agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Кременец (часть 2)

В Кременце можно просто гулять и рассматривать дома. Нам встретились знаменитые, но облупленные кременецкие «близнецы» - два дома конца 18 века, объединенные общей стеной. Похоже, их тоже
Дома-близнецы


Музыкальная школа
собираются ремонтировать. Очень понравился мне и старинный домик, где сейчас находится музыкальная школа. Еще пару интересных построек мы увидели, поднимаясь в автомобиле по мощеной улочке Замковой – она ведет прямо на вершину горы Боны. На

Жилые дома

подъездах к остаткам замка нам перегородили дорогу дядьки, продающие билеты и сувениры. Билет стоит 2 гривны, за стоянку автомобиля нужно заплатить еще пять. Совсем немного, зато на территории замка мы не встретили гор мусора, что не редко бывает у заброшенных исторических памятников. Правда, на стенах башни обнаружились парочка надписей
Надвратная башня

граффити-вандалов. Один из дядек настойчиво предлагает нам заказать (у него) экскурсию, мы так же настойчиво отказываемся.

На вершине дует ветер, город отсюда – как на ладони. О! Как же я боюсь высоты! Правда, исследовательский азарт не знает преград – умру от страха, но сфотографирую Кременец с вершины горы Боны.

Как же я боюсь!

Бывший замок практически полностью занимал площадь почти плоской вершины горы. Сохранившиеся остатки стен очерчивают периметр укреплений. Надвратная башня сохранилась неплохо, в ней был сквозной венецианский проход. Кое-где на стенах остались зубцы, что делает стены местами похожими на корону, венчающую гору. Сохранились части еще одной башни. Видны лазы, ведущие в подвалы. По-видимому, во второй башне уцелело единственное


помещение замка, вход в который преграждает современная запертая дверь.
Как уже упоминалось, постройки, руины которых мы видим, возведены были по приказу королевы Боны Сфорца. При этих словах в воображении всплывает картина: королева в оранжевой каске, поверх которой надета корона, носится как угорелая между штабелями бревен, горами кирпичей и бетономешалками, орет на строителей, дает указания прорабу и распекает плиточника за то, что он криво положил изразцы. Все это – не более чем фантазии. На самом деле Бона никогда не бывала в принадлежащем ей Кременце, хоть и выпрашивала для города всяческие превилигии: к примеру, право на хранение и оптовую продажу белой
1842
1857
1876

соли. Не понятно, почему местные жители придумывали про королеву всякие страшные истории и легенды. Вероятно, всякому горному местечку хочется иметь своего графа Дракулу. Почему-то близость гор всегда порождает у населения мистические настроения и склонность к мрачным фантазиям. Говорили, к примеру, что Бона была страшно кровожадной. Для того, чтобы сохранить молодость, она якобы принимала ванны из крови молоденьких девушек. Вернее, душ. По ее приказу в замке обустроили специальную комнату: в нижней ее части становилась обнаженная королева, а над головой ее была
Схема укреплений

вделана поперечная решетка с шипами, на которую сверху бросали несчастную жертву. Пока кровь сочилась из умирающей девицы, Бона ею омывалась. Не очень-то, на мой взгляд, гигиенично! Так по приказу королевы замучили триста кременчанок. И что только не придумаешь при недостатке чистой воды! По еще одной легенде, Бона обладала недюжинным сексуальным темпераментом и переспала по очереди со всем гарнизоном крепости. Муж ее, немощный Сигизмунд Старый узнал об этом и приказал казнить всех подозреваемых в разврате офицеров. Боне удалось спасти только троих – видимо, они чем-то особенно поразили ее. Есть еще одна легенда – каждый год в пасхальную ночь по зубцам разрушенной крепости бродит призрак Боны, держащий в зубах ключ от двери, за которой скрыты спрятанные ею сокровища. Получить ключ можно, только поцеловав страшное привидение в уста, тогда Бона сама

Улочки Кременца

подведет счастливчика к заветной двери. Дверь открывается только на время, пока бьет пасхальный колокол. Не успел выскочить – будешь сидеть в подземелье до следующей Пасхи!

Возможно, в виде призрака Бона и бывает здесь иногда, а вот при жизни ничто не могло привлечь ее в этот небезопасный край, регулярно подвергавшийся нападениям татар и других неспокойных соседей. Ей и в королевском Кракове было неплохо!
Бона Сфорца была дочерью миланского герцога Джан-Галеаццо Сфорца и Изабеллы Арагонской. В 24 года она стала второй женой овдовевшего Сигизмунда Первого, 51-летнего польского короля, носившего прозвище «Старый». Старый – не старый, а от этого брака у Боны родилось шестеро детей! Отличалась королева удивительной энергией и пронырством. Ей были присущи упорство, изворотливость, отменные дипломатические и коммерческие способности. Фактически, она многие года правила Польшей, вертя престарелого муженька в своих маленьких ручках так, как ей было угодно. Интригами и хитростями она умудрилась значительно преумножить свое и без того огромное состояние, а после ссоры с сыном большую половину нажитых денежек вывезти за границу – а невинные романтики продолжают верить в легенды о спрятанных Боной в Кременце сокровищах! Говорят, она не брезговала судиться с мелкой шляхтой даже за небольшие отдельно стоящие постройки. Кстати, одной из любимых фрейлин Боны была Беата Острожская-Костелецкая, еще одна весьма энергичная дама. Уехав в преклонном возрасте в Италию, Бона одолжила под проценты огромную сумму французскому королю Филиппу Второму – 420 тысяч дукатов. Польша после смерти Сфорцы тщетно пыталась выпросить деньги обратно. Я писала о том, как она отравила двух своих невесток-королев. Говорят, что Сигизмунд-Август, сын Боны предупреждал жену,
Сигизмунд-Август, сын Боны (мастерская Кранаха)

Барбару Радзивилл, чтобы она ничего не принимала из рук матери, однако, где-то женщина допустила промах (есть-то хочется!) и погибла. Ходит легенда, что Бона преподнесла ей яблоко, которое разрезала на ее глазах ножом, намазанным ядом только с одной стороны. Одну половинку Бона в знак примирения съела сама, а другую, отравленную, вручила Барбаре. Может, Барбару никто и не травил, да только при ее жизни женщины очень не ладили – Бона настраивала поляков против молодой королевы, распускала о ней непристойные сплетни, устраивала всяческие пакости, поэтому, после смерти Барбары подозрения сразу пали на Сфорцу. Их всячески подогревал сам Сигизмунд-Август, мечтавший вырваться из-под маменькиного назойливого влияния.

Впервые упоминая королеву в рассказе об Олыке, я поместила ее портрет работы Лукаса Кранаха Младшего, где Бона изображена в пожилом возрасте, во вдовьем одеянии, а ведь есть и другие ее
Бона Сфорца в юности
Бона Сфорца (?), портрет работы Леонардо да Винчи

портреты. Один из них написал сам Леонардо да Винчи. Видно, что в свое время это была удивительно красивая женщина со светлыми волосами и нежным лицом. Может, и не была она такой уж ведьмой? По некоторым воспоминаниям современников, отличалась королева удивительной набожностью и благочестием. Известно, что поляки не любили королеву – иностранка, модная, красивая, прогрессивных взглядов, сказочно богатая, кипуче энергичная, она могла попросту вызывать зависть у тех, кто ее окружал. Бона привлекла из-за границы в Польшу иностранных мастеров и художников, начала
Отравление Боны (Ян Матейко)

перестройку королевского дворца в Кракове, внедряла новые, европейские методы правления. При ней в Польше начался расцвет ренессанса, Бона диктовала моду и хороший вкус. Он добилась всего, о чем можно мечтать, благодаря своей красоте и способностям, а умерла в полном одиночестве в 63 года в своем итальянском имении, отравленная собственным доктором, продавшемся врагам. Вот такая королева, не удостоившая посещением здешний замок ни разу, но давшая навеки свое имя его руинам.


Tags: Бона Сфорца, Кременец, Радзивиллы, Тернопольская область, замки, крепости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments