agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Хотин (часть1)

Приступая к описанию широко известных исторических мест или деятелей эпохи, я всегда долго раздумываю и колеблюсь, оттягиваю время, все не решаясь сесть к компьютеру и начать

Хотинская крепость                                                                                                                         

свой рассказ. Что еще можно сказать о достопримечательности, которые не видел только ленивый, описаниями которых пестрят все путеводители и сайты туристических фирм, о которых уже писано-говорено миллион раз? Именно к таким объектам относится Хотинская крепость. Если у вас все в порядке со зрением, скорее всего, вы видели ее хотя бы однажды: твердыня «сыграла» более чем в 40 фильмах! Однако, надо все-таки попробовать – не могу же я молчать? Крепость-то мне понравилась!

Первые упоминания о Хотине встречаются еще в 11 веке, в 2002 году 10-тысячный город отметил свое 1000-летие. Название славянского города происходит от слова «хотеть, желать» или от распространенного тогда мужского имени. Поселение возникло приблизительно в 7
Штефан Великий                                                                                    

веке, на месте, где жили восточнославянские племена тиверцев. Предполагают, что еще в конце 11 века на мысе, омываемом делающим здесь изгиб Днестром, стояли деревянно-земляные укрепления. Считается, что Хотинская крепость – одно из укреплений, оборонительную цепь из которых создали по указанию Владимира Великого. Тогда Хотин входил в состав Киевской Руси, потом – Требовльского княжества, потом – Галицкого, потом – Галицко-Волынского. В 60-х годах 13 века по приказу Данилы Галицкого на возвышении возвели первую каменную крепость; она находилась в северной части нынешней. Остатки ее 7-метровых стен обнаружили внутри более поздних стен, возведенных в 15 веке. Камни в ней крепились раствором, характерным для строительства Киевской Руси – розовой «цемянкой», смесью цемента и битого красного кирпича. Каменная замковая часовня была построена еще ранее – в 1230 году. С развитием огнестрельного оружия к фортификационным сооружениям предъявлялись уже другие требования, поэтому во второй половине 14 века взялись за перестройку замка, как говорится, когда обои еще не просохли. И в 15 веке опять взялись за перестройку, когда в Хотине уже во всю хозяйничали молдаване под руководством Штефана Великого (большеголовый памятник этому правителю я видела на главной площади Кишенева – говорят, росточком-то как раз он не был велик – чуть выше 1 м 60 см).

Штефан активно боролся с внешними и внутренними врагами, добиваясь независимости для
Бендерские ворота                                                                                                                       

своего государства. К тому моменту Молдавия уже платила дань Османской империи, но находились и другие желающие поживиться лакомым кусочком, каковым являлись земли вдоль Днестра. До этого город уже побывал во власти венгров и Польши, а позже здесь недолгое время пробыли генуэзцы, большие любители крепостей. Теперь основным врагом опять была Польша, Молдавия во всю упиралась, чтобы избежать порабощения ненасытным соседом. Штефан пытался укрепить свое государство, создавая оборонительный рубеж из цепи крепостей. При нем были заложены твердыни в Белгороде и Килие. Одной из важнейших крепостей Штефан считал Хотин. Молдаване практически заново построили крепость. Господарь неоднократно сам посещал стройку и лично руководил работами. Только маляров на постройку привлекли 200 человек, а всего на строительстве работало около 1400
мастеров. Работы велись семь месяцев, а рекордсменом строительства стала Килийская крепость – здесь работало 800 маляров, всего – 17 000 человек, а построили ее за месяц! В Хотинской же крепости старые стены снесли почти полностью, а новые сделали еще выше – до 8-10 метров и до 5 м толщиной. Подняли уровень замкового двора. Теперь он делился на две части – внутренняя на территории старинного детинца, и внешняя – там, где когда-то начинались предместья. 6-метровый ров засыпали, а на их месте построили два каменных корпуса, которые соединялись воротами; теперь у замка были и обширные подземелья. Возвели несколько новых мощных башен около 40 метров высотой, самой крупной из
Мост и Надвратная башня                                                                                                            

которых была квадратная Комендантская. Тогда же на стенках появился красный «вавилонский» орнамент, служивший оберегом. В 1476 году гарнизон замка успешно выдержал осаду турецкой армии, а в 1509 Хотин устоял под натиском поляков. Правда,  при воеводе Петру Рареше в 1538 году поляки под руководством Якова Тарновского все-таки захватили Хотин после двухнедельной осады и сильно повредили крепость. Они сделали подкоп, и заложи в него взрывчатку. При взрыве был разрушен большой участок стены, выходящей к реке, так же взорвали один из корпусов и несколько башен – веселились, словом, как могли. Крепость после этого восстановили в 1540-44гг. Более новые участки стены уже не украшали орнаментом. Правда, удерживать Хотин молдаване долго уже не могли. Царствование Штефана Великого – яркая, но очень кратковременная вспышка молдавской славы. После его смерти государство быстро захирело и попало в вассальную зависимость от турок.

Так уж повелось, что история Хотина всегда неразрывно была связана с казаками, что вполне объяснимо – здесь долгое время пребывал турецкий гарнизон, а где турки, там вскорости жди казаков. Одно из первых задокументированных нападений их на крепость – успешный штурм Хотина в 1563 году казаками Дмитрия (Байды) Вишневецкого. Это была последняя победа

Украинский казак (рисунок Боплана)                                                                                      

славного гетмана – он попытался уговорить молдавских бояр выступить в совместный поход против турок, однако трусливые бояре выдали отважного атамана врагам. Байду увезли в Константинополь и казнили, подвесив за ребро на крюк.

В 1595 году в крепости укрывался от валашского воеводы Михая Витязя молдавский господарь Иеремия Могила с сыном Костянтином. Это были отец и брат будущего
Еще один мост                                                                                                                         

митрополита киевского Петра Могилы, основателя Киево-Могилянской академии. Позже конфликт с валахами вынудил Могил бежать в украинскую часть Польши, к Ереме Вишневецкому (его мать Ройна (Райна) Могилянка была сестрой Петра и Костянтина Могил).
 
            С 1615 года крепостью владели поляки. Молдавский господарь Гашпар Грациани заключил договор о сотрудничестве с поляками, польские войска вошли в Хотин. После поражения в битве при Цецоре поляки вынуждены были заключить с турками позорный мир. Однако, королю Казимиру Третьему не терпелось найти как можно больше приключений на свой монарший зад: улаживая «турецкие дела», он умудрился одновременно вести войну с Московией и Швецией, оказавшись в полной политической изоляции (обычное дело для Речи Посполитой – одинокие, но гордые). Возня с двумя последовательными Лжедмитриями, поднятая поляками в Москве и продолжавшаяся с 1605 по 1618 год, отнюдь не снискала благожелательного отношения русских к Польше. В одной из крайне неудачной схваток с русскими в 1617 г под Можайском королевич Владислав, сын Казиира, преизрядно получил по  шапке; так, что вынужден был, скуля, попросить помощи у запорожских казаков, а именно
Арка над ручьем и Ясские ворота                                                                                                   

у гетмана Сагайдачного, наобещав расширить казачьи свободы и увеличить права. Однако, это не спасло союзную армию от поражения, после чего был заключено Деулинское перемирие между Россией и Польшей на 14 лет. Правда, русские вынуждены были отдать Речи Посполитой Смоленск и Северскую землю, включая Чернигов, однако, поляки убрались
Осман II                                                                                                                                               

с других русских земель. Это была одна из увертюр к Хотинской войне. Была еще одна увертюра – казацкая. После того, как полякам уже не нужны были услуги казаков, они отказались от всех своих обещаний. Мало того, они потребовали сократить число реестровых казаков и распустить по домам нереестровых – другими словами, загнать их обратно в
Петр Сагайдачный                                                                                                                    

крепостное ярмо.  Большинство польских шляхтичей относилось совершенно по-свински к представителям иных сословий, вероисповеданий, национальностей, да и, чего уж греха
таить, к своим собратьям-шляхтичам. Польское выражение «гонор шляхетный» с глубокой древности стало именем нарицательным. Сохранились воспоминания безвестного немецкого офицера, участника Хотинской войны,  в которых он с негодованием рассказывает, насколько
Хотинская битва 1621 (старая гравюра)                                                                               

надменно и презрительно вели себя поляки по отношению к немцам и казакам. Естественно, вероломный обман королевича и указ о демобилизации казацкого войска, помноженный на вековые обиды, вызванные приниженным положением казаков, вызвал у них бурю негодования. Они обвинили Сагайдачного в чрезмерном «миндальничании» с «ляхами» и низложили его. На его место выбрали некоего Якова Бородавку, Петр Конашевич
План Хотинской крепости (из путеводителя)                                                                              

Сагайдачный оставался в высоких чинах, однако гетманов отныне был Бородавка. В отместку полякам, казаки, формально находящиеся на службе у Речи Посполитой, совершенно перестали подчиняться их приказам, что и ранее они делали без особого рвения. Они начали совершать невероятные по своей отваге и наглости походы на турок, громя их отряды, отнимая награбленное и отпуская на волю христианских пленников. Дальше – больше. Они уже не дожидались нападения османов и стали первыми нападать на их города и корабли. На
План расположения войск под Хотином в 1621 г                                                                      

море они были такой же занозой в филе султана, как и на суше – казацкие быстроходные лодки-«чайки» принялись нападать на торговые флотилии, грабя и пуская на дно по нескольку кораблей за раз. Султан регулярно писал жалобы Сигизмунду, требуя навести порядок в стане казаков и прекратить разбой. Королевский Краков краснел, шаркал ножкой и бубнил что-то невнятное в ответ. Чаша терпения Сулеймана Второго переполнилась, когда ему донесли о штурме и полном разграблении казаками Синопа и нескольких других богатых прибрежных городов. Султан так разгневался, что приказал казнить визиря, долго скрывавшего от него эту новость. Турки предприняли несколько карательных походов, успешными из которых оказались далеко не все. Я не отношусь к запорожскому и другому украинскому казачеству с умилением  и пафосом, как многие историки и политики. Я призываю к объективной оценке любой исторической личности, факту и явлению. Мне попадалось множество источников, в которых говорилось о безрассудстве и коварстве казаков, их безграничной жестокости и склонности к бунтам внутри войска. Известный французский  картограф, путешественник и военный инженер Гийем Левассар де Боплан, 18 лет пребывавший на службе у Речи Посполитой, неоднократно бывавший в Сечи и много общавшийся с казаками, в своем «Описании Украины» писал о них: «Нет ни одного человека между ними, к какому бы возрасту, полу или состоянию он ни принадлежал, кто бы ни старался превзойти своего товарища в пьянстве и гульбе. Нет среди христиан и таких, которые бы в той же мере, как они, усвоили привычку не заботиться о завтрашнем дне... Мне кажется, вряд ли какой-либо народ в мире сравнялся бы с ними в способности пить, ибо не успевают они отрезвиться, как тотчас же принимаются (как говорится) лечиться тем, от чего пострадали.». И не смотря на все мое осторожное отношение к казачеству, ни я, ни Боплан,
Палаты коменданта                                                                                                                           

ни другие авторы не могут не признать – похоже, этим удальцам не было равных в отваге, дерзости и самоотверженности на поле боя!     И еще одна увертюра – турецкая. Казачий разбой не мог не усугубить и без того стремительно портящиеся отношения между Польшей и Блистательной Портой. К 1620 году назрела очередная война. Осман Второй разработал план захвата Польши, включая землю Украины и Белоруссии. Надо сказать пару слов об этом турецком правителе. Этот юноша стал султаном в 14-летнем возрасте, в результате свержения с трона своего дяди Мустафы Первого. На трон его посадили янычары высоких чинов – воспитанники системы девширме: мальчиков и юношей-христиан отрывали от семей, обращали в ислам и принуждали их пройти специальную систему подготовки, после которой из них формировались отборные части войнов-мусульман. В 17 веке янычары приобрели колоссальное влияние и занимали большинство главенствующих должностей при дворе. Сажая на престол юношу-подростка, они рассчитывали его руками управлять страной, однако Осман неожиданно обманул их ожидания. Этот паренек проявил недюжинную силу характера, ум и энергию, каковыми не могли похвастаться многие зрелые мужчины. В то время он находился под влиянием распространившихся в Османской империи националистических настроений и задумал реформы в армии, целью которой являлась постепенная замена чиновников и командиров-янычар, инородцев, на турок. Правда, это были отделенные планы, а в 1620 году его больше волновал захват Польши. К этому моменту ему исполнилось целых... 17 лет! Исторические источники сообщают, что юный султан был прекрасно образован и начитан, однако ему не были чужды кровавые крайности, присущие многим мусульманским правителям той эпохи. В хрониках Хотинской битвы зафиксирован один жуткий эпизод: В один из дней длительного противостояния Осман приказал для устрашения врагов казнить 500 человек пленных и своих солдат, пытавшихся прейти на
Еще одно изображение Хотинской битвы                                                                          

сторону противника. Казнь происходила на высоком берегу Днестра, на месте, которое было хорошо видно польско-казацком войскам. Несчастным рубили головы и бросали их мертвые тела в реку, «и все видели радость султана, когда вниз летели одна за другой отрубленные головы, а затем и тела казненных». 
Остальное ЗДЕСЬ
 
 

 
Tags: Голицыны, Острожские, Румянцевы, Собесские, Хотин, Черновицкая область, замки, крепости, мечети, храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments