agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Categories:

Доходные дома в стиле модерн



У меня на канале новое видео - о доходных домах Киева в стиле модерн:




Как обычно - кто не любит смотреть видосики - читаем ниже:

Модерновые особняки мы с вами уже посмотрели, пришло время полюбоваться Киевскими доходными домами в стиле модерн.

Большинство домов удалось снять уже при хорошей погоде, особнякам из прошлого видео повезло меньше, их я снимала в тумане и полумгле. Вообще у нас странная была первая половина февраля: солнце, капель, совсем весна какая-то.

Приступим. Приток населения в Киев в начале ХХ века был колоссальным - за 15 лет с 1900 по 1915 год население города увеличилось вдвое, оно составляло 613 000 человек. Примерно треть этой публики была представлена высшим и средним классом – это люди, которые не стали бы ютиться в деревянных избах. Всем им надо было где-то жить. Где?



И понеслась – как грибы после дождя на недавно еще тихих улочках древнего города стали вырастать доходные дома.

Что же это такое - доходный дом? Ясно из названия: хозяин такого дома вкладывал средства в строительство многоквартирной постройки, а затем помещения сдавал в аренду и получал доход (ну, так он надеялся). Сами хозяева обычно жили в одной из квартир либо в отдельном флигеле, который чаще всего располагался на второй линии позади дома. К слову, доходными были не только жилые дома, сдавались помещения и под конторы.

Смысл ставить такие дома появился, когда сняли ограничения по высотности, связанные с эспланадным правилом – в Киеве существовала военная крепость, вблизи которой не разрешалось возводить дома выше 2 этажей. С ростом населения земля в Киеве стала стремительно дорожать, расширятся можно было только за счет высотности. После отмены эспланаданого правила многие стали надстраивать свои двухэтажные особняки и сдавать жилье.



Если вы будете внимательны, вы с легкостью увидите такие дома – верхние этажи обычно более простецкие, чем первые два.

Занятно, что такое явление, как доходные дома просуществовало всего пару десятков лет – с конца 19 века, когда в Киеве начался экономический подъем, вызвавший резкий приток населения, и до Первой мировой войны. За это время в городе появились буквально сотни новых домов, подрядчики богатели сказочно, как и производители кирпича и хозяева лесопилок.
Надо сказать, что на постройку обычно уходило два года – за первый год выгоняли «коробку», затем ждали, когда высохнет раствор и дом чуть осядет, а потом уже занимались отделочными работами. Строительный бум был таким, что заводы не успевали штамповать кирпичи.



С этим связанна нашумевшая в свое время в газетах трагедия лета 1911 года – недостроенный дом на углу нынешней улицы Сечевых Стрельцов и Кудрявской обвалился, погребая под грудами кирпича прохожих и строителей. Погибло 9 человек, 17 ранено. Это стоило карьеры архитектору Олтаржевскому, но формально он был не виноват: для стройки поставили кирпич, который в спешке обожгли сырым, на вид он вообще не отличался от качественного. Вот, здесь стоял обрушившийся дом, потом на его месте построили вот этот:



За это время архитектурная мода пережила всего два периода – эклектика (один из подвидов – историзм) и модерн. Вот в этих двух стилях и построены были все киевские доходные дома. И если эклектические дома немного однотипные, то модерновые довольно разнообразны. Это зависело от кошелька и капризов хозяина, ну, и от фантазии зодчего, конечно. Понятно, что стоимость жилья в доме обычно коррелировала со степенью пышности декора или оригинальности проекта.



В Киеве сохранилось несколько настоящих шедевров архитектуры в стиле модерн, а есть дома на тихих улочках, которые выглядят довольно скромно, но все-таки модерн в них узнаваем, если присмотреться – небольшие майоликовые вставки, ленты растительного декора, необычное оформление эркеров или входных дверей, сложное остекление, сохранившееся обычно только на лестничных клетках, квартирные окна за последние годы массово изуродованы металлопластиковыми рамами. Таких домов не так много, но они есть, просто поднимайте иногда голову, проходя старыми улицами – увидите много интересного.



В постройке модерновых доходных домов действовали те же принципы модного стиля, что и в проектах особняков и других зданий: асимметрия, плавность линий, вычурный декор и, конечно, наличие маскаронов. Естественно, в небольших постройках (особняках, например) всё это соблюсти было легче, а вот 6-8 этажные доходные дома сложно было сконструировать «с подвывертом», нередко архитектору приходилось ограничиваться одним декором, чтобы выглядеть продвинутым.

Идеализированные девичьи мордашки с печальными глазами – самая распространенная примета стиля.

Правда, не всегда мордашки были девичьи. Например, огромный домище в стиле северного модерна на Большой Васильковской украшают лица зрелой дамы и бородатого мужика. Предполагают, что это сами хозяева дома, купеческая чета Слинько. Дом был архитектурной сенсацией своего времени, даже попал на открытки с видами Киева.



Выходец из донских казаков купец Андрей Петрович Слинько занимался мануфактурной торговлей, жена его Феодосия Федоровна торговала дамскими шляпками. Еще им принадлежал «дом-терем» на Андреевском спуске. Слинько приехал в Киев бедняком и разбогател уже здесь. Он был большим любителем театра – жертвовал очень много денег труппе театра Соловцова.



А иногда на доме можно рассмотреть физиономию недовольного мужика – как, например, на доходном доме доктора Трофимова по ул.Ветрова, 21 (построен в 1907 архитектором Игнацием Ледоховским – тем, что построил клинику Маковского, где умер раненый Столыпин). Здесь короткое время жил Исаак Бабель, пока учился в коммерческом институте. Изначально дом был трехэтажным с семью балконами, сейчас балконов осталось три, четвертый этаж достроили в 1950-х. Дом выглядит очень эффектно даже после всех перестроек. Сильно портят фасад дешевые пластиковые окна, но хорошо, хоть балконы самовольно не остеклили. Соседний дом предположительно проектировался тоже Ледоховским, и он – яркий пример того, как можно изуродовать историческую архитектуру усилиями не в меру хозяйственных жителей: кондиционеры и самодельные балконы – наше все! Вроде бы дом проектировался специально для адвокатов, здесь на каждом этаже было по две пятикомнатные квартиры с одной общей приемной для клиентов.



Дома находятся недалеко от вокзала и станции метро «Университет», позади университетского ботанического сада, но даже коренные киевляне сюда редко забредают, об этих домах мало кто знает. Зайдите, полюбуйтесь – очень симпантично.

Раз уж мы упомянули Ледоховского, добавлю, что это самый загадочный архитектор, работавший в нач. ХХ в Киеве – есть только несколько скупых упоминаний об авторстве его проектов, о нем же самом ничего вообще не известно – не найдено ни одного чертежа с его подписью, ни других документов. Историки связывают это с тем, что многие собственники, уезжая в иммиграцию после революции, забирали с собой документы на жилье. Судя по имени и фамилии Ледоховский – поляк. Знаем мы, что он наверняка автор еще одного дивного проекта – доходный дом Антона Червинского на Костельной, тоже поляка. Антон Август Червинский был очень богат, он основал акционерное общество «Карбоник» по производству карбоната магния, его используют для изготовления кирпича и стекла – самое то для быстро строящегося Киева. Также предприниматель имел фирму «Червинский и Ко», которая занималась установкой освещения.




Дом очень необычный даже для модерна. Здесь уже не только маскароны (а именно злобная медуза-горгона), но и целые скульптурные и барельефные группы ангелочков-путти и атлантов, увитых листьями аканта – одна группа украшает портал, другая «тусит» на балконе, сплетаясь в крепких дружеских объятьях. Не перевозбуждайтесь, вряд ли обнимающиеся атланты имеют какое-то отношение к ЛГБТ, скорее это был такой прикол – озорной «перепев» популярного сюжета «три грации» в мужском исполнении. На кубе, который они держат, римские цифры. Знаете, что означают? «1913» - год постройки. А если рассмотреть поближе рельефы на входе, на бетоне можно увидеть подпись скульптора: «Соколов». Это тот же Федор Соколов, который сделал льва у клиники Маковского.



Вернемся к маскаронам. Мужики-маскароны не всегда злые, у некоторых выражение лица вполне веселенькое, хоть и несколько зловещее, как например на доходном доме камер-юнкера Павла Исаевича, возведенном в 1911 году архитектором Евгением Ермаковым на улице Рогнединской. Я, кстати, на него обратила внимание лишь недавно. Отрадно, что дом недавно отреставрировали и он весьма пристойно выглядит (если не брать в расчет уродливую надстроенную крышу).
Такой вот небольшой экскурс по маскаронам. Ну, а если вы хотите их увидеть сразу пару-тройку десятков, и все разные, то тогда вам следует заглянуть в Пассаж на Крещатике, здесь настоящий заповедник маскаронов, а также и барельефы имеются с античными сюжетами.

Расскажу вам о всеми любимом Доме с котами на Гоголевской.



Лукьяновка с конца 19 века была средоточием казарм и офицерского жилья, здесь селилось много военных в отставке: я вам уже рассказывала, например, об особняке полковника Бенсона, жил здесь также генерал Александр Багговут. На Гоголевской, судя по архивным данным, соседями были целых три отставника, одним из которых был участник Турецкой войны генерал Фердинанд Августинович Ягимовский. В 1907 году, уйдя в отставку, он заказал проект нового дома гражданскому инженеру (так тогда называли архитекторов) Владимиру Бессмертному (мы его уже тоже знаем по Дому с Ирисами на Мельникова). Интересно, что Владимир Андрианович Бессмертный был чуть ли не единственным коренным киевлянином из всей плеяды известных архитекторов, работающих в Киеве на рубеже 19-ХХ веков.



Дом сейчас имеет адрес Гоголевская, 23. Интересно, что изначально он был неоштукатуренный и имел вполне обычный, «кирпичный» вид, а украшения были серыми, бетонными.
Мастер создал удивительный проект, ни на что не похожий. Дом выглядит странно, даже дерзко, и чуточку забавно. Не могу сказать, что это вот прямо модерн-модерн, но многие приметы стиля можно найти.

Бессмертный использовал очевидные готические мотивы, обильно снабдив свое детище гротескным декором – тут и сразу несколько видов маскарон, и совы с грифонами, и зубцы с башнями, и завитушки в стиле «пламенеющей готики», и демоническое существо, уцепившееся за щипец фронтона, и, конечно, знаменитые коты-охранники, фланкирующие огромное полукруглое окно. Немного растерянные и грустные, надо сказать.

Дом строился как доходный, сдавались не только помещения на 4 этажах, но и подвальные, только стоили они в 2 раза дешевле. Сам хозяин с семьей жил в 6-комнатной квартире на втором этаже, вообще, не считая подвальных, здесь было 9 квартир стоимостью от 600 до 800 рублей в год. Для примера, 10-комнатная квартира в Доме с химерами Городецкого стоила 3500 рублей – в 4 раза дороже!

Предполагалось, что вот это большое окно будет витриной – на первом этаже должна была быть лавка с отдельным входом, но пока дом строился, городские власти приступили к осуществлению новаторского проекта – по улице решено было провести трамвайную линию, и улицу «углубили». Уровень окон таким образом значительно поднялся, лавку решили не делать и дверь в стене не прорубили.

«Трамвай под окнами – вот счастье-то!» - скажете вы, и будете неправы: жильцы (во всяком случае на первых порах) были вполне счастливы – трамвай был в то время технической новинкой (первый в империи появился именно в Киеве как-никак) и очень удобным видом транспорта, так что шумное соседство не удешевило жилье, а наоборот подняло на него цену. Вообще трамваи ходили тогда по многим улицам, на которых сейчас их уже давно нет – на Банковой перед Домом с Химерами, о котором я вам еще расскажу, на Гончара перед клиникой Маковского, по Лютеранской, по Владимирскому спуску и другим. Киев был городом трамвайным.



А Дом с котами благодаря своему необычному виду оброс городскими легендами. Поговаривали, что здесь поселилась нечисть (черт же на фронтоне), что жильцов преследуют неудачи и т.п. Я в такое не верю – котики не дремлют уже 110 лет, а они, как известно, надежно защищают от любой нечистой силы.

После революции в годы «уплотнений» квартиры перепланировали. Где-то читала, что сейчас они неудобные и тесные.

Бессмертному явно не давала покоя тема готики – к ней он еще раз обращается, когда ему через несколько лет поступает заказ от семьи Андре – Ольги Петровны и Владимира Сергеевича. На их средства в 1913 году был возведен доходный дом на углу нынешней улицы Сечевых Стрельцов и Бехтеревского переулка. Напомню, что по правилам градостроительства того времени, на перекрестках угловые дома 1 и 2 категорий должны были снабжаться декоративными башенками. Обращайте внимание – на многих старых домах центральных улиц такие башенки сохранились, правда, обычно они куполовидные или луковичные – барочные, Бессмертный же использовал стиль средневекового замка: у него башня в виде острого шатра с «капюшоном» на кронштейнах.
В нулевых дом перестроили, «доваяли» уродский шестой этаж, но башню, слава богу, не снесли, извините за каламбур, а лишь немного вытянули вверх.


Фото Д.Малакова

Улица Сечевых Стрельцов (бывшая Артема) довольно узкая, поэтому люди, пробегая мимо, редко смотрят наверх, и вряд ли кто-то внимательно рассматривает архитектуру этого дома, а она весьма занятная. Это уже более отчетливый модерн, модерн «северный» - здание похоже на древний замок. Его очень украшают балконы-балюстрады и особенно необычная лоджия на верхнем этаже.

Наверное, надо упомянуть самые знаменитые доходные дома эпохи модерна, являющиеся настоящей гордостью и украшениями Киева – это два дома, некогда принадлежавшие адъютанту командующего 9-й кавалерийской дивизии Леониду Петровичу Родзянко, который приходился кузеном российскому министру Михаилу Родзянко. Они стоят вначале улицы Ярославов Вал, в одном из них сейчас расположен театр «Сузирья». С него и начнем. Постройкой обоих домов руководил архитектор Мартин Вильгельм Клуг, однако проект именно этого дома создал Николай Яскевич. Здесь декор очень модерновый, просто эталонный, но все же чуть менее пышный, чем у соседнего дома, 14 а. В этом доме на втором этаже жила семья самого Родзянко.



Родзянко был очевидно богат, в Киеве у него было 4 дома! Он был кавалеристом, обожал лошадей, и поэтому стену гостиной украшает резной горельеф над камином – всадник на коне, девушка на втором горельефе – его супруга Александра. Родзянко не просто любил лошадей – он их разводил, имел несколько конезаводов, лошади его выигрывали на многих скачах и были популярны во всей империи. Судя по всему, чутье у хозяина домов было безукоризненное – перед самой Первой мировой он продал всю свою недвижимость и эмигрировал в Штаты, там удачно вложил деньги и стал миллионером. А дома остались нам.





В доме 14-б было шесть шикарных квартир, по одной на этаж. Здание было снабжено такой новинкой, как механический лифт американской фирмы «Отис». Левая дверь в здание вела прямо на второй этаж, в апартаменты хозяина – туда, где сейчас театр. Справа проезд во двор, там был вход для других жильцов. Интерьеры квартиры Родзянко частично сохранились, особенно шикарен кабинет в английском стиле, обшитый деревом, со стеклянным плафоном и сценами охоты на потолке. В 2001 году дом отремонтировали, сейчас он в очень хорошем состоянии.



Второй дом, 14а, тоже поражает своей красотой и ухоженностью – его выкупили под офисный центр и сделали пристойный ремонт. Это именно второй дом Родзянко, хоть по нумерации он первый – его построили через 2 года после дома 14-б, в 1910 году. Это тоже очень модерновый дом, возведенный с учетом всех европейских тенденций, по моде раннего, «романтического» модерна – здесь много изогнутых плавных линий, флористический декор, несколько видов окон, целые полчища маскаронов и, конечно, главное, особо любимое киевлянами украшение – пара томных наяд, франкирующих парадный вход в здание.

Квартиры были недешевыми – самые лучшие (на 2 и 3 этаже) стоили 1800 рублей в год.
Огромную квартиру №5 занимал юрист Оскар Гансен. Перед Первой мировой он был известен всему Киеву, как страстный коллекционер межигорского фаянса, книг, мебели и живописи, вся его коллекция хранилась здесь, в этом доме. Ее оценивали примерно в 5 млн рублей. После революции все сокровища национализировали, квартиру превратили в музей. Гансена выселили, но жил он неподалеку, в 4-м доме и остался при своей коллекции музейным консультантом. После 1920-х упоминаний о нем нет, судьба его неизвестна. А вот собранные им предметы распределили по музеям – большая часть легла в основу Сумского художественного музея, кое-что оставили в Киеве в музее Ханенко.

На заднем дворе были возведены еще два жилых флигеля, которые тоже принадлежали Родзянко.
Говорят, размах строительства и небывалая этажность домов Родзянко (6-7 этажей) обеспокоили городские власти, для проверки они направили на всякий-случай специальную комиссию, чтобы у хозяина участка и инженеров перепроверили разрешительные документы – а имеет ли он право отгрохивать здесь такие домины, и все ли правила соблюдаются. Судя по всему, ничего недозволенного не нашли.

Почерк архитектора Мартина Клуга вполне узнаваем – он создавал неприлично красивые дома! Еще один пышно декорированный дом его авторства можно увидеть на ул. Бульварно-Кудрявской, 19, рядом еще совсем недавно находился разрушенный Сенной рынок. Здесь мы тоже видим богатый цветочный декор, оригинальное оформление фронтона, затейливые кронштейны, поддерживающие крышу. Дом, конечно, в более грустном состоянии, чем дома на Ярославовом Валу.



Представляете, какая это была бы красота, если бы его отреставрировать как следует?
Доходный дом принадлежал уроженцу Ревеля, булочнику Августу Яковлевичу Септеру, купцу второй гильдии. Брат его Карл тоже был купцом, торговал оптикой. В 1899 Август Септер купил участок у попадьи Флоринской, в 1909 году взял кредит и начал постройку нового дома на этом участке. На первом этаже располагались магазины, на остальных – по две пятикомнатные квартиры. В глубине двора имелась еще одна одноэтажная постройка, в которой тоже сдавались комнаты. Вот такой вот домик был у простого булочника.



Мы с вами как-то пока обходили вниманием еще одного талантливого архитектора, повлиявшего на облик Киева, это Александр Матвеевич Вербицкий. В эпоху модерна он был еще очень молод, но именно в этот период создал свои самые интересные проекты. Например, здание Нацбанка спроектировано им совместно с Кобелевым, хоть это не совсем модерн, скорее историзм. Он работал и в советское время – его авторству принадлежит здание ЖД-вокзала, вокзал в Ковеле. Вообще, Вербицкий долго работал в железнодорожном ведомстве, поэтому построил для него много зданий.



Мы же сейчас пойдем на улицу Лютеранскую смотреть один из его домов, возведенных в стиле венского модерна в 1908-10 году. К слову, и сам архитектор одно время жил здесь. Главное украшение – большое майоликовое панно на фронтоне, изготовленное в Абрамцевской керамической мастерской. Эскиз панно создал художник Козлов по мотивам известной картины Арнольда Бёклина "Весенний вечер", написанной в 1879 году. Фасад здания слегка изломан, повторяя изгиб улицы. Оно очень элегантное, без излишней пышности. Это образец того, как совсем необязательно лепить массу завитушек, чтобы сделать постройку эффектной, иногда достаточно соблюсти чистоту линий и взвешенную гармонию объемов. В этом доме когда-то жил тренер знаменитой женской гандбольной команды «Спартак» Игорь Турчин.

Неподалеку находится еще одно здание в стиле модерн, угловое. Участок, на котором его построили, когда-то принадлежал родителям Екатерины Носенко, которая со временем стала женой Игоря Стравинского. Отец Стравинского пел в Киевском оперном театре, сам композитор долго жил в Киеве, и жена была киевлянкой. Но дом построили уже братья Мухины, которым Носенко продали участок.



Ну вот, раз уж мы забрели на Лютеранскую, самое время свернуть на Банковую. Здесь расположен самый знаменитый доходный дом в Киеве – «Дом с Химерами», построенный архитектором Вацлавом Городецким.
Самое смешное, что на фасаде налеплен целый зоопарк с океанариумом, но нет ни одной химеры! Девушки, которые резвятся среди дельфинов – даже не русалки, у них нет хвостов. К слову, скульптуры для дома изготовил Элио Саля, он работал практически на всех проектах Городецкого.

Из-за обилия морской живности в оформлении горожане пересказывали легенду – мол, архитектор таким образом запечатлел свои скорбь по утонувшей дочери. На самом деле, никакая дочь у зодчего не тонула, у него было трое детей, и все дожили до преклонных лет. А вот у давнего хозяина гигантского участка, занимавшего все нынешние Липки, у доктора Фридриха Мьоринга, действительно когда-то утонула дочь во время купания в Средиземном море. Как обычно: «слышу звон, не знаю, откуда он».



Вообще, дом удивительный, хоть слегка и безумный. Сам Городецкий говорил: «Дом, может, и диковатый, но в Киеве не найдется человека, который бы миновал его, не остановив взгляд». Скромненько, да. Посмотрите еще раз на дом, и вы поймете характер мастера. В этом весь Городецкий: фантазер, авантюрист, гордец и слегка выпендрежник.

Сам архитектор с семьей жил в квартире №3 на первом этаже, если смотреть со стороны Банковой, и аж на 4-м, если смотреть со стороны склона. Такая странная этажность связана с тем, что зодчему пришлось учитывать резкий перепад высот. Квартира его состояла из двух гостиных – большой и малой, спальни и будуара (всегда думала, что это одно и то же), кабинета, столовой, детской, уборной и нескольких комнат для гостей и прислуги – всего 13 комнат. Элементы модерна присутствовали не только во внешнем оформлении, но и в интерьерах. Как по мне, местами даже чересчур. На каждом этаже было по квартире с выходом на общую лестницу.










Уже говорила, что это было дорогущее жилье – 3500 рублей в год. В первый год после постройки заняты были только две квартиры – на первом этаже и квартира самого Городецкого – за таким дорогим жильем очередь не выстроилась. Дом был построен в 1903 году (новоселье справляли в день 40-летия архитектора), а уже в 1912 дом пришлось заложить из-за расточительности Городецкого. В 1913 году здание было продано.

В советское время здесь была всякая ерунда, самое приличное из которой – поликлиника. В 2003, в год столетия дома его отремонтировали под руководством «Укрреставрации» - ремонтировать было что, здание дало трещину и чуть не развалилось пополам. Укрепили сваями, заменили гнилые перекрытия, воссоздали интерьеры.

В наше время дом принадлежит администрации президента. Сюда водят экскурсии. Признаться, я сама никак не выберусь, так и не бывала пока внутри.
А Городецкий прожил яркую насыщенную жизнь: охотился в Африке, строил дома, возвел для шаха дворец в Тегеране, писал книги, гонял по Крещатику в открытой машине с ручной обезьяной на плече – просто молодец! И мне почему-то кажется, что ему непременно понравился бы памятник, который установили ему в Пассаже.

Так что теперь вы знаете, что «Дом с химерами» - дом без единой химеры! Совсем другой дом следует считать «Домом с химерами» - там по крайней мере одна есть!



Много лет ходила мимо и считала, что это советская постройка, какой-то «сталинский ампир» - еще раз говорю – голову вверх иногда поднимать надо! Речь идет о доме под номером 8 на Большой Житомирской. Правда, некоторые компетентные специалисты считают, что это не химера, а горгулья. Построил дом в 1912 году архитектор Михаил Бобрусов для Иосифа Роговского. Вообще архитектор, в основном, строил казармы и другие здания для военных, может быть поэтому его детище охраняют такие опасные и воинственные существа.

Еще об одном архитекторе расскажу – Иосиф Абрамович Зекцер. Он построил, например, доходный дом Гусева на Пушкинсокй 41 в 1908-1910 годах. Дом интересен своим панно с затейливым растительным орнаментом, украшающим балкон. Похожих домов в Киеве нет, обратите внимание, когда будете прогуливаться рядом. Этот дом – скорее исключение, Зекцер предпочитал модерн северного, более сдержанного образца. Например, дом Баксанта на Пушкинской, 21. Или дом доктора Камьонского на Саксаганского, 72.


Дом Баксанта

В этом доме сейчас находится городской кожно-венерологический диспансер. Когда я училась в «медине» нас водили сюда на занятия по дерматологии. Мы как раз попали в кабинет с вот таким трехгранным эркером, изнутри это выглядит очень круто. Правда, у медработников как раз в эркере стоял прозаичный холодильник. По слухам, во время оккупации у немцев здесь был бордель.

На Саксаганского вообще много было доходных домов, некоторые из них построены в стиле модерн. Например, на углу Саксаганского и Антоновича стоит интересный дом неизвестного авторства, построенный в 1911 году для торговца керосином, купца первой гильдии Л.И.Кенина. Дом украшен симпатичными узкими эркерами, кокетливой угловой башенкой и панно на фронтонах. На панно изображены пасторальные сценки: крестьяне за работой и путники, спрашивающие у них дорогу. Панно носят пафосные названия: «Сеятель» (как у Остапа Бендера) и «Время собирать урожай».







Еще парочка модернов есть неподалеку – смотрите, смотрите по сторонам, когда гуляете здесь или стоите в пробках – а на Саксаганского они всегда практически. Я вот, например, тетечек вот этих пару лет назад всего заметила. Это дом №99, построенный уже известным нам Брадтманом в 1911-12 годах для терапевта Я.Белаковского. Неплохо в те времена, скажу я вам, жили врачи!

И еще один есть дом симпатичный, Саксаганского 101, давно на него внимание обращаю: построен 1908-10 по анонимному проекту, доходный дом инженера С.Лаврентьева. В 1911-13 годах в трехкомнатной квартире на 5 этаже проживали Леся Украинка и ее мама.

Чуть еще о Зекцере. Еще один дом его авторства – по ул.Владимирской 61/1, доходный дом купца первой гильдии Берла Мороза – лесопромышленника, приехавшего с Волыни. Это было дорогое и респектабельное жилье (чуть дешевле дома с химерами – 3100 рублей в год), в громадном семиэтажном доме располагалось 56 комфортабельных квартир. Здесь было водяное отопление с чугунными радиаторами, принудительная вентиляция и переговорные устройства. В квартирах был дубовый паркет, плафоны на потолках и лепнина даже в ванных комнатах. Самой шикарной была квартира №8 – в эркере был устроен зимний сад. Вероятно, это было жилье хозяина.





В доме были установлены лифты «Отис», ванны британской фирмы «Поуп». Говорят, в парочке квартир они сохранились до сих пор. Вроде бы есть даже одна квартира, в которой удалось сберечь лепнину потолка и кафельную печь. Сам купец Мороз после национализации дома доживал здесь же, но в уже более скромных условиях. В советское время в доме жило много ученых, дом называли «профессорским». В «нулевых» дом отлично отреставрировали, судя по фотографиям, замечательно сохранился парадный вход – в нем до сих пор стоит скульптура девушки с ветвью в руке. Жаль, но сейчас фасад опять начал облазить.

Вообще архитектор Зекцер много заметных домов в Киеве построил. Погиб он в 1933 году, попав под трамвай. По иронии судьбы его, умирающего, привезли в больницу скорой помощи на Рейтарской, 22 (сейчас это шикарное здание заброшено и руинируется). Здесь талантливый зодчий и скончался.

Не могу не показать вам стыд и боль каждого уважающего свою историю киевлянина – волшебной красоты дом на Большой Житомирской, 32 – «дом со змеями» или «мальчик с гусем». Дом построен все тем же кудесником Игнацием Ледоховским для купца и книгоиздателя Ивана Ивановича Чоколова. Его брат тоже был купцом, в их честь назван район Киева Чоколовка, также братья были инициаторами постройки в Пуще Водице дачного поселка. Изначально здание было трехэтажным, но после войны достроили четвертый этаж, сбив фигурный фронтон у башенки.

Сейчас дом находится вот в таком вот ужасном состоянии, а ведь это настоящий шедевр архитектуры, чистейший образец стиля. Я еще помню здание в те времена, когда отсюда не отселили всех жильцов, пару семей здесь оставалось. Возле дома тогда был небольшой ажурный заборчик, который в однажды просто сперли. Уже много лет постройка стоит в руинах и вскоре непременно завалится, если ничего не предпринять. Недавно пару дней подряд я видела свет в одном из окон и стремянку. Может быть, у нас есть надежда и дом отремонтируют. Нашла даже в Интернете проект реставрации, так что будем держать кулаки.





Драматическая судьба у еще одной модерновой постройки - «дома с орлами» на Малой Житомирской, 12. Это бывший доходный дом, построенный архитектором Кривошеевым в 1904 году. Квартиры здесь снимали, в основном, врачи. Слева к дому примыкает усадьба художника Мурашко, которую, вроде бы, недавно начали ремонтировать, а вот этот дом в жутком виде. Представляете, еще два года назад здесь еще жили две семьи.

К сожалению, городские власти пока ничего не делают для сохранения удивительных памятников архитектуры. Модерновые дома отдаются в частную собственность, они или медленно разрушаются, или иногда перестраиваются в весьма странных формах. С другой стороны, спасибо хоть не сносят.



Не смотря на усилия алчных застройщиков и полный игнор со стороны отцов города, дома в стиле модерн в Киеве все-таки пока остались – уцелело около 80% доходных домов начала ХХ века. Около десятка жемчужин архитектуры погибло в войну в 1941 и 1943 годах, но все-таки пока есть на что посмотреть. Просто осматривайтесь по сторонам: на Паньковской, на Антоновича их несколько, есть на Подоле, на Крещатике, в улочках вокруг Майдана, в районе цирка на Гончара и Бульварно-Кудрявской. Еще на один рассказ хватило бы, но мы и так сегодня разошлись. Может быть, когда-нибудь еще расскажу.

А пока все.
Tags: Киев, доходные дома, киевские экскурсии, модерн
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments