agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Швейцарский немец Конрад Витц



Рассказ о немцах начнем с такого человечка – Конрада Витца (или Вица – как хотите называйте, на немецком он Witz).

Известно о нем, как вы уже догадались, огорчительно мало, и даже то, что он был немцем по происхождению – лишь предположение, так как большую часть своей жизни, по крайней мере, жизни творческой, он прожил в Швейцарии.
Интересно получается – хотела рассказать о немецких художниках, а начала с «наименее немецкого». С другой стороны, в предыдущем посте спрашивала, с кем первым будем знакомиться, и поступил заказ на Витца, вот и выполняю.


Собор Святого Петра в Женеве

Предполагается, что родился он в семье ювелиров из Верхнерейнской области. Бывал во Франции, судя по стилю, а также в Бургундии, особенно вероятно – в Нидерландах. В 1431 году перебрался в Базель, о чем есть документы, и жил здесь до конца жизни, хоть активно перемещался по Европе, выполняя заказы для разных церквей и аббатств. Гражданство в Базеле получил в 1439 году. Умер примерно в 1445-46 году, с высокой долей вероятности – от чумы.

Я пару лет назад купила толстенную книгу, что-то вроде «Шедевры Северного ренессанса», и там была пара работ Витца, и как-то врезались они мне в память – хоть наивные немного и даже слегка забавные, но очень необычные, я бы даже сказала, из ряда вон выходящие. Самая известная его картина – «Чудесный улов», она особенно запоминается почему-то.



Чудесный улов. 1444
Лицевая сторона левой створки алтаря из собора св.Петра в Женеве.


Странное ощущение от картины: вроде бы видим мы чудо – Сын Божий идет по поверхности воды, но ощущения чуда нет, у Витца это «водохождение» - обыденное, житейское дело, и даже пурпурная мантия и нимб Христа не введет нас в заблуждение. С другой стороны, работа очень непривычная в композиционном и иконографическом плане. Необычно все – и расслабленный «профильный» ракурс Христа, и незамысловатая северная пастораль в качестве фона, и такие «земные», натуральные камни в воде – буквально потрогать хочется, ступить в эту чистую воду, и пусть не пройти по ней, как Спаситель, а просто ножки намочить…



Выполнил работу Конрад для Женевского кафедрального собора Святого Петра. Это и сейчас главный действующий храм города. Это был алтарь, который установили в соборе после капитального ремонта, который пришлось делать после грандиозного обрушения части свода. До 16 века собор был богато декорирован, но во время Религиозных войн иконоборцы разрушили весь декор, осталось чуть мебели, фрагменты скульптурного убранства и витражи. Чудом уцелела панель алтаря с «Чудесным уловом», она сейчас находится в Женевском музее. А собор из католического 500 лет назад стал кальвинистским.


Озеро Констанц (фотка отсюда)

Интересно, что Витц впервые написал "топографический пейзаж" - на картине изображено реальное озеро Констанц, расположенное на границе Швейцарии, Германии и Австрии. На самом деле эпизод, изображенный на картине, происходил в Иудее. Это могут быть два эпизода. Первый - когда Христос ходил по воде до распятия, и Петр попытался сделать то же, но разуверился и стал тонуть. Второй - на Тивериадском море в Галилее, уже после Распятия и Воскресения, когда Христос явился своим ученикам, и Петр бросился в воду, чтобы быстрее доплыть к учителю. Тогда же Христос вернул ему апостольство.

А теперь мы познакомимся с грандиозной работой, проделанной Конрадом для августинского монастыря в Базеле (я так понимаю, это то, что сейчас называется "Лохнхоф").


Августинское аббатство Лохнхоф в Базеле, Швейцария.

Витц выполнил грандиозный алтарь, состоявший из центральной части (утеряна) и 16 панелей на створках алтаря (сохранились 13, основная их часть хранится в Базельском музее искусств, остальные - в разрозненном виде в разных коллекциях). Судя по тематике сохранившихся панелей, центральная часть и весь алтарь были посвящены Поклонению волхвов. На панелях изображены сцены из античности и Ветхого завета, которые идеологически перекликаются с Новым заветом. Самая почему-то известная и тиражируемая сценка - "Царь Соломон и царица Савская".


Царь Соломон и царица Савская

Вот тут, мне кажется, самое время обратиться к болезненной для многих, как я поняла из комментариев (чуть до драки не дошло), теме - одеяния героев. Многие возмущаются - как это Северные художники дошли до такой наглости, почему это они, дерзновенные, изображают библейских и античных персонажей черт-те в чем, а именно - в современной им самим одежде? Конрад Виц наглядно показывает нам, что получается, когда художник, не имеющий никакого представления во что одевались в Палестине в библейские времена, дает волю фантазии.

Встаю на на защиту Северян. Кто-то писал: они что, озверели?! Не видели что ли античных статуй и фресок, во что они персонажей рядят? Отвечаю вопросом на вопрос: где видели? В "Гугле"? В ЖЖ? В книгах, которые стали печатать сотнями, отнюдь не тысячами и десятитысячами, только в 16 веке? Где, скажем, Конрад Витц мог видеть помпейские фрески (отрытые только в 20 веке)? В лесах Верхнего Рейна или на берегу Женевского озера? В музее? Или вы представляете себе, что улицы средневекового Брюсселя и Кельна были буквально утыканы скульптурами Геракла и Афины? Да что скульптуры - пальмы и субтропическую растительность мы видим только у ван Эйка (Гентский алтарь) - он был по совместительству послом, побывал в Португалии и имел возможность видеть южную флору. Остальные сидели почти всю жизнь в своих брюсселях и женевах и никуда дальше соседнего леса не забредали. Господа и товарищи, давайте будем хоть чуть-чуть более приземленными и исторически-адаптивными. Я же не зря даты подписываю - это же 15-16 век! И кстати,  еще раз привожу вот эту работу:


Портрет Василия Третьего (1550-60-е), фрагмент иконы.

Народ, это ПЕРВЫЙ на просторах СНГ "светский" портрет реального человека! Папа Ивана Грозного, к слову, и портрет его посмертный, "по памяти". Еще раз на дату смотрите. ПЕРВЫЙ!!! У северян и итальянцев уже давно умерли Джотто, ван Эйк, Мемлинг, фра Анжелико. Да что там! - Рафаэль и Леонардо уже померли, и сотни других гениев и талантов. Это я так, на всякий случай, для небольшого "протрезвления в мозгу".

Это первое. Второе - в голове просвещенных людей средневековой Европы было совсем не то, что у нас сейчас с вами - никаких покемонов и курса доллара. Для них события Нового завета словно застыли во времени. Распятый Христос в один момент времени словно "завис" одновременно распятым на кресте, сидящим на Небесном троне и вершащим Страшный суд. Мария в единый момент времени так и осталась получающей Благую весть, рыдающей у подножия креста и сидящей в Эдемском саду с младенцем-Христом на руках - одномоментно и навечно. Все эти эпизоды люди должны были носить в своем сердце постоянно, каждое мгновенье. Бог ВСЕ ВРЕМЯ был с ними, он был их современником, участником всех событий их жизни, свидетелем и судьей.


Одеяния римских солдат на картинах Северных художников 15-16 века


Этому посвящались богословские трактаты; иконы и алтари, окружавшие людей в церквях, были постоянным напоминанием этого. Так что для средневековых граждан библейские персонажи были именно современниками. В дурацкие экзотические наряды "одевали" только волхвов - они же были заморскими гостями, и еще римских солдат - они были чужаки и враги.

Все, побухтела чуть, идем дальше.

Что мы видим на картинке с Соломоном?
Была там в ветхозаветные времена такая история со смутным эротическим подтекстом. Приезжала к древнеиудейскому царю Соломону погостить аравийская правительница Балкида, или царица Савская ("Шеба" на английском). Подарков навезла, философские диспуты вела, ибо умна была, говорят, необыкновенно, всячески пользовалась гостеприимством. Гостила долго, и, похоже, с Соломоном подружилась очень-очень близко. Потом воздала ему хвалы, еще подарков надарила (видно, лень было добро домой обратно тащить по пустыне) и удалилась восвояси.


На этой потрясающей фреске Пьерро де ла Франческо изображена встреча Соломона и царицы. Художнику удалось тонко подметить и отобразить эротические флюиды, возникшие между героями при первой же встрече. Хотя Соломон здесь отнюдь не торт.

Правда, в то время, как и сейчас, процветала ксенофобия, и распускали про царицу сплетни, что у нее волосатые козлиные ноги. Чтобы проверить это, но не обидеть гостью, царице сделали тайное испытание - устроили так, чтобы ей пришлось перескочить через ручей, и ноги ее отразились бы в чистой воде. С  ногами все в порядке оказалось, и Соломон потом все лично еще раз проверил. По другой версии история с ногами царицы выглядит чуть иначе. Во дворце Соломона был зеркальный пол, и, войдя в него, царица решила, что это вода, и машинально приподняла подол платья. Все увидели, что ноги у нее человеческие, но довольно волосатые, и, вроде бы, Соломон даже сделал ей по тому поводу замечание. Не ясно тогда, правда, с чего бы это ей после этого дарить ему горы золота. Я бы точно потом в ответ неутомимо язвила бы по поводу его неудачно сделанного обрезания, происхождения, смешной шапки и т.п. Ну, наверное, поэтому я и не царица.

Царица на картине Витца дарит Соломону золотой кубок - это перекликается с золотыми дарами волхвов.

Еще три панели имеют сходную тематику:


Давид и Авессалом

Сын Давида (и, соответственно, брат Соломона) Авессалом убил родного брата Амнона за то, что тот обесчестил их сестру Фамарь. После этого ему пришлось бежать, но со временем он был прощен отцом и снова допущен ко двору. Мы как раз видим сцену примирения. Правда, потом он опять предал отца и восстал против него, подняв войско, но был разбит, бежал, во время бегства запутался длинными волосами в ветвях деревьев и был убит тремя стрелами. Давид потом очень оплакивал его смерть - хоть и придурок, но все же родная кровинушка.



Авраам и Мельхиседек
Про этих я рассказывала. Создается впечатление, что Авраам (в латах) преподносит Мельхиседеку кубок, но как раз наоборот. Древний (и, кажется, вечный) царь Мельхиседек приветствовал после удачной битвы Авраама у врат города с хлебом и вином - эту сцену нередко изображали как ветхозаветное предзнаменование евхаристии - то же вино и хлеб.


Правители племен Совохай и Ванея - верные вассалы из воинства царя Давида.
У парня сзади подозрительно хитрый вид - уж не из-за того ли, что он украдкой наступил на край плаща своего соратника.
Смотрим остальные панели.


Синагога
Очень необычно, правда? Сиволом синагоги (иудейской веры) Конрад изобразил абстрактную даму в желтом платье. Желтый - в средневековье символический цвет евреев. Женщина в руках держит скрижали Завета с надписями на иврите. К слову, это "псевдо-иврит", "абракадабра", Витц просто использовал похожие буквы. У женщины закрыты глаза - она слепа к христианской вере, "затормозила" на Ветхом завете. Выглядит дама неважно - осунувшаяся, бледная, почти синяя. В руке ее сломанное копье - в общем, плохо дело.

То ли дело здесь:


"Церковь"
Яркая, нарядная, жизнеутверждающая!


Император Август и Сивилла Тибуртинская
Октавиан-Август обратился к прорицательнице (сивилле), стоит ли ему принимать титул Божественного. Тогда сивилла показала ему видение будущего в небесах - Богородицу с младенцем, Спасителем мира, и сказала, что это истинный Трон Бога. Август отказался от обожествления. Наряд у Августа, конечно - маманегорюй! Сцена обыгрывает тему поклонения истинному богу и связана, как и другие, с Поклонением волхвов.


Антипатр и Юлий Цезарь (ой, с Цезаря прям нимагунимагу!)

Вообще-то, Антипатр был человечек так себе: во время войны Цезаря с Помпеем он в решающий момент перешел на сторону Цезаря, хотя изначально воевал за Помпея. Ну, а что такого - ясно же стало, что Помпей проиграет. Потом он верно служил Цезарю, но враги обвинили его в предательстве. Тогда Антипатр разорвал одежду на груди и сказал Цезарю, что вообще не собирается оправдываться и не скажет более ни слова, а свидетельствовать за него будут 27 ран, полученных в боях за Цезаря. Здесь такие туманные аллюзии: верность "правильному" царю, раны на теле Христа...


Эсфирь и Артаксеркс

Эсфирь - популярный персонаж Торы (или Ветхого завета). Иудейская девушка была двоюродной сестрой и подопечной правителя Мордехая, который выдал ее замуж за персидского царя Артаксеркса. Когда Мордехай по навету был приговорен к смерти, она вопреки этикету, рискуя жизнью и положением, бросилась в ноги к царю-мужу и защитила Мордехая. Он был оправдан, врагов казнили. Здесь мы видим жертвенность ради других с риском для собственной жизни - аналогия с крестной жертвой Христа, связь Ветхого и Нового завета.


Мавзолей Эсфири и Мордехая в Иране.



Святой Варфоломей.
Апостол часто изображается в белой одежде, с книгой и ножом - с него сняли кожу. Он покровитель мясников, кожевников, переплетчиков, скорняков, дубильщиков.


Святой Августин - основатель ордена августинцев.

Все, панели алтаря закончились.

Еще работы Конрада Витца давайте посмотрим.



Здесь мы видим Троицу (слева) и Встреча Марии и Елизаветы.

Фрагмент картины вынесен в начало поста, мы видим забавную деталь - изображения младенцев Христа и Иоанна Крестителя на животах своих беременных матерей.
Золотой "задник" и абстрактные узоры - атрибут готической живописи. Золото для фона использовали и в православной иконописи.


Встреча Иоахима (Иоакима) и Анны

Это родители Богородицы. Они зачали ее очень поздно, будучи уже пожилыми людьми. Пара долго оставалась бездетной, они очень горевали по этому поводу. Однажды, когда они были вдали друг от друга, им обоим пришло видение - ангел сообщил им, что у них будет дочь, которая станет матерью Сына Господня. Супруги бросились друг к другу, обливаясь слезами счастья. Очень интересные детальки вокруг парочки, присмотритесь.


"Поклонение волхвов", ок. 1443. Музей истории искусств, Женева

Это не деталь описанного алтаря, совсем другая работа.


"Благовещение". 1440. Национальный музей в Нюрнберге.

У Богородицы нимб - в отличие от нидерландской живописи, там мы нимбов не видим. Нет привычных нам символов - лилии и святого духа-голубя.
Интерьер скромный, даже суровый, комната тесная. Витц писал такие очень земные, коренастые фигуры.


"Святой Христофор", 1435, Кунстмузеум, Базель

Работа чем-то похожа на "Чудесный улов" - тот же немного угрюмый пейзаж, те же тихие прозрачные воды.


"Распятие" , ок. 1445. Гемелдегалерие, Берлин

Мне кажется, это не Витц, а кто-то из последователей.


"Представление Богородице с младенцем кардинала де Мейса".ок. 1443. Музей истории искусств, Женева

Сзади стоит святой Петр с ключами от Рая. Очевидно, что работа принадлежит единому циклу картин, посвященному святому Петру - как алтарь Петра с "Чудесным уловом" и вот это:


"Освобождение ангелом святого Петра", 1443-44, Музей истории искусств, Женева



"Святая Мария Магдалина и святая Екатерина Александрийская".

Очень красивая работа, хоть и немного наивная.

Ну вот, с немецким нас почином.
Tags: готика, немцы, разговоры об искусстве, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments