agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Вишневец

Следующим после Кременца у нас по плану был Вишневец.
Первые упоминания о городке (сейчас это ПГТ на 3,5 тысяч жителей) встречаются с 1395 года. Литовский князь литовский Витовт лишил своего провинившегося вассала и кузена Корибута (в крещении Дмитрия)

Вид на Вишневец на старом фото Ольгердовича одного из владений последнего – Северского княжества, а чтобы совсем не лишать его имущества, Витовт выделил Корибуту местечко попроще, земельные наделы на Волыни. Корибуту нужны были хоть какие-нибудь апартаменты, и он выстроил на берегу реки Горыни первый замок, деревянно-земляной, как тогда было принято – от татар-то как-то защищаться надо было, они были довольно частыми, хоть и непрошенными гостями в этой местности. Это был Старый Вишневец на Збаражской горе, его до основания разрушили татары в 1494 веке, а в начале 16 века Михаил Васильевич Корибут Збаражский (позже Вишневецкий) основал Новый
Вид на дворец со стороны реки Вишневец и построил новые укрепления. По имени родоначальника большинство потомков рода с гордостью добавляли к перечню своих имен имя «Корибут» и не забывали при случае напоминать, что они из гордого рода Гедемина и Ольгерда. Правда, до того, как взять фамилию «Вешнивецкие», представители местные князья именовали себя то Несвицкими (за одним из Несвицких, Семеном Васильевичем, была замужем Мария Несвицкая, основавшая город Ровно), то Збаражскими, а то и носить двойную фамилию. Не буду вас путать сложными вопросами магнатской генеалогии, скажу лишь, что первым назвал себя «князем на Вишневце и Збараже» все тот же Михаил Васильевич, праправнук Корибута (сын Корибута – Федор (Федько)
Над флигельками-то еще надо будет поработать Корибутович, его сын – Василий Федорович, его сын – Василий Васильевич, а уж один из его пяти сыновей, Федор, и был первым Вишневецким). Фамилия прижилась, род продлился, затем разделился на две ветви, княжескую и королевскую, но обе они угасли. Первая – в 1673г, вторая – уже в 18 веке. Представители рода изрядно «наследили» в истории, что немудрено – уж очень богатой и знатной была фамилия, уж больно высокие посты традиционно занимали ее члены на протяжении всей истории Речи Посполитой. О всех Вишневецких я рассказывать не буду, упомяну лишь некоторых, особо выдающихся.

Дмитрий Иванович (Байда) Вишневецкий (1516-1563гг). Сын Ивана Михайловича и Анастасии Олизаровны (Олизар), внук первого Вишневецкого, Михаила. Отбросив неумеренные восторги и умиление, не превознося чрезмерно заслуги «князя-козака», признаем все-таки, что представлял он собой фигуру незаурядную и загадочную. Богатейший магнат, православный князь, этот сильный человек вложил огромные собственные средства на постройку казацких укреплений на острове Хортица (в

Дмитрий (Байда) Вишневецкий современном городе Запорожье). Его иногда ошибочно называют основателем Запорожской Сечи, что не совсем верно; Сечь существовала задолго до него. Не совсем ясно, кто и как ее основал, не понятно – когда. Дмитрий лишь значительно организовал армию казаков и, как сейчас говорят военные, «значительно повысил ее бое- и обороноспособность». Ну, и конечно, он прославился не только этим; легенды о нем слагались из-за его неуемной отваги и ратных подвигов. Он организовал два грандиозных похода на турок, самостоятельно возглавив казацкое войско, ходил на Крым и в составе армии русского царя Ивана Грозного. В конце жизни он ненадолго угомонился и вернулся на родину, однако не усидел и вмешался в «разборки» молдавских государей. Вероломные
молдаване схватили 47-летнего Дмитрия Вишневецкого и выдали его туркам. Князя отправили в Стамбул, где и казнили после долгих пыток. По легендам, его подвесили на крюк за ребро, после чего он жил еще три дня, беспрерывно проклиная турок и их веру. Один янычар не выдержал вопиющего богохульства и пристрелил его из лука (видимо, Вишневецкий выкрикивал матюги по-турецки, либо турки хорошо понимали русский). По еще одной легенде, турки съели сердце героя, чтобы набраться его отваги.

Странная история. И чего князю дома не сиделось? На кой ляд ему сдалась эта Хортица? Зачем ему была нужна грубая бивуачная жизнь? Может, и вправду герой?
Полная ему противоположность, во всяком случае, по направленности действий, Иеремия (Ярема) Вишневецкий (1612-1651гг). Сын Михаила Михайловича Вишневецкого и Ройны Могилянки, племянник Петра Могилы, он оставил свой след истории как ярый католик и борец с казачеством. Во время восстания Хмельницкого он собрал, вооружил и обмундировал войско, сам его возглавил, повел на казаков и выиграл битву при Берестечке. Для поляков он был надеждой, оплотом всей Польши, освободителем и избавителем, для украинцев – тираном и кровавым палачом. Ужасные воспоминания о


Ярема Вишневецкий
не человечески жестоких расправах и казнях, творимых по приказу Яремы, сохранились в народных сказаниях. Ярема после победы под Берестечком стал главным претендентом на польский престол, но тут вдруг неожиданно умер, «отобедав солеными огурцами и запив их медом». По мне, от такой эклектичной комбинации, конечно, можно умереть, однако современники Вишневецкого, наверное, привыкли огурцы запивать медом, семгу – молоком, а манную кашу – кетчупом, поэтому в официальную версию мало кто поверил. Сомнений практически не оставалось – Ярему отравили. Существовала и мифическая версия, активно распространяемая и поддерживаемая православными священниками: «сработало» нарушение клятвы, которую Ярема якобы дал матери Ройне Могилянке, активной приверженице православия (она основала три важнейших

Ройна Могилянка монастыря на территории Украины: Мгарский, Густынский и Подгорецкий). По легенде, Ройна завещала сыну не изменять вере отцов, а он нарушил материнский завет и стал католиком. Правда, документальных свидетельств о том, что князь притеснял православие на своих землях, тоже не сохранилось. Есть еще одна легенда о Яреме. Якобы был у него во дворце зал, оборудованный для игры в зловещие «шахматы». Пол был расписан под шахматную доску, а роль фигур исполняли настоящие крепостные. Проигранные «фигуры» доставались победителю, крестьяне переходили в его собственность. Сохранился портрет супруги Яремы, Гризельды. Ух, и страшная тетка!
Гризельда Вишневецкая-Замойская Надеюсь, она изображена не невестой в подвенечном наряде, а уже старухой во вдовьем одеянии, иначе даже для палача и сатрапа это чересчур жестокое наказание.
Адам Александрович Вишневецкий (ум. в 1622г) прославился тем, что принимал у себя в родовом имении Брагине Лжедмитрия Первого, а потом посетил вместе с ним своего родственника, Константина Константиновича Вишневецкого (1564-1641гг), хозяина Вишневца. Здесь гости пробыли зиму и лето 1604г, а по дороге заехали в Сандомир, к еще одному влиятельному магнату Юрию Мнишеку. Тут, скорее всего, Самозванец и познакомился со своей будущей женой (а так же женой двух последующих самозванцев) Мариной Мнишек, дочерью Юрия. Лжедмитрий тогда только набирал силу, поначалу ему

План вишневецкого замка помогал сам Константин Острожский, он первым дал приют Самозванцу в своем монастыре в Дермани, правда, со временем отношения испортились – Острожский не захотел дразнить Москву. Затем Гришка Отрепьев укрывался в Гоще, а уж после этого посетил Брагин и Вишневец. Адам Вишневецкий не решился сам выступить основным помощником Лжедмитрия и поэтому обратился за помощью к своему энергичному родстеннику-авантюристу Константину. Знаете, кто был женой Константина Константиновича? Ни за что не догадаетесь! Урсула Мнишек, дочь воеводы Юрия (Ежи) Мнишека и родная старшая сестра Марины Мнишек. Растущая
Марина Мнишек популярность «спасшегося царевича» напугала царя Бориса Годунова. Он написал письмо Вишневецким, обещая им земли и замки в обмен за выдачу самозванца, правда, никто не спешил его выдавать. Нашел царь, чем удивить Вишневецких! Да они сами землями могли с ним поделиться, пол-Украины было под их властью.






Димитрий Иоанович Ложный Первый Польский король, побаивавшийся Москвы, делал вид, что он не причем, однако милостиво принял Лжедмитрия, Мнишека и Вишневецких и дал им тайное указание собирать войска. Дальнейшая история Смуты в общих чертах, думаю, вам известна. Помните, наверное, что Лжедмитрий женился на Марине Мнишек в Кракове, что их пышно короновали в Москве, а вот то, что их торжественная помолвка состоялась в Вишневце, в сохранившемся храме Вознесения Господнего, я сама узнала только сейчас. Константин Вишневецкий поддерживал Лжедмитрия Первого до самого конца, даже после его смерти полтора месяца держал в осаде Троицко-Сергиеву лавру, а вернулся домой только после бегства Марины Мнишек уже со вторым Лжедмитрием. К слову и он, и Адам Вишневецкий были православными. Последний даже настоял в завещании, чтобы все основанные им монастыри оставались навсегда православными.

Пара слов о еще одном Вишневецком, Михаиле Томаше Корибуте (1640-1673). Это был сын Яремы Вишневецкого, практически случайно ставший польским королем (1669г). После отречения Яна-Казимира началась драка за престол, магнаты разделились на несколько лагерей, поддерживающих разных претендентов. Михаил изначально не был в числе претендентов, он был далек от двора и политики, его выбрали, «чтобы никому не обидно было», памятуя заслуги его отца. Говорят, что когда Михаил узнал о

Его незадачливое Королевское Величество Михаил Корибут Вишневецкий том, что он стал королем, он пришел в ужас и взмолился: «Да минет меня чаша сия!» (где-то это уже было, не находите?). Бедняга предпочитал книги политике, не обладал никакими способностями в управлении и получил в наследство совершенно разоренную страну. Михаила вспоминали, как самого бездарного из всех королей, «говорившего на пяти языках, но ни на одном из них не способного сказать что-нибудь путное». Мне его даже немного жаль. Всего пятнадцать лет миновало с тех пор, как Польшу сотрясали казацкие восстания, казна было пуста, а тут еще Турция начала войну, захватила Каменец-Подольский и вынудила Львов заплатить огромную контрибуцию. К слову, Вишневец тоже находился в зоне турецкого вторжения, был захвачен и сожжен. Михаил правил всего четыре года, после чего умер в 33-летнем возрасте, не оставив потомства. Незадачливому королю просто не хватило времени, чтобы показать себя, а его до сих пор вспоминают как самого худшего правителя. На нем закончилась «Королевская ветвь» рода.

Михаил Серваций Вишневецкий (1680-1744гг) «отметился» в истории тем, что выстроил нынешний дворец на месте заброшенных руин старого. Князь был известен как любитель роскоши и ценитель прекрасного. Он дружил с самими Петром Первым, однако позже предал его, бежал и долгое время вынужден был скрываться. «Набегавшись», он решил благоустроить родовое имение. Строительство продолжалось с 1705 по 1720гг. В 1707г в Вишневце побывал Иван Мазепа. У князя Михаила Сервация было шестеро детей от трех жен, но, видимо, семейство преследовал рок: все его четыре сына умерли в детстве. Со смертью Михаила Сервация оборвалась и «Княжеская ветвь» фамилии. Дворец достался его

Михаил Серваций, последний Вишневецкий последней жене, а теперь уже вдове Текле Радзивилл. Затем наследство родителей было разделено между двумя дочерьми Михаила Сервация, Анной Замойской и Елизаветой Огинской. Замойской достался Вишневец, который позже перешел в качестве приданного ее дочери Екатерине. Екатерина вышла замуж за Яна Кароля Вандолина Мнишека (1742-1806гг).

Ян Мнишек, как новый хозяин еще больше украсил дворец и «набил его до верху» всяческими

Рисунок Наполеона Орды предметами роскоши и произведениями искусства. В 1781г во дворце гостил великий князь Павел Петрович, который останавливался здесь с супругой инкогнито под именами «графов Северных» . Здесь он встречался в неформальной обстановке с польским королем Станиславом Августом. С 1793г имение принадлежало сыну Яна Карлу Филиппу Мнишеку, ученому геральдику и генеалогу. Он провел в Вишневце практически всю жизнь и значительно
Прунцесса, это опять Вы? приумножил фамильную библиотеку. Сын его Юрий (Ежи) Мнишек был женат на дочери Эвелины Ганской Анне. В 1848 году в городке побывали сразу два известных литератора – Тарас Шевченко и Оноре де Бальзак. Последний гостил у родственников своей пожилой невесты. В 1852 году братья Юрий и Андрей Мнишеки разделили наследство и выехали за границу. Само имение купила грузинская княгиня Абамелек. Существенную часть сокровищницы дворца она увезла в Россию, а половину библиотеки… раздарила. Хорошо хоть, не сдала в макулатуру. У
Фронтон центрального псевдоризалита любительницы разбазаривать художественные ценности дворец выкупил энтузиаст граф Владимир Броель-Плятер (1831-1906). Он пришел в ужас от того состояния, до которого довели коллекцию последние Мнишеки и равнодушная грузинка, и с жаром принялся возрождать культурное наследие магнатов. Он сделал очередной ремонт, перевез сюда собственную библиотеку (при нем собрание книг Вишневецкого дворца достигло 21 тысячи томов), разыскал и выкупил часть утерянных ценностей из дворца. Конечно, бедняге не хватило денег. Имение отобрали за долги и выставили на торги. Его удалось приобрести киевскому градоначальнику Ивану Толли. Тот был полной противоположностью предшественнику. Первое, что он сделал – вырубил
Зеркальный зал (конец 19 века)
Зал Корибутов
Голубая гостинная леса в округе, затем с огромной скоростью стал распродавать ценности. Несколько лет подряд в Вишневце устраивались аукционы, на которых с молотка пускались уникальные экспонаты коллекции, собиравшейся веками. Пять уникальных кафельных печек продали в Санкт-Петербург, а потом их перекупило какое-то польское общество. Несчастный Плятер десять лет судился с Толли, в надежде вернуть имущество, и в конечном счете выиграл процесс. Дворец вернулся прежнему хозяину практически опустошенным.


Зал королей
Вот такие здесь были печки Во время Первой мировой войны дворец был сильно поврежден, в его реконструкции в 1920г принимал участие архитектор В.Городецкий. Последним дореволюционными хозяевами были генерал Петр Демидов, а чуть позже - Грохольские. В 1924г в части помещений разместили ремесленную школу, а в главном корпусе в 1925г открыли музей. В 1940 г все ценности, которые остались во дворце, были перевезены в музеи Москвы. Во время войны во дворце располагалась фашистская жандармерия и гестапо. В 1949 г во дворце произошел сильнейший пожар, уничтоживший жалкие остатки элементов декора. Уже в 60-х годах 20-го века здание скромно отремонтировали, но пышного декора оно лишилось навсегда.

Мы осмотрели дворец уже во второй половине дня, однако солнце еще стояло высоко. Перед этим мы

Въездные ворота устроили «пикник в багажнике» прямо перед въездными воротами, чтобы голод не мешал нам наслаждаться в полной мере прекрасным дворцом и его окрестностями. Ворота, надо сказать, сами по себе являют высокий образец архитектурного искусства.
"Война войной, а обед - по расписанию!" Видно, что восстановлены они совсем недавно, как и ажурные детали ограды. Сразу на входе - билетная касса, билеты имеют символическую стоимость, но зато здесь можно приобрести путеводители и буклеты, что я и сделала. Многие старые фотографии и портреты, использованные мною, взяты именно из путеводителя. Дворец окружен остатками парка. Именно остатками, ранее парк был огромным и
Вход в верхний парк роскошным, то, что мы видим сейчас – жалкое подобие прежнего. Двести пятьдесят лет назад огромный парк делился на две части. В нижней части было шесть фонтанов и партеров, верхняя часть была разделена на четыре полюса, увенчанных каменными беседками. Перепады уровней между двумя половинами парка соединялись трехмаршевой лестницей. В основном парк был засажен ясенем, кленом и каштаном. Некоторые из этих деревьев дожили до наших дней. Первым садовником, разбившим старый парк, был один из учеников знаменитого А.Ленотра, при Мнишеках его существенно перепланировал Дионисий Миклер – ирландский садовый архитектор, создавший около 50 парков на территории нынешней Украины. Он предал парку «английские» черты.
Сам дворец поразил мое воображение величиной и благородством. Не смотря на то, что резиденция многократно разрушалась и пережила в последние годы не лучшие времена, сейчас ее быстрыми темпами приводят в порядок. Даже если сравнить нынешнее состояние здания с фотографиями пятилетней давности, то можно только порадоваться за него. А ведь ремонт и реставрация продолжаются. Еще не закончены работы по благоустройству внутреннего двора, стоят ободранными флигели, парк приведен в

Пять лет назад порядок только частично. Сейчас дворец выбелен бледно-желтой побелкой, декоративные элементы выделены белым, а когда-то он был неоштукатурен, сложен из местного светло-серого камня. Построен он в стиле позднего французского ренессанса, при более поздних перестройках привнесены черты классицизма. Не смотря на то, что многие декоративные элементы утеряны, о «благородном происхождении» постройки свидетельствуют поднятый на пол-этажа псевдоризалит, двускатные крыши и украшенный богатой лепниной с геральдической символикой центральный фронтон. Читала, что ранее
Беседка в парке (была) рельефный фронтон был раскрашен пурпуром и золотом. К сожалению, утеряны кровельные «аспидные» плитки-черепицы. Сам двухэтажный дворец имеет п-образную форму, перед главным фасадом расположены горизонтально вытянутые флигели. Просто замечательно!

Внутри дворца расположен скромный музей. Сейчас здесь выставлены старые фото, копии портретов Вишневецких и Збаражских, на втором этаже несколько комнат отведено под этнографический музей. Интерьеры чистые, обновленные, но, насколько я понимаю, до дворцовой пышности им очень и очень далеко. Сохранилась описание, сделанное для вдовы Михаила Сервация Теклы, в котором перечисляются материалы, использованные для декорирования дворца: бархат красный, расшитый серебром и золотом, бархат белый с золотыми цветами, белый атлас, расшитый золотом и серебром, атлас, вышитый цветами, атласные обои. Для описания нынешних материалов это было бы: мел, известь,

Вид с балкона. Я в ужасе. линолеум, гипсокартон. Многие комнаты служили для хранения экспонатов художественной коллекции и носили символические названия: Зал королей, Зал Корибутов, Зал Радзивиллов, Китайская гостиная. Последней переделкой интерьеров руководил Пьер Ришар Тирегайле, как сейчас сказали бы: «дизайнер по интерьерам». Этот мастер отделывал дворец Мнишеков в Варшаве.

Мы побродили по пустынным залам музея, бегло осмотрели экспонаты, вышли на балкон второго этажа. Сделали мы это без спроса, самостоятельно открыв балконную дверь одной из музейных комнат, поэтому я страшно испугалась, когда дверь с грохотом захлопнулась от сквозняка: я вдруг решила, что кто-то идет с позором изгонять нас за самоуправство. Мою перепуганную физиономию запечатлел Оксанин объектив. С балкона хорошо видно знаменитую церковь Вознесения Господня (1530г), ту самую, в которой венчался Лжедмитрий и Маринка – любительница самозванцев. Церковь явно тоже недавно отремонтировали, она

А гобелены-то куда дели? сверкает свежей краской. На вид храм, похожий немного на кораблик, не представляет собой ничего особенно приметного – немудрено: за несколько веков она много раз перестраивалась и практически утратила свой первозданный облик. Это скорее историческая, чем архитектурная ценность. Читала, что в 1962г вандалы разграбили старинную церковь.

Теперь мы обошли дворец вокруг. Со стороны реки видно, что расположен он на крутом обрывистом берегу, укрепленном опорной стеной и контрфорсами. Этот фасад здания не выбелен, наверное, так

Церковь Вознесения выглядел дворец при своих давних хозяевах. С этого ракурса у постройки более старинный вид, стены и контрфорсы усиливают впечатление «замковости».

В поселке мы нашли еще и разрушенный костел, находящийся на противоположном берегу реки. Название мне его не известно, но видно, что некогда это было величественное строение. На половинке бывшей колокольни даже сохранилось изваяние безголовой тетеньки. Храм, как и большинство заброшенных костелов, выглядит грустно. Был здесь когда-то еще один костел, святого Михаила,

расположенный прямо перед въездными воротами дворца. Он был возведен еще при Яреме Вишневецком и служил родовой усыпальницей. Чуть позже при нем построили
Вид на костел (старая польская гравюра середины 19 века) монастырские кельи. Во второй половине 19 века он был закрыт и пришел в упадок. Останки католиков-Вишневецких Петр
Погибший Михайловский костел Демидов за свои средства торжественно перезахоронил на местном кладбище. А в начале 20 века костел полностью разобрали. Можно на него посмотреть только на фото.

Вот такие два дворца Збаражских-Вишневецких: белокрыницкий и вишневецкий. Мне понравилось. Вам, я надеюсь, тоже?
Tags: Бальзак, Вишневец, Вишневецкие, Мнишеки, Тернопольская область, дворцы, костелы, усадьбы, храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments