, когда писала о Мошнах. Во, как все переплелось! Я тщетно пыталась найти хоть один из портретов Шуваловых в Сети, но тщетно. Разыскала только фотографию старой графини Елизаветы Васильевны Шуваловой-
Елизавета Васильевна Шувалова-Барятынская
Барятынский, супруги единственного сына Шуваловых Павла. У них с мужем был огромный дворец в Петербурге на Фонтанке. Известно, что Павел был морфинистом и умер в 57 лет. Жена надолго пережила его, и была известна, как популярная светская львица и устроительница блистательных балов (сейчас ее назвали бы «тусовщицей»). Бетси, как звали ее в свете, владела огромным состоянием. Прожила она 83 года и умерла в иммиграции.

В могилах, обнаруженных нами возле замка, лежат Петр Павлович, Павел Петрович и Софья Львовна
Шуваловы. Пусть супруги не успели пожить в своем новом доме, а сын их здесь практически никогда не бывал, остались они возле своего прекрасного замка навсегда и стали его неотъемлемой частью.

На этом закончилось наше Черкасское путешествие. И пусть кто-нибудь мне скажет теперь, что Черкасская область – это скучно!
Tags: Голицыны, Казацкое, Потоцкие, Тальное, Черкасская область, Шуваловы, костелы, усадьбы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments