agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Меджибож (продолжение)

Продолжение. Начало ЗДЕСЬ

В 1846 году в Меджибоже неделю провел Т.Г. Шевченко. Он приехал сюда не для того, чтобы погостить у очередного помещика и подсобрать новый материал для своих обличительных поэм.
Дворцовый корпус 
                                                                                                                                                                                                                      
 Тарас Григорьевич здесь пребывал в служебной командировке: по приказанию генерал-губернатора Бибикова, при канцелярии которого существовала археологическая комиссия, Шевченко был направлен в Подолию и Волынь, чтобы разыскать и записать народные песни, придания, собрать по возможности коллекцию предметов быта и старины, описать и зарисовать их. Словом, этнографическая экспедиция.
В конце 19 века Меджибож окончательно превратился в военный городок.

...А когда-то в Дворцовом корпусе располагалось Офицерское собрание
                                                                                                                                          
Поле неподалеку от крепости превратили в плац, сюда перенесли в 1868 году место для лагерных сборов для всех родов войск. В крепости размещался штаб Второго Ахтырского гусарского полка, патронессой которого была великая княгиня Ольга. В дворцовом корпусе (так называемом Белом дворце) размещалось офицерское собрание. На военные сборы и парады в Меджибоже неодно-кратно приезжали члены царской фамилии и сам Николай Второй.
Меджибош на старинной гравюре (1850)   
                                                                                                 
Отсюда направлялись войска на фронт, когда началась Первая Мировая война. После революции город заняли большевики. В 1941 году Меджибош был оккупирован фашистами, которые в первые же дни расстреляли здесь 3500 евреев.

Вид на крепостной двор из окна Пятигранной башни
                                                                                                                                                                                                                                 Возвращаясь месяц назад с Западной Украины, я планировала хоть в темноте, хоть одним глазком глянуть на старинные стены меджибожской крепости, но к досаде моей селение мы как-то «проскочили», проехали. Теперь же, при свете дня я поняла, почему это произошло: поселок лежит в стороне от дороги, прямо у трассы расположен только гостиничный комплекс, рассчи-танный на приезжих туристов, в основном – хасидов.

Раскопки на территории                                                                                                                                                                                

Мы минуем этот современный «постоянный двор» и въезжаем в поселок. Небо хмурое; правда, дождик, мешавший мне фотографировать утром в Виннице, уже перестал моросить. На въезде стоит довольно крупная каменная православная церковь, мы осмотрим ее позже.
Проезжаем мост через реку и видим прямо перед собой крепость. Ранее ее называли «Белым лебедем», сейчас же от белизны не осталось и следа – стены обшарпанные, лишены штукатурки, выложены красным кирпичом.

Крепость стоит на небольшом возвышении на мысу, образованном слиянием двух рек, как я уже говорила. В солнечный день вид, открывающийся с моста и плотины, наверное, очень красивый и впечатляющий. Сейчас же, под свинцовым небом, над холодными бурыми водами, крепость выглядит мрачно и величественно. Подъехав ближе, мы обнаружили, что размерами она довольно велика. «Габаритами» и отдельными чертами «Белый лебедь» смахивает на крепость в Старом Селе, только состояние у нее все же получше, чем у старосельской.
Оставив у ворот на парковке машину, мы топчемся какое-то время на месте, проверяя, взяли ли мы с собой фотоаппараты и сумки, а тем временем мимо нас на полном скаку проно-сится телега, в которую впряжена тощая, но довольно резвая кобыла.
Николаевская церковь (слева) и Пятигранная башня 
                                                                                                                                                                                           
На телеге восседают, судорожно вцепившись в борта, человек двадцать хасидов. Конструкция у небольшой телеги мудреная, двухъярусная, хасиды сидят в два ряда. Пейсы их ритмично развиваются на ветру, на бледных лицах застыло общее выражение ужаса и изумления – это вам не кондиционирован-ный автобус «Хайфа-Иерусалим»! Зрелище, если честно, весьма забавное. Мы так увлеклись им, что не догадались сфотографировать экзотических паломников. Ладно, надеюсь, мы еще будем иметь возможность поймать в объектив их колоритных собратьев, а сейчас нам пора на осмотр крепости.
Скелет в музее
                                                                                                                                                                                                                              .
Покупаем билеты в кассе, в очередной раз поражаясь их дешевизне – вход около 5 гривен, фотосъемка – что-то в том же духе. Сразу приобретаю путеводитель.
Крепость имеет форму неправильного треугольника, вытянутого к востоку. Двор крепости большой и пустынный. Посередине стоит небольшая недавно отреставрированная церковь. Как уже говорилось, возводилась она около 450 лет назад, правда, с тех пор она неоднократно перестраивалась и до наших дней дошла в сильно видоизмененном состоянии. В ее подвалах размещается крипта, в которой производились захоронения.
В одноэтажном корпусе расположен музей
                                                                                                                                                                                                                                   Когда-то церковь располагалась за пределами крепости, но в процессе перестроек площадь укреплений значительно расширилась, стены были перенесены, и храмчик оказался посредине двора.
Литография Наполеона Орды                                                                                                                    

В глубине двора, у восточных по-строек, виднеется крупный археологический раскоп (занятные фото нашла здесь: http://ua.vlasenko.net/medzhybizh3/index.html ). Часть пристенных зданий отреставрирована, в одном из них находится касса, администрация и музей. Северо-Восточный корпус, который имеет довольно сложною структуру, в настоящее время пребывает в полуруинированном состоянии.
Северо-Восточная башня с "лепестками"
                                                                                                                                                                                                                                    Снаружи к нему пристроено самое крупное укрепление: пятилепестковая четырехэтажная башня, аналогов которой нет на Украине. Сам дворец, когда-то называемый «Белым» практически разрушен: обвалена кровля и перекрытия, окна-глазницы зияют пустотой, зато со-хранились неоготичные ажурные зубцы. В глубине этого корпуса виднеется круглая башня, лишенная крыши – это и есть донжон, самая старая постройка крепости.
Слева от ворот находится пятигранная башня. Она недавно восстановлена, ранее она бы-ла лишена кровли и высотой на ярус ниже. Точных сведений о дате ее постройки не сохранилось, по некоторым признакам исследователи предполагают, что она возведена в 16 веке.
"Внутренности" Пятигранной башни                                                                                             
Я дальше не полезу!                                                                                                                      

Мы увидели вход в башню, но она, кажется, закрыта. Наши опасения оказались напрасны, женщина-работник музея с готовностью открывает нам дверь и включает свет. Внутри башня тоже отре-монтирована, восстановлены перекрытия и деревянные винтовые лестницы. Я еле залажу по ле-стнице до третьего яруса, а моя коллега – до четвертого. Можно бы карабкаться и дальше, но тут дает знать о себе выпитый вчера коньяк. Я и так боюсь высоты, а после вчерашних «теплых» посиделок голова моя начинает кружиться, как ржавая карусель (даже, кажется, скрипит так же). Малодушно спускаемся вниз, сделав несколько фотографий через окна-бойницы. Теперь мы осматриваем музей. Он расположен в Северном корпусе, возведенном, скорее всего, в 18 веке и полностью перестроенном в 19 веке. В начале 20 века в этом здании располагались казармы.
Николаевская церковь                                                                                                                   
Экспозиция скромная, просторные залы музея полупустые, экспонатов очень мало, посетителей кроме нас вообще нет. Меня особенно заинтересовал скелет в грубом ящике, обнаруженный при раскопках. Обладатель его, по всей вероятности, был человек исполинского телосложения, кости просто огромные. Есть здесь пару икон, не очень старых, но красивых.


Руины Троицкого костела                                                                                                                      

Во дворе имеется еще одно пристенное сооружение – Каретный корпус. Широкие арочные дверные проемы навели исследователей на мысль, что постройка служила хозяйственным нуждам, возможно, действительно была каретным сараем.

Костел на старых фотографиях
          
                                                                                                                                                                                                                          На территории крепости продолжает-ся реконструкция, возле Каретного корпуса стоит бетономешалка, рядом свалены строймате-риалы. Есть еще одна башня – восьмигранная, выступающая далеко наружу от стен, украшенная стрельчатыми окнами. Читала, что внутри даже сохранились камины, правда, не очень старые – век 19. Сама башня возведена примерно тогда же, на более древнем основании, оставшимся от разрушенной старинной постройки.

Слева - Восьмигранная башня
                                                                                                                                                                                                                                    На этот раз нам удивительно повезло: одна из работниц музея, увидев, что мы крутимся возле закрытой церкви, сбегала за ключами и открыла нам дверь. Подобное с нами случается впервые! Обычно все церкви в провинции в будни дни закрыты, открываются только во время служб. Сейчас здесь расположена православная Церковь Николая Чудотворца Киевского патриархата. Внутри особенно смотреть не на что – вполне современный иконостас, готические своды, покрытые серой штукатуркой, ни лепнины, ни росписей, ни украшений – отреставрировали, да и то ладно.
Теперь мы покидаем крепость, чтобы пройтись немного по улицам и найти руины, которые заметили на подъезде.
На центральной улице сохранилось несколько домов, которые видны на фотографиях столетней давности: двухэтажные, небольшие, с изогнутыми барочными фронтонами. Прямо напротив выхода из крепости виднеется опрятная одноэтажная постройка в каком-то нездешнем, «альпийском» стиле. Это новое здание школы Бешта. Из нее выходят темноволосые парни с пейсами – да уж, их здесь немало. Украдкой пытаемся их фотографировать, чтобы не заметили и не обиделись.

Один из домов в центре Межибожа                                                                                                   

Искомые руины обнаруживаются довольно быстро. Это все, что осталось от Троицкого костела. Построен он был в 1632 году, на столетних фотографиях выглядит еще вполне сохранным, а сейчас от него остались только остатки стен с зияющими провалами, да «кусочек» барочной завитушки, украшающей когда-то вход. Жалко, симпатичный был костел, хоть и весьма типичный, что с ним произошло – не знаю, на одном сайте вычитала только, что разрушен он был во второй половине 20 века.
Возвращаемся на главную улицу. Мимо нас проходит очередная «порция» хасидов. Один из них отстает немного и, приоткрыв рот, рассматривает нас.
Видимо, моя «блондинистая» шевелюра с ровно подрезанной челкой – такая же экзотика для него, как его собственные пейсы – для нас. Вид у него просто фееричный – он рослый, полноватый, губастый, с «аденоидной» физиономией – рот, оказывается, приоткрыт хронически, одето на нем старомодное драповое пальто, на голове – совершенно невозможная свалявшаяся кроличья шапка-ушанка (и где он такую раздобыл?), из-под которой выбиваются рыжеватые пейсы. Лицо совсем молодое, румяное, глаза светлые. Хасид явно не собирается уходить, пытаясь вступить в контакт (как оказалось позже - в довольно плотный). Мы жестом просим разрешения сфотографировать его, он отчаянно машет головой, отказываясь. Контакт затруднен – парень ни слова не понимает ни на русском, ни на английском. Ивритом же, к сожалению, не владею я, как, впрочем, и идишем. «Дойч?» - с надеждой спрашивает наш необычный собеседник. Нет, дорогой, те слова, которые я знаю на немецком, тебе вряд ли понравятся. Объясняемся на распальцовках.
Вид на руины костела с противоположного берега реки 
 
 Он, оказывается, из  Израиля. Ему 25 лет, есть жена и маленький сын. Спрашивает, сколько лет мне (невежа!). Смеясь, пытаюсь объяснить, что пальцев не хватит. Спрашивает, как можно проникнуть в крепость. Говорим – купи билет за пять гривен и иди себе. Он разводит руками – гривен, дескать, у него нет. Отдаем ему свои билеты – у нас их никто и не проверил. Расчувствовавшись, с благодарностью наш новый друг пытается сгрести меня в охапку и облобызать отнюдь не по братски; видимо, мой преклонный возраст его не смутил. Еле успеваю увернуться. Попахивает от него старым перепревшим пальто. Пора ретироваться. Идем к машине, хасид не отстает. Уже после того, как я усаживаюсь за руль, он подбегает к моей двери и стучит пальцем в стекло. За-был, наверное, что-то спросить. Открываю дверь, и мой темпераментный друг начинает лезть в салон и повторяет попытку слиться со мной в экстазе, настойчиво пытаясь меня обнять. Приходится прикрикнуть на него, вытолкать и захлопнуть дверь. Мы удаляемся, наблюдая, как наш приятель с тоской провожает нас взглядом. Рот его приоткрыт. Затем он поворачивает и идет к воротам крепости.
Осень на Подолье 
              
                                                                                                                                                                                                                       Будет, наверное, домогаться вежливых сотрудниц музея. Похоже, кто-то проинструктировал наших гостей, что Украина – благословенная страна, в которой встречные блондинки вступают с туристами в близкие отношения прямо посреди улицы.
Мы объезжаем крепость вокруг, останавливаясь и делая фотографии. Затем переезжаем мост, паркуем машину и идем смотреть плотину. Она не очень большая, на мосту установлены какие-то гидротехнические сооружения, похоже – шлюзы. Отсюда открывается очень красивый вид противоположный берег и крепость – как на ладони. Видно, именно с этого места все и фотографируют «Белый лебедь». А мы что – хуже других? В кадр попадают мощные потоки воды, срывающиеся с плотины. У нас за спиной прямо на чьем-то огороде виднеется старинная ко-лонна, читала, что неподалеку есть еще одна, и установлены они были еще при турках в 17 веке. Делаем несколько заключительных фотографий, слазим с плотины и идем к машине. Мимо нас проезжает комфортабельный туристический автобус с хасидами. "Хайфа-Иерусалим"?

Еще несколько фотографий:












Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments