agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Categories:

Львовская Площадь Рынок. Легенды и анекдоты (часть 1)



На Площади Рынок 44 каменицы и как минимум 6 музеев. Плюс музей аптека на углу с площадью, плюс подвалы иезуитского монастыря, плюс смотровая площадка Ратуши: ходить - не переходить. И я рискну познакомить вас СО ВСЕМИ важными постройками площади.

Традиционная публикация сценария к новому видео:


Ну, и кому лень смотреть, можно читать:



Всем привет!

Конечно же, тот, кто хоть раз посетил Львов, вероятнее всего бывал и на Площади-рынке – ведь это самая известная архитектурная достопримечательность города, его сердце, хранилище особого львовского духа, и еще куча отличных ресторанов и кафешек. Но я все-таки расскажу о Площади Рынке, а вдруг вы чего-то еще не знаете.
Теперь, когда я познакомилась с Площадью Рынком поближе, мне за это место даже обидно, ведь в первую очередь туристами это место воспринимается как гастрономический квартал в красивых декорациях. Никто не говорит, что плохи все эти «музеи пива», «театры кавы», «мастерские шоколада» и «лаборатории наливок» и прочего бухлишка, но ведь тут есть и кое-что другое.

Для меня, например, стало удивительным открытием то, что в домах-«каменицах» расположено как минимум 7 отличных музеев, и их посещает до обидного немного людей: традиционно туристы осаждают здешние рестораны, равнодушные к тихим музейным залам – а ведь залы зачастую красивы сами по себе, а в них еще и интересные экспонаты.

Но давайте обо всем по порядку.

В видео-рассказе о древнем Львове я говорила, что город начинался не с Площади Рынка теперешнего, а с площади Старый Рынок ближе к Пидзамчью. После захвата Львова польским королем Казимиром 3 в 14 веке, город довольно быстро вырос и был перепланирован, его центром стал другой район, где, естественно важным местом была новая рыночная площадь, вокруг которой сформировался жилой квартал богатых торговцев и ремесленников, считается, что немецких по большей части. Немцы и до Казимира жили во Львове, но при нем их колония значительно выросла и заняла лидирующее положение в городе.



Есть версия, что изначально площадь называлась «ring» - по-немецки «кольцо», замкнутое пространство, но со временем местные русины переиначили название в более привычное: рынок. То есть масло масляное получается – рынок-рынок.

Место – то же, что и сейчас, но дома были совсем другие – деревянные и фахверковые. Да и планировка, возможно не была такой же точно; но совершенно определенно уже тогда была ратуша – она впервые упоминается еще в 1381 году.

Упоминала я также грандиозный пожар во Львове 1527 года. Его подробности я краем уха услышала от экскурсовода в подвалах иезуитского костела, рассказывавшего эту скорбную историю польским туристам. Я заинтересовалась, погуглила и нашла цитату из «Мемориала о пожаре нашего города» неизвестного автора 16 века, скорее всего очевидца событий.

Первым загорелся дом некоего пивовара Григория Солтыса, стоял он неподалеку от монастыря францисканцев на улице Пекарей (сейчас Театральная, на месте Музея природоведения). В тот день был сильный ветер, большинство домов деревянные, у немногочисленных каменных перекрытия и кровля тоже деревянные, огонь быстро перепрыгивал с крыши на крышу, и за несколько часов город полностью сгорел. Усугубили дело взрывы загоревшегося арсенала и пороховых башен в черте города.

Сохранились, хоть и обгорели, несколько каменных храмов, стены городской ратуши (башня ее обрушилась) и единственный дом некоего Яна Бороды, который предусмотрительно покрыл дом черепицей, а не гонтом. К счастью, во время пожара власти открыли городские ворота, которые обычно держали закрытыми, и жители смогли покинуть город, иначе жертвы были бы катастрофическими.



Это была колоссальная трагедия, но для формирования облика города она со временем сыграла позитивную роль – за несколько лет Львов отстроили, и это уже был каменный город, многие постройки сохранились до наших дней. Изменилась и центральная площадь. Восстановили Ратушу, подновили латинскую Катедру, начали возводить новые храмы, и жилые дома, конечно.

Деревянные дома во Львове теперь старались не строить. Более того, в 1540 году городской совет выпустил специальный указ, в котором в центре города постройки из дерева возводить запрещалось. Немногочисленные каменные и полукаменные дома, поврежденные во время пожара, кое-где сохранились фрагментарно: на фундаментах обгоревших домов построили новые.

Каменные дома во Львове строили из кирпича и из тесанного известняка, которого в местных недрах предостаточно.
«Википедия» предлагает переводить украинское и польское слово «камьяныця» или «каменица» как просто «дом», ну, или на худой конец, «каменный дом». А давайте ее так и называть – каменица. Пусть это будет такое заимствование из украинского языка в русский, раз уж своего подходящего слова нет.

Так вот, раз уж мы решили познакомиться с Площадью Рынком, на этой самой площади стали возводить как раз такие каменицы. Сейчас их 44, хотя номеров домов – 45, №1 – это Ратуша. Номера домов на площади пронумеровали только в 1871 году, до этого их называли по имени владельца.

Надо понимать, что дома эти возводились в разное время, и многие из них многократно перестроены, так что сейчас на площади вы можете видеть и ренессанс, и барокко, и даже чуть-чуть модерн. Хорошо хоть сталинского ампира нет. Некоторые парные соседние каменицы более поздними хозяевами были объединены в одну, здесь есть каменицы, перестроенные сразу из 5, а то и большего числа построек.

Расположены дома по периметру почти квадратной площади 129 на 142 метра, посередине стоит Ратуша, по углам 4 фонтана, от углов площади под прямым углом отходят по 2 улицы, всего 8, ну, это вы и без меня наверняка знаете, не буду много пересказывать общеизвестное. Про ратушу я уже немного рассказывала в предыдущем фильме, уже говорила, что первая на этом месте стояла еще в 14 веке, эта – уже четвертая, ее построили Алоиз Вондрашка, Ежи Глоговський, Йозеф Маркль и Франц Трешер. Размер по периметру - 78х58 м. Башня ратуши высотой 65 метров, на смотровую площадку ведет 406 ступеней. В Ратуше 156 комнат и 9 залов.



Два из четырех фонтанов поставили на старых колодцах. Фонтаны украшены скульптурами античных богов, символизирующих разные стихии и силы природы: Диана – богиня Луны, перекрестков, связи времен и продолжения рода, Нептун и его супруга Амфитрита – боги морей и водных потоков, Адонис – живительная энергия весны. Все скульптуры создал тирольский скульптор Гартман Витвер в 1810-1814 годах. Брусчатка мостовой вокруг фонтанов была выложена звездой из черного и красного камня.

Когда-то на восточной стороне площади стоял древний фонтан с фигурой феи Мелюзины, его установили еще в 1589 году. С западной стороны была установлена странная фигура – мужчина и женщина спиной друг к другу – Справедливость и Палач. У ее подножья был установлен эшафот, где осуществлялись публичные казни. Еще одно такое место во Львове – гора Казней неподалеку от Городоцкой. Сейчас там тихий парк, и о жутких событиях напоминает только название холма.

Некоторые дома на Площади Рынок построили на фундаментах старых, сгоревших, но площадь до пожара все же имела другую планировку. Археологи исследовали культурные слои под современными мощеными мостовыми и обнаружили остатки каменных сооружений, выходящих за приделы нынешней площади. Через подвалы некоторых камениц шел черный ход на улицу, иногда далеко за приделами площади. Оказалось, что средневековый рынок имел еще и крытые галереи – чтобы торговля не прекращалась даже в плохую погоду.



А плохая погода здесь бывает чаще, чем в Киеве – осадки выпадают в среднем 174 дня в году (практически полгода), в Киеве – 160 дней. Среднегодовое количество осадков 729 мм против 619 мм в Киеве. Кстати, один из дней моего пребывания во Львове (на маевках) практически до вечера шел дождь.

Археологи также исследовали и готические подвалы, некоторые из которых имеют два этажа.
В домах № 4, 6, 7, 16, 25, 26, 28, 45 сохранились нервюрные готические своды – это такие вот красивые перекресты на потолке, смахивающие на обвисшие паруса. Это то немногое, что во Львове сохранилось от периода архитектурное готики.

Давайте же знакомиться с каменицами. Нумерация начинается с Восточной стороны, именно здесь жили самые богатые жители Львова – сразу четыре дворца!

Под номером 2 на площади стоит не просто дом, а целый дворец, который сейчас называют итальянским словом «палаццо» - «палаццо Бандинелли». Это слегка несправедливо – ведь построил дом на этом месте первым не итальянец, а немец – Иероним Виттенберг, на польский манер Ярош Ведельский. К нему мы вернемся чуть позже.
Если будете здесь, обязательно зайдите в музей в каменице №2 – над порталом большими буквами написано «музей» и «почта на рынке с 1628 года». Предполагаю, фанатов почтовых музеев не так много, и я к ним тоже не принадлежу, но я твердо решила по максимуму посетить Львовские музеи, и в этот думала заскочить мимоходом, решив, что это музей почты.



А оказалось нет! Музей почты здесь, конечно, тоже есть, но кроме этого есть и все, что к почте прилагалось – жилье хозяина и комнаты, которые сдавались внаем. В музее вы можете увидеть частично сохранившиеся и восстановленные интерьеры 17-18 веков, филигранную каменную резьбу оконных проемов – дивный ажурный ренессанс! Я не могла на эти окна насмотреться. Также вы можете видеть, как были устроены каменицы площади Рынка изнутри. Например, в этой комнаты переходили одна в другую, это называется анфилада, во многих каменицах был внутренний дворик – в палаццо Бандинелли он тоже есть, небольшой правда, с винтовой лестницей. Можете также осмотреть массу интереснейших экспонатов.

Предположительно свой дом Иероним Виттенберг построил в конце 16 - начале 17 века, его имя впервые упоминается в архивах в 1589 году. Кто автор проекта, не известно. Виттенберг был аптекарем, и аптека была здесь же, на первом этаже, как раз там, где музей почты.

Кстати, прямо через дорогу, на углу, по адресу Друкарская, 2, сейчас находится музей-аптека. Она была основана намного позже, уже в 1735 году военным фармацевтом Наторпом и называлась под «Под чёрным орлом». Здесь тоже интереснейший музей, не так скучно, как звучит, обязательно сходите. Осмотр начинается с торгового зала, который и сейчас действует как аптека. Здесь можно купить знаменитое львовское «железное вино» (в нем содержится железа сахарат, лекарство от анемии).



Вы сможете рассмотреть массу занятных экспонатов, касающихся аптечного и знахарского дела, спуститься в подвал каменицы, увидеть планировку помещений – в частности, ее внутренний дворик с лестницами по периметру и древний флигель 15 века, в котором воссоздана алхимическая лаборатория – мебель просто потрясающая. Здесь есть и помещение лаборатории с крошечной кухней – здесь проводили тепловую обработку растительного сырья, например, делали отвары. Как-то так выглядела и аптека Виттенберга, только еще экзотичнее – все-таки она была открыта на 150 лет раньше.

Но вернемся в палаццо.

Порталы и оконные обрамления оформлены изысканной каменной резьбой – повторяю, изнутри она еще более пышная. Небольшие слуховые окна над большими окнами первого этажа украшены барельефами дельфинов – считается, что это символы удачи в делах.



Прогуливаясь по комнатам каменицы, вы отметите, что на полноценный большой дворец здание тянет условно, но все-таки дом довольно большой – он угловой, и виден его длинный боковой фасад, парадный фасад с порталом кажется совсем небольшим. Большинство камениц на Площади именно такие – узкий фасад, и длинный боковой торец, некоторые каменицы тянутся глубоко внутрь, упираясь либо во внутренний двор, либо в улицу параллельную площади. Читала где-то, что большинство камениц изначально были максимум на три окна по ширине – это регламентировалось специальным указом еще в 14 веке; такая практика существовала во многих тесных городах стран средневековой Европы – в Нидерландах, например. Если хочешь дом пошире – плати налог за лишние окна. Так что широкие камяницы себе мог позволить только очень богатый человек, а ведь здесь и так селились люди небедные.

В доме Виттенберга долгое время проживал очень интересный квартирант: уроженец Фрайбурга Ян Альнпек, член многочисленной немецкой общины Львова. Он занимал высокие посты в магистрате, и даже какое-то время был бургомистром, хоть по профессии был аптекарем, как и хозяин дома; возможно, в его аптеке Ян поначалу и работал. Интересен сей квартирант тем, что был еще и первым Львовским краеведом. Он оставил много записей о жизни города того времени, а самым главным трудом его жизни стала большая монография – историческое и топографическое описание города, вошедшее в знаменитейший шеститомник «Civitates orbis terrarum» Брауна и Гогенберга или «Атлас городов земного мира». Это было первое подобное издание, выпущенное в мире вообще, напечатали его в Кельне. Печатать его начали с 1572 года, раздел о Львове вошел в выпуск 1617 года, в последний 6 том.

Издание представляло собой подборку перспективных планов европейских городов «с высоты птичьего полета», и Львова в том числе. Эта гравюра кочует из издания в издание – единственное из изображений, на котором мы можем четко видеть, как выглядел Львов на рубеже 16 и 17 веков, и это чуть ли не первое изображение Львова вообще. Картинка как раз из этого атласа, автор всех иллюстраций издания – гравер Георг Гуфнагель, но гравюру он сделал по рисунку фортификатора Аврелио Пассаротти, придворного короля Сигизмунда Вазы (это Сигизмунд, не Аврелио я не нашла его портрет).

А что же каменица? В 1620 году она сменила хозяина, Виттенберг-Видельский продал ее итальянскому купцу Роберто Бандинелли. Некоторые историки утверждают, что покупатель был внуком известного скульптора-маньериста из Флоренции Баччо Бандинелли.



Во Львов он приехал из Кракова совсем молодым, по приглашению другого итальянского купца Урбано Убальдини – ему, кстати, принадлежала соседняя каменица под номером 3. Роберто женился на дочери Урбано, Констанции, и получил за ней огромное приданое, что позволило ему приобрести дом рядом с тестем. Также предприимчивый итальянец предварительно получил от короля Сигизмунда разрешение на открытие городской почты, первой в Восточной Европе, и в новой каменице как раз присутствовало подходящее помещение. Была аптека, стала почта.
Дело у Бандинелли спорилось – почтовые услуги стоили немало, цена зависела от веса письма, а бумага в то время была тяжелой. К тому же у итальянца долгое время была городская монополия, что позволило ему взвинтить цены. Его курьеры курсировали до Кракова, Вены, Торуни, Гданьска и Люблина. Умер Роберто в 1651 году, переехав за год до этого в Вену и оставив дело во Львове своему сыну Лоренцо. Лоренцо стал секретарем монетного двора, перенесенного в город королем Яном Казимиром из Кракова на время военных действий 30-летней войны.
Располагался монетный двор неподалеку, в каменице №39.

Затем дом несколько раз менял хозяев.

В 19 веке в доме размещалась книжная лавка Вильдов. Кароль Вильд открыл здесь также литературно-музыкальный салон, и посещавший его молодой польский поэт Корнель Уейский без памяти влюбился в жену хозяина Леонию, известную пианистку. Вспыхнул роман, который бурно обсуждали львовяне их круга.
Потом здесь была фотолаборатория.

В ХХ веке дом очень обветшал, и потом его ремонтировали и реставрировали четверть века! Только в 2005 году здесь был открыт музей. На первом этаже – восстановленные старинные интерьеры, мебель, картины. На втором – экспозиция серебра, посуды, фарфоровых статуэток и часов, на третьем – чудесные отреставрированные портреты. Так что теперь, когда вы попадете во Львов, не мчитесь сразу со всех ног дегустировать пиво, а загляните обязательно в этот музей. Ну, а потом и пиво можно.

Если вас интересуют старинные подвалы, (и вы, конечно, уже побывали в подвалах иезуитского монастыря – они по-настоящему крутые) можете заглянуть в музей стекла – это как раз в подвале дворца Бандинелли, вход с торца здания. Музей небольшой, но сделанный добротно и экспозиция интересная. Тут можно и с экспонатами симпатичными ознакомиться, и осмотреть старинные своды подземелий дворца.

Дом номер 3, как я уже говорила, принадлежал тестю Бандинелли. Конечно, когда Урбано Убальдини выдавал за Бандинелли свою дочь, он уже был респектабельным немолодым господином, но ведь и он когда-то был молод, и с его домом была связана романтическая и даже трагическая история.



На этом месте еще в незапамятные времена стаял домик из фахверка и принадлежал он семье богатых горожан Вильчек. Первые представители этого купеческого рода прибыли во Львов с Пшеворска, и в 1449 году стали гражданами города. В XV - XVIII ст. они были одной из самых богатых семей Львова, члены семьи неоднократно входили в городской совет. Кроме этого дома Вильчекам принадлежал дом № 4 и 38 на Площади Рынок, а еще каменица №12 на ул. Армянской.

Дом №3, повторю, изначально не был каменицей, поэтому он сгорел во время пожара в 1527, на его месте Вильчеки отстроили новый, каменный. Примерно в 1580 году из Флоренции во Львов прибыл молодой итальянец Урбано из рода Убальдини, родственник папы Григория 13.

Во Львове уже было много его земляков и знакомых, Убальдини вскоре наладил свое дело – основал банк и торговлю шелками. Жил бы человек не тужил, да вот только угораздило его влюбиться в 18-летнюю Анну, единственную дочь патриция Валентина Вильчека, хозяина вот этого самого дома. Но у девушки уже был ухажёр – сын бургомистра Павла Эльонека, тоже Павел. Понятное дело, соперники друг друга терпеть не могли. На свадьбе богатой мещанки Павел пригласил Анну на танец, но та пошла танцевать с итальянцем. Разъяренный сын бургомистра дал пощечину сопернику, между ними завязалась драка, в пылу которой Урбано заколол Павла. Ему неминуемо грозила смертная казнь, если бы его раненный противник перед смертью не взял вину на себя, признавшись, что именно он инициировал драку. Умирающий попросил не наказывать Урбано, и того пощадили.

После этого Анна и Урбано поженились, у них родились трое детей: два сына и дочь, которую, как вы уже знаете, они впоследствии отдали замуж за аптекаря и почтмейстера Бандинелли, ставшего их соседом. Не знаю, беспокоил ли по ночам Урбано дух убитого Павла Ельонека, вполне мог бы – ведь Ельонеки жили здесь же, на Площади Рынке, в доме под номером 22. Сейчас это очень скучный угловой дом по Южной стороне площади, слева от Катедры – его полностью перестроили в 19 веке.

Со временем каменица Убальдини перешла старшему сыну Джованни (или Яну). Внук Урабано, Джованни младший, прославился тем, что во время осады Львова войсками Богдана Хмельницкого выстрелил из пушки по предводителю казаков, но чуток промазал, а вернее, «недострелил» – ядро упало прямо у ног коня Хмеля. Представляете, совсем другая могла бы быть история, если бы ядро попало в цель, и Хмельницкий был бы убит! Ведь до Переяславской рады оставалось еще 6 лет.

Внучка Умберто, Тереза, родила сына Яна Томаша Юзефовича, одного из первых львовских хронистов. Вот он, и это единственный портрет представителя семейства Умбальдини, который мне удалось найти.

В 17 веке дом купил Валентий Бзовский, потом хозяевами были Жевуские, потом Лянцкоронские. При Жевуских в 1770-х старинную каменицу разобрали, на старых фундаментах архитектор Петр Полейовский построил вот этот дом, очень сдержанной, почти классической архитектуры, только фасад на уровне первого этажа оформлен в пышной барочной манере – балкон поддерживают атланты-рыцари, сделанные скульптором Франциском Оленским, а портал здания украшает скульптурная группа «Слава». Считается, что Оленский - ученик Иоанна Пинзеля, его манера тоже довольно экспрессивная. Занятно, что изначально дом был окрашен – скульптуры белилами, фасад – розовато-жемчужным цветом, балкон – зеленым.

Одно время в доме жил известный меценат Станислав Скарбек, который основал во Львове театр, носящий сейчас имя Марии Заньковецкой.

Дальше под номером 4 на Площади Рынок располагается самый знаменитый здесь дом – Черная каменица, сейчас спрятанная за маскирующей завесой – идет реставрация. Построен дом в 16 веке, как и большинство зданий на площади, а точнее в 1577 году (через 50 лет после пожара). До этого здесь стоял дом некоего Андрея из Киева. Новую каменицу построил Петр Красовский (вероятнее всего Пьетро Караси и Грасси – по происхождению итальянец из Швейцарии) по заказу вдовы богатого мясника Зофии Ганель – она прославилась тем, что была инициатором постройки первого костела иезуитов во Львове. Интересно, что тот же зодчий возвел и соседнюю, 5-ю каменицу, причем раньше на 6 лет и принадлежал он тоже Зофии.



Наверняка вы знаете, что изначально каменица была никакая не черная, а вовсе даже светлая, обычного песочного цвета, как и многие дома на площади, так как выложена из блоков местного известняка. А потом даже белая - ее по тогдашней моде выкрасили свинцовыми белилами, а они, как известно, со временем окислились, почернели и закоптились. К слову, такая же история с часовней Боимов. Если вы хотите узнать, как часовня выглядела до того, как потемнела, зайдите внутрь и осмотрите интерьер – вот такое же разноцветие было и снаружи.

Повторюсь, сейчас проводится реставрация знаменитой каменицы, и можно подглядеть под защитное полотно, что там происходит. Так вот я увидела, что сейчас почти всю копоть оббили, и фасад опять светло-песочный. Интересно, оставят так, или потом покрасят в черный, как все привыкли? Скорее всего, подкрасят, как и в прежние ремонты. Какого бы цвета не была каменица, выглядеть она будет эффектно – ее украшением является так называемый «бриллиантовый руст» - эффект каменных блоков, рубленных с геометрическими гранями, как огранка драгоценного камня.

Занятно, что изначально у каменицы было всего два этажа. Всего через 10 лет после окончания строительства достроили третий этаж, и аж в конце 19 века – четвертый.



В конце 16 века в доме была открыта – не поверите – еще одна аптека! Уже четвертая! Тогда дом принадлежал семейству Лоренцовичей (не исключено, что тоже выходцы из Италии, судя по фамилии). Святой Мартин на фасаде появился, когда в 17 веке Регина Лоренцович вышла за врача Мартина Анчевского и дом перешел ему с приданым. Святой был небесным покровителем нового хозяина. Помните историю святого Мартина – он был настолько милосерден, что отрезал кусок своего богатого плаща, чтобы дать укрыться нищему. Также на фасаде есть Богоматерь и святой Станислов Костка – защитник от пожаров. Внутрь каменицы можно будет попасть после реставрации – здесь находится музей города Львова. Слышала, что как и во дворце Бандинелли здесь сохранилась внутренняя облицовка окон, тут тоже красивая каменная резьба.

ПРОДОЛЖЕНИЕ
Tags: Львов, Львовская область, Украина, ренессанс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments