agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Стефан Лохнер, с любовью


Рисунок с САЙТА

«Я дал 3 вайспфенинга и еще 2 вайспфенинга за то, что мне показали картину, написанную мастером Стефаном в Кельне» - такую запись сделал Альбрехт Дюрер в своем дневнике, возвращаясь из Нидерландов домой, в Нюрнберг. Мой драгоценный красавец был слегка прижимист, так что, видимо, картину он очень хотел посмотреть, раз дал сначала 3, а потом еще 2 (видимо после препирательств с привратником). Это были не бог весть какие деньги, но, с другой стороны, на них можно было кое-что себе позволить, ведь дальше создатель гениального «Зайца» пишет: «Я дал 1 вайспфенинг посыльному и 2 пропил с приятелями».

Представляете?! Утонченный, неприлично красивый и щеголеватый Дюрер – и вдруг «пропил»!


Стефан Лохнер "Святой Иероним в келье", 1440, 39,4 × 30,5, Музей искусств Северной Каролины.
Очень "нидерландская" картина, даже кусочек пейзажа в дверном проеме выглядывает. А лев похож на собачку.

Но мы на этот раз поговорим не о нем, хоть и очень чешется язык. Мы вспомним «мастера Сефана из Кельна» - крупнейшего мастера Кельнской школы Стефана (мне больше нравится аутентичное «Штефан») Лохнера. Дюрер любовался его картиной через 70 лет после смерти автора.

Занятно, что именно Дюрер его и «воскресил» – именно на основании исследования его записей в 1810-х был сделан вывод, что картину «Поклонение волхвов» из Кельнской Ратуши написал Лохнер. О нем очень мало документов, мы не знаем, где он родился, однако упоминается некий «Стефан из Констанца», что дало исследователем повод предполагать, что родился он на озере Констанц в Швабии, вероятно – в Марсбурге.


Мемориальная доска в Марсбурге

Даже если он родился в другом месте, теперь это уже не важно - в Марсбурге одна из улиц названа его именем, и "переназывать" ее никто не собирается. Еще в документах иногда упоминается некий «Мастер картины из собора» ("Dombild Master"), считается, что это тоже Лохнер.


Я. "Дюрер в Кёльне". 2016

Родителями его были Георг Лохнер и его супруга Альхет, не исключено, что это был род ювелиров. Год рождения примерно 1410. С очень большой долей вероятности можно предположить, что он бывал в Нидерландах, возможно даже учился там, но уж точно видел Гентский алтарь – влияние этой работы ван Эйка на его творчество практически, бесспорно. Некоторые исследователи идут дальше в своих смелых предположениях и считают, что он учился в мастерской Робера Кампейна..
Сефан был женат, жену его звали Лизбет.



Стефан Лохнер, "Святые Амвросий, Цицилия и Августин с донатором Хенрикусом Заувельгеном". 1450. 86 × 57,5, Музей Вальрафа-Рихарса, Кельн, Германия
Судя по плащу, Хенрикус был госпитальером.


Взлет популярности Лохнера среди современников был стремителен – к годам 35-37 он уже владел двумя домами в Кельне и одно время состоял в городском совете (в 1447 и 1450), что свидетельствует о немалом к нему уважении сограждан. Судя по всему пара была бездетной, так что два дома могли понадобиться Лохнеру в связи с его ремеслом - в одном он мог жить с женой и слугами, а другой держал в качестве мастерской.




Стефан Лохнер. "Страшный суд" (центральная панель алтаря), 1435, 124 × 172. Музей Вальрафа-Рихарса, Кельн, Германия.
Интересно, что нечисть здесь больше похожа на героев современных мультфильмов, чем на чудовищ. Или это герои современных мультфильмов похожи на чудовищ? Автор пытался что-то сделать с перспективой, но как-то у него получилось неубедительно.

В Кельнских документах он впервые упоминается в 1442 году, хотя приехал сюда, скорее всего году в 1430-м, но точно в 1437 уже жил в Кельне - в 1447 его избрали в муниципальный совет, а членом совета мог стать только гражданин, который прожил в городе минимум 10 лет. В 1442 в Кельн приезжал император Фридрих Третий, и Лохнер был приглашен для участия в украшении города к его приезду. Последняя запись о нем – в 1451, в разгар эпидемии чумы - в городском архиве есть документ об устройстве чумного кладбища как раз неподалеку от жилья Стефана.


Стефан Лохнер. Алтарь "Страшный суд" в собранном виде выглядит так. На створках - мученичество апостолов. Здесь все это вместе выглядит красивенько, но на самом деле створки находятся в Штеделевском институте во Франфуркте-на-Майне, а центральная часть - в Кельне.

Затем картины и упоминания заканчиваются – видимо, от чумы он и умер, совсем не старым, лет 50 ему было. В том же году умерли его родители - очевидно, от той же болезни, и о Лисбет больше нет упоминаний, она, наверное, тоже скончалась. В последние годы у художника были финансовые проблемы – он влез в долги и никак не мог с ними расплатиться (для покупки дома в 1448 он брал большой кредит). Есть еще одна бумага, уже после 1451 года, через год после предполагаемой смерти - в 1452 было судебное разбирательство о разделе его собственности, часть как раз пошла за долги.



Фрагменты "Страшного суда"




Мужик пытается даму защитить, видно, при жизни была его подружка. Или просто джентльмен.


Дядька-жадина, до последнего мешок с деньгами не выпускает!

Совершенно очаровательна (хоть и не уникальна) его техника. Такой стиль условно называют «мягкой готикой» (или «интернациональной»), корни его следует искать во Франции, как и корни готики вообще. Интернациональным этот стиль называют потому, что подобные работы можно было встретить в самых разных уголках Европы - от Нидерландов до Италии, от Румынии до Германии. И свойственны этому стилю общие черты - мягкость и наивность изображения, декоративность, многокрасочность и условность, абстрактный фон, отсутствие перспективы, "плоские" цветовые поля, "геометичность" складок одежды и локонов волос.


Стефан Лохнер "Сретение Господне", 1447, 139 × 126, Национальный музей в Дармштадте
Довольно редкий сюжет для Северян. Автор изобразил "иудейский алтарь" позади, как он его представлял - сооружение со скульптурными группами "Соломон на троне", "Жертвоприношение Авраама".


Краски у Лохнера яркие, сочные, словно «умытые», бросается в глаза обилие золота. Фигурки имеют кукольные пропорции и детские личики, линии мягкие, складки одежды струящиеся, с деликатной светотенью. Вообще, буквально физически ощутимо благоговение и нежность, с которой автор написал свои работы, сама любовь водила его кистью. Богородица и младенец выглядят умильно и трогательно, лицо Марии выражает погруженность в свои мысли, медитативное самосозерцание. Декор и орнаменты на картинах только подчеркивают этот эффект зашкаливающей миловидности.


Стефан Лохнер "Мадонна с младенцем в розовом саду" (или в беседке из роз, по разному называют). 1448. 50,5 × 40. Музей Вальрафа-Рихарса, Кельн, Германия

В некоторых работах Лохнер неуверенно пытается экспериментировать с перспективой, но по большей мере не тратит усилия на фон, акцентируя внимание на фигурах героев.

Вернемся к записи Дюрера. Надо сказать, что она в свое время наделала много шороха среди исследователей. Ведь не ясно, где Божественный видел алтарь (упоминается именно «алтарь», в оригинале «створки») – ни место, ни тему работы он не описал. Некоторые исследователи (американский искусствовед Брюджит Корли, например), считают, что «Алтарь покровителей» -  вообще не работа Лохнера, с таким же успехом автором мог бы быть, скажем, Конрад Витц.


Подмалевки в ИК-лучах ("Алтарь городских покровителей")



Подмалевки в ИК-лучах ("Алтарь городских покровителей")

Пользуясь современными методами исследований, а именно инфракрасными и рентгеновскими лучами, ученые обследовали буквально каждый сантиметр живописи Лохнера и сошлись во мнении, что характерная техника подмалевка фигурирует практически на всех панелях, которые автору приписывались ранее, и написал их, скорее всего именно Стефан Лохнер. Ну, или тот, кого мы считаем Стефаном Лохнером. Кельнские ранние мастера делали легкие, «пунктирные» подмалевки – буквально пара линий, а то и вообще без них, либо, возможно, они использовали красный мелок (сангину), который не виден в инфракрасных лучах.


Стефан Лохнер. Алтарь "Мадонна в запретном саду со святыми", 1445-50, 31 х 227. Музей Вальрафа-Рихарса, Кельн, Германия

У Лохнера подмалевок четкий, много штриховок, передающих не только линии и штрихи, но и некоторые нюансы светотени. Линии он наносил при помощи кисти и пера чертежными чернилами. Также исследователи определили, что Стефану во время создания алтаря помогало по меньшей мере три помощника, и они явно делали много набросков, и первоначально графический эскиз тщательно, до деталей был предварительно проработан на бумаге, на панели рисунок наносился почти начисто, с очень немногочисленными правками.


Стефан Лохнер. "Святые Матвей, Екатерина Александрийская и Иоанн Евангелист", 1450. Национальная галерея, Лондон.

Также теперь принято считать, что Дюрер видел именно алтарь «Поклонение волхвов», или как его называют еще «Алтарь городских покровителей», заказанный членами городского совета для часовни (трапезной?) при городском совете. Небольшой храмчик был построен в 1425 году и посвящался Марии в Иерусалиме.


Часовня Марии в Иерусалиме в Кельне. 1870-е


Через несколько столетий, в 1810 алтарь был перенесен в часовню святой Агнесы в Кельнском соборе, и это большое счастье - прежний "дом", часовня Марии, была разрушена во время Второй мировой войны.

Конечно, лично я была бы намного более благодарна Лучезарному, если бы он меньше тратил слов на то, сколько денег он потратил на шмотки и бухло еду, и чуть подробнее описал, что и где он видел.


Так алтарь выглядит в часовне.


Центральная панель "Поклонение волхвов", 260 х 285 см. Масло на дубовых панелях
К слову, Лохнер иногда писал не маслом, а темперой. Композиция необычна для Северян - Мария ровно посередине композиции, это редкая иконография сюжета.



У малыша по-настоящему царственный вид


Створки алтаря (280 Х 142 см) - святая Урсла и 11 000 мучеников и святой Гереон и 50 его воинов.

Это и есть покровители Кельна. Про Урсулу вы знаете, она была убита здесь, и ее мощи были обретены в Кельне, а Гереон - новый персонаж. Во времена Римской империи был такой фиванский офицер-христианин, который отказался принести жертвы языческим богам и был казнен за это с 50 солдатами. По другой версии солдат было более 300. Фиванский легион принял христианство в Египте, а когда был переброшен на Север, языческий император Максимиан потребовал от веры отказаться. Они не согласились, и все были убиты, по одной из версий, в Кельне, правда тогда город назывался Колония Агриппина и был частью Римской империи.



Посмотрите на бархатную одежду рыцаря Гереона - очевидно влияние ван Эйка! И вообще стиль похож.


Для сравнения - парни с "Гентского алтаря"


В зеркально-сияющих доспехах отражаются окна капеллы.


У ног Богородицы мы видим прекрасный золотой ларец. Скорее всего, это - реликварий, намек на мощи святых, найденные в Кельне.


Резной декор алтаря


"Благовещение" (внешние створки алтаря)


И еще несколько работ Лохнера:


Стефан Лохнер "Распятие", 1445. 37,5 × 23,6. Старая пинакотека. Мюнхен


Стефан Лохнер "Сретение", 1445. 35,5 × 22,5. Музей Галуста Гюльбенкяна, Лиссабон.
Какая же милота! - он треплет его за бороду, как делают это обычные малыши!


Стефан Лохнер. "Святой Франциск получает стигматы", 1445, 35,5 × 22,5 см. Музей Галуста Гюльбенкяна, Лиссабон.


Стефен Лохнер "Распятие со святыми", 1439, 107,5 × 190,3. Германский Национальный музей, Нюрнберг


Стефан Лохнер, наружные части створок алтаря Страшного суда (он там где-то выше был). Слева-напрво - Святые Антоний, Корнелий и Мария Магдалина, затем Екатерина Александрийская, Эгидий, Квирин Нойский. 1445, по 120 × 80,6, Старая пинакотека, Мюнхен.

Ну, что, как он вам?
Tags: Дюрер, Стефан Лохнер, готика, немцы, разговоры об искусстве, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →