agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Categories:

О Полтаве с любовью (часть 2)

На моем канале вторая часть фильма.



Кто не смотрит, читайте:

Всем привет! Продолжаем гулять по Полтаве, кто все пропустил, посмотрите первую часть, она есть на моем канале.
Существенный рост населения города наблюдался в городе во второй половине 19 века. В год, когда Полтава стала губернским городом (в 1802), здесь проживало всего 8 000 человек, а к концу века уже 54 000. Постепенно изменилась застройка, появилось множество кирпичных домов, некоторые – настоящие архитектурные шедевры, которые и сейчас поражают красотой. Открыто было несколько учебных заведений, появились театры, гостиницы, фабрики, новые магазины – все, как в любом приличном городе.

Главная и самая старая улица Полтавы – Соборности. Совсем недавно она называлась Жовтневой, когда-то Александровской, а еще раньше – Успенской. Сейчас часть этой улицы перекрыта для автотранспорта, теперь здесь пешеходная зона, такое имеется в каждом областном центре Украины. Кафешки, сувенирные лавки, рестораны, модные магазины – все, что может понадобится туристу.



Когда-то это была самая респектабельная часть города, тут располагались лучшие магазины, банки, аптеки и конторы. И архитектура здесь преимущественно историческая, в основном, в стиле эклектики. Например, дом №20, в котором теперь ресторан «Тесно говоря», построен в 1880-х, на первом этаже располагалась аптека Семена Григорьевича Фина. В доме 24 находилось Государственное акцизное ведомство.

19-й дом, сейчас занимаемый банком, построен в 1897 году тоже для банка - Государственного, в советское время здесь была гостиница «Театральная».
Были здесь и особняки – например, странное эклектичное здание с мавританскими и иудейскими элементами – дом окулиста Хаима Аароновича Глейзера, сына полтавского казенного раввина. Интересно, что во время реконструкции дома рядом с ним обнаружили следы стоянки древнего человека с сохранившимся очагом.



Привлекает взгляд и «Особняк с медальонами» по Соборности, 12 – оригинальное вычурно декорированное здание. Изначально оно принадлежало портному, об этом свидетельствуют ножницы на медальоне. До войны здесь жил художник Соломон Розенбаум. Немцы расстреляли его прямо у собственного дома.

Отреставрированное здание Нацбанка – это бывший Банк внешней торговли, некогда один из крупнейших в губернском городе. Величественный дом построен в 1912 году Стасюком и Носовым.
На Соборности находится полтавский музыкально-драматический театр имени Гоголя – главный театр города. Он возведен уже после войны, в 1958 году. Полтавчане всегда любили зрелища, билеты в губернские времена были не дороги, и практически каждый горожанин мог позволить себе сходить на спектакль. Первый театр, как я уже говорила, был построен на территории немецкой колонии еще в 1811 году. Это был простой деревянный дом, правда, довольно вместительный. Он не прослужил долго и его снесли в 1952, а для театра построили деревянное здание напротив нынешнего храма «Вера, Надежда, Любовь».

Потом театральные сцены организовывались еще в нескольких помещениях, появилась парочка летних и временных театров, а вот стационарного каменного театрального здания долго так и не строили. И только в начале ХХ века было принято решение возвести добротную кирпичную постройку для Дома просвещения, ему позднее присвоили имя Гоголя, и при нем должен был быть открыть театр. Для строительства использовали проект Алексея Трамбицкого. Зрительный зал был рассчитан на 1100 мест, сцена напоминала сцену театра «Ла-Скала» в миниатюре. Театральный занавес расписал художник-передвижник Иван Мясоедов, который в то время жил в Полтаве, мы о нем еще поговорим позднее.Первое представление в нем дали в 1902 году, это была пьеса по произведению Льва Толстого «Власть тьмы».



А вот музыкально-драматический театр был создан уже после революции, в 1930-х годах. Поначалу он размещался в том же здании – в Доме просвещения на Гоголя, теперь здесь, к слову, кинотеатр «Колос».
Новый театр на 800 зрителей построили в 1958 году. Здание немного совковое, но полтавчане свой театр любят. Здесь дают спектакли и концерты, а также арендуют помещения для конференций. Я, кстати, на одной медицинской конференции здесь и побывала. А перед театром что-то вроде местной площади святого Петра – всегда «пасутся» голуби.

Перед другим фасадом установлен памятник полулегендарной Марусе Чурай – девушка-полтавчанка, слагавшая песни, и, по приданию, отравившая из ревности своего любовника, неверного казака, которого она ждала 4 года с войны, а он, негодяй такой, женился на другой. Марусю приговорили к казни, но вроде бы в последний момент помиловали, но она вскоре умерла от туберкулеза в отдаленном монастыре.

А еще в Полтаве имеется Областной кукольный театр, чуть в стороне, на ул. Пушкина. Довольно интересное здание построено в 1983 году. Даже не верится, что в первые годы своего создания, в 1930-х, театр кукол ютился в небольшом домике, в котором до этого был книжный магазин.



Да, любили местные всякие представления. На заре кинематографа только на ул. Соборности существовало сразу два кинотеатра: один «Рекорд» – на месте нынешнего ЦУМа, второй – «Колизей» в доме напротив.
И еще один кино-факт, связанный с Полтавой – в 1893 году здесь умерла знаменитая дива немого кино – Вера Холодная. А еще в Полтаве был ипподром – надо же было людям как-то развлекаться без «Игры престолов». Сейчас на его месте стоит стадион «Ворскла».



Я бывала в Полтаве в разное время года, так вот на улице Соборности всегда гуляет молодежь, правда, в морозы ее чуть поменьше. Вообще приятно, что в Полтаве много молодежи и детей, это бросается в глаза. Еще бы – город-то студенческий. Кадетов разогнали, но студенты остались.

Здесь есть несколько крупных ВУЗов, известных во всей стране – Стоматологическая академия, в которой обучается 3500 студентов, из них 1000 – иностранцы, в основном – из мусульманских стран. Кстати, в гостеприимной Полтаве для тех, кто исповедует ислам (а таких здесь около 3000 человек), в 2000 году на улице Сенной построили небольшую мечеть. Неподалеку от нее я обнаружила еще и новую деревянную православную церковь, а через квартал – часовню мемориального комплекса погибшим защитникам правопорядка.



Вообще конфессии и церкви в Полтаве всевозможные. Вот баптисты себе построили целый дворец, они это любят.
Знаменит и Технический университет, основанный еще в 1930-х годах. Здесь обучается около 10 000 студентов. Корпуса ВУЗа расположены на Первомайском проспекте, главный находится в старом здании института благородных девиц, построенном аж в 1828-1832 годах по проекту петербургского архитектора Людвига Шарлеманя.

Славна Полтава и своим Педагогическим университетом имени Короленко, в котором в 1914—1917 годах учился сам Антон Семенович Макаренко. К слову, он попал в первый набор Учительского института (так тогда это называлось) и окончил его с золотой медалью. Еще здесь учился Сухомлинский. Сейчас здесь обучается 8400 студентов. Здание, в котором первоначально находился институт, сохранилось до сих пор по адресу Балакина, 10 – серое, обшарпанное, ничем не примечательное.

Есть в Полтаве и крупная Аграрная академия. Она расположена в здании бывшей духовной семинарии на ул. Сковороды. Из корпусов академии наиболее выразительно здание нынешнего аграрного колледжа – оно было построено в 1901 году для Земельного банка. Потом банк переехал новый красивейший «дом с сиренами», потом расскажу, и здесь располагался профсоюз торгово-промышленных служащих, а потом почта, центральная библиотека и всякое разное другое. Теперь вот колледж. Приятно, что здание пристойно отреставрировали.



Вообще регион-то всегда был аграрный. В первой части я рассказывала, что школа садоводства при городском саде была открыта еще в 1820-м, она располагалась в здании нынешней инфекционной больницы. Затем садоводство открыли в Павленках в 1895 году. На базе полулюбительского садоводческого хозяйства выросла исследовательская станция, а теперь вон чего – целая академия.

Но самое интересное сельскохозяйственное учреждение Полтавы – это Институт свиноводства. Экспортировать полтавский бекон за границу местные помещики пытались еще в 1890-х, но местные свиньи были малопродуктивны и поэтому не конкурентны. Начались работы по скрещиванию их с британскими хрюнями. В 1940 году была выведена особая порода свиньи – миргородская, выносливая, плодовитая, быстро набирающая вес. Это позволило широко экспортировать полтавский бекон за границу. Сало миргородской свиньи толщиной 4 см и считается эталонным и самым вкусным.

А меня это милое заведение привлекло тем, что перед входом в институт есть совершенно очаровательный памятник свинье-кормилице и ее свинскому семейству. Посмотрите, прелесть какая!



Это нас занесло опять в сторону поля Полтавской битвы, погуляли, и опять возвращаемся в центр.

Поговорили мы о Вузах, но не всегда так радужно в Полтаве обстояло дело с образованием.

Известно, что в конце 18 века из учебных заведений в Полтаве существовало всего 2 пансиона для благородных девиц. Оба держали иностранцы – немец Менгес и француз Жак, и училось здесь всего до 15 девушек, исключительно дворянки. Изучали математику, географию, историю, языки и рисование. Больше сведений о учебных учреждениях того времени нет; духовная семинария, открытая при монастыре в 1780-м, не в счет – в самом конце 19 века ее перевели в Новомиргород. Таким образом, до этого детей в Полтаве образовывали не понятно как; в основном, дьячки на дому учили грамоте и чтению, и каким-то азам арифметики.

Только в 1799 году в Полтаве было открыто первое народное училище. В нем было 4 класса, здесь уже преподавали всё, что надо, даже основы латыни давали. Не известно, в каком здании изначально располагалось училище, но со временем под него был отдан каменный дом богатого горожанина Павла Руденко – того самого, который на свои средства возвел первый в городе монумент Победы в Полтавской битве. Монументик, скорее. Дом стаял аккурат там, где сейчас Краеведческий музей. Солнечного и Петровского парка в то время еще не было, на их месте была площадь, которая называлась Петровской.

Когда в 1802 году Полтава стала губернской столицей, одной 4-х классной школы стало недостаточно. Открыли губернское училище покрупнее. Одно время училище располагалось в здании, предназначенном под трактир на Круглой площади. Это там, где сейчас почтамт, старое здание не сохранилось.

При Александре Первом училище стали называть Первая мужская гимназия Александра I. Только в 1861 году для гимназии построили отдельное новое здание – оно существует и сейчас – это школа №3 на Черновола.
Среди знаменитых выпускников гимназии Михаил Драгоманов, Михаил Старицкий, два брата Анатолия Луначарского, который, к слову, родился в Полтаве.

Женскую гимназию открыли только в 1860 году, до этого девушки обучались только частным образом. Гимназия располагалась на круглой площади, где сейчас Школа искусств. Мужская гимназия была практически за углом. В годы расцвета учреждения здесь обучалось около 450 девушек.



И с музыкальным образованием все было хорошо. Было несколько частных музыкальных школ. В последний мой приезд я останавливалась в отеле «Панорама». Мне понравилось – номера огромные, окно на всю стену и весь город на ладони, а еще отличные завтраки в местном ресторане. Вас может удивить странная архитектура отеля – к фасаду конструкции из стекла и бетона словно прилепилась скорлупка от чего-то старенького и архаичненького. Дело в том, что отель построили на месте практически развалившейся после пожара музыкальной школы. Изначально это были музыкальные классы Феофании Базилевич. От старого дома оставили только парадный фасад, его и сейчас можно видеть, остальное снесли. Довольно странный подход к исторической архитектуре, но хоть что-то сохранили. Моя полтавская коллега рассказала, что в детстве ходила в эту музыкальную школу – то есть до последнего школа служила по своему первоначальному назначению.

Многие главные улицы в городе к 200-летию Полтавы получили имена в честь знаменитых литераторов.
Об улице Котляревского я уже рассказывала в первой части.

Неразрывно связано с Полтавой имя Николая Васильевича Гоголя – ведь писатель родился в Сорочинцах в 80 км от Полтавы. Гоголь воспел в своих произведениях именно Полтавщину, часто бывал в самой Полтаве и даже несколько лет учился.

Его имя носит одна из центральных улиц, часть которой является по сути бульваром. Вот, и памятник ему имеется на этом самом бульваре – отличный, к слову. Его создал скульптор Леонид Позен в 1915 году и подарил городу, но установить его получилось только в 1834 – долгое время колебались, якобы писатель буржуазный. Бред какой-то!
Неподалеку на бульваре 10 лет назад была открыта скульптурная галерея под открытым небом – герои произведений Гоголя, выполненные местными скульпторами. Здесь и кузнец Вакула верхом на черте, и несравненная Солоха со штофом горилки, и Тарас Бульба, и сам Николай Васильевич, еще один, всего восемь скульптур разных авторов.
А третий Гоголь находится неподалеку, он появился недавно. В компании с Александром Сергеевичем Пушкиным они украшают вход в отель «Палаццо».

На улице Гоголя также имеются несколько занятных строений. Традиционно, здесь селились богатые еврейские торговцы, в доме №7 была синагога, сейчас здесь городская филармония. К слову, в Полтаве родился второй президент Государства Израиль Ицхак Бен-Цви (Ицхок Шимшелевич).

Угловой дом, где сейчас кондитерская «Доминик» (бывшая «Полтавчанка»), когда-то принадлежал Моисею Зеленскому, чей сын стал первым градоначальником-евреем в Полтаве. Надо же, какая удачная фамилия! Одно время в здании находилась контора фирмы «Сотрудник», занимавшейся строительством мельниц, ее видно на старинной фотографии.

Вообще этот район стал особенно бурно развиваться с открытием в Полтаве Ильинской ярмарки. В этих кварталах расположились три гостиных ряда – Московский, Еврейский и Суздальский. И вокруг них выросли жилые кварталы с особняками и доходными домами. На Гоголя 28 сохранились двухэтажные Еврейские торговые ряды.
На улице Гоголя, как я уже говорила, находился Дом просвещения, а еще – относящиеся к Дому просвещения первый городской музей и библиотека, сейчас это здание архива, очень красивое.



Построил его в 1901 году архитектор Зиновьев. Здесь вроде как намек на модерн присутствует, но все-таки это скорее эклектика. В войну здание сильно пострадало, но его, к счастью, восстановили, чуть купол только изменился.

Александра Сергеевича Пушкина здесь очень уважают, хоть великий поэт никогда и не был в Полтаве. Его именем названа одна из главных улиц города. И не мудрено, что улица Пушкина пересекается с улицей Гоголя – это очень правильно и символично – ведь внучка Пушкина, Мария Александровна-мл. вышла замуж за племянника Гоголя, Николая Владимировича Быкова, члена Полтавского губернского присутствия, они жили здесь, в Полтаве! Вот они, сколько потомков двух великих литераторов настрогали!



В городе существует несколько памятников Пушкину. Один, с Гоголем, мы уже видели. Еще один отличный памятник – в парке Березовый гай на пересечении улиц Пушкина и Мищенко. По размерам это скорее сквер, круглый в плане, и дома вокруг тоже расположены по окружности. Это удивительно уютное и приятное место с какой-то особенной энергетикой, мне очень понравилось несмотря на то, что меня во время прогулки здесь настиг небольшой дождик.

Занятное здание на улице Пушкина– Народный дом имени Короленко, сейчас здесь школа. Построили его в 1920-х годах по проекту Аркадия Лангмана. Везде пишут, что это конструктивизм, но как по мне, довольно странный, ампирщина какая-то. А вот что действительно конструктивизм, так это памятник Тарасу Шевченко перед краеведческим музеем. Его создал молодой Иван Кавалеридзе в 1926 году, и это самый странный памятник Кобзарю, который мне довелось повидать. Он словно перекликается с работой того же автора – с памятником Шевченко в Ромнах, сделанным на 8 лет ранее, но в Полтаве дерзкий скульптор явно решил «хайпануть». Ну, зато оригинально.
Одно из старейших зданий на улице Пушкина – комплекс постоялого двора середины 19 века.

Говорила уже, что в начале ХХ века Полтава, как и многие другие губернские города пережила промышленный подъем, прервавшийся началом Первой Мировой. Этот период совпал, а скорее стал причиной эпохи модерна, включая модерн архитектурный. Отразилось это и на облике города. В это время Полтава заполучила два очень ярких образца архитектуры – здание Земельного банка (теперь принадлежит СБУ и шутливо называется горожанами самым высоким зданием в городе) и бывшее Земство, ныне краеведческий музей. Эти образцы модерна настолько самобытны и прекрасны, что стоит поговорить о них отдельно.

Здание земского банка очень нарядно, похоже на волшебный терем. Оно выполнено с элементами сказочного славянского декора, это стилизация под русскую архитектуру 17 века. Автором проекта был архитектор Александр Кобелев, а воплотил его инженер Сергей Носов. То, что здание сейчас принадлежит СБУ, скорее хорошо – дом отреставрирован, он в хорошем состоянии, хоть у птиц Сирин на фасаде вид довольно грустный. Может быть потому, что их часто ошибочно называют сиренами. Впрочем, так они выглядели и в год окончания постройки этого архитектурного шедевра - а это был 1909, т.е. 110 лет назад.



Второе чудесное модерновое здание – нынешний краеведческий музей. Это уже типично украинское направление северного модерна. Проект создал Василий Кричевский. Он был одним из новатором украинского модерна, но, к сожалению, его домов сохранилось не так много, а сохранившиеся, в основном, перестроены до неузнаваемости, так что этот дом – счастливое исключение. Хотя и ему досталось - здание почти полностью восстановлено буквально из пепла после Второй мировой, но точно в первоначальных чертах. Построено оно было в 1903-08 годах для Полтавского губернского земства, а музей тогда располагался в здании нынешнего архива.



Изначально предлагался совсем другой проект, но он не устроил заказчиков, и для воплощения нового был объявлен конкурс, на котором выиграло предложение Василия Кричевского и его соавторов. В обсуждении будущего здания принял участие архитектор Афанасий Сластьон, он поддержал Кричевского. Со временем Сластьон тоже стал преданным адептом украинского модерна и создал несколько интересных зданий в этом стиле в Полтавской губернии.
Здание земства получилось ослепительно красивым не только снаружи, но и изнутри. Это словно изящная шкатулка для драгоценностей. Черепицу, майолику и лепной декор фасада изготовили ученики Миргородской керамической школы, а резьбу по дереву выполнил резчик из Диканщины Юхименко. При постройке здания использовалось более 10 материалов: железобетон, розовый гранит, мрамор, кирпич, фаянсовая плитка, штукатурка, дерево, стекло, металл, керамика, полихромная глазированная черепица.

Я не знаю, что там такого хорошего делали ребята из земства, но вот создатели краеведческого музея явно молодцы. К слову, музейные экспонаты хранились здесь еще во времена земства – в основу экспозиции легли коллекции двух дарителей - Катерины Скаржинской (20 000 экспонатов и 4 000 книг она подарила!) и Павла Бобровского.
Удивительно, что здание выглядит, как новенькое, буквально сверкает. В 1943 году во время боев за освобождение города музей был сильно разрушен и практически весь выгорел. В 1954-1964 гг. велись работы по восстановлению музея при участии полтавских архитекторов Крачмер, Квитки и Андрейко. Здание буквально отстроили заново.

К сожалению, возможности в то время были ограничены, и восстановить постройку в первозданных формах не удалось, она сильно отличалась, но в 1980-х годах была произведена более точная реконструкция, уже при участии НИИ «Укрпроектреставрация», были довольно точно восстановлены многие интерьеры и даже настенные панно и росписи.

Теперь в музее богатейшая, любовно сохраняемая экспозиция, музейщики явно фанаты своего дела – на последней экскурсии я была здесь несколько лет назад, помню, экскурсовод буквально не отпускала нас – и интересно же рассказывала!

Это не единственные два дома в Полтаве, построенные в стиле модерн. Практически одновременно с зданием земства уже упомянутым Сластьоном почти в таком же стиле был построен дом для школы имени Котляревского, она находилась неподалеку от Земства. К огромному сожалению, эта постройка сильно пострадала во время войны, а ее руины были в последствии разобраны.

И есть еще одна постройка в стиле северного модерна, оформление которой смахивает и на краеведческий музей, и на земельный банк – это небольшая часовня Георгия Победоносца, возведенная к приезду императора Николая Второго на празднование 200-летнего юбилея Полтавской битвы в 1909 году. Часовня совсем маленькая, всего 10 квадратных метров площадью. Занятно, что стоит она на довольно большом пустыре, абсолютно не застроенном. Это находится на окраине Полтавы, ближе к полю битвы, на ул. Заньковецкой. Очень жаль, что в отличие от краеведческого музея часовня пребывает в жутком состоянии.



Есть и особняки в стиле модерн – один неопознанный, но прелестный, я обнаружила на улице Владимира Короленко напротив музея-усадьбы все того же Короленко. Дом очень необычный и отчетливо модерновый, с затейливыми колоннами и клиновидными окнами. Жаль только, одну пару окон заложили кирпичом. Ну, и еще парочка есть подобных: особняк Трофименко на Кричевского, особняк генерала Петраша, особняк на Сковороды.

Раз уж Короленко упомянула, пару слов о нем, отвлечемся чуть от модерна. Усадьба его самая обычная – небольшой провинциальный дом, хоть и очень симпатичный. 37-летний писатель приехал в Полтаву с семьей в 1900 году и прожил здесь 21 год, до самой своей смерти. Дочь писателя вспоминала: «Переезд в Полтаву в 1900-м году был счастливым событием в жизни нашей семьи. В. Г. Короленко, который вырос на Украине, любил ее климат и природу ... Мы часто ходили в городской сад и любовались красотой Полтавы. После Петербурга с его дождями и туманами Полтава казалась нам новым прекрасным миром». По прибытии в Полтаву семья поселилась в доме председателя земской уездной управы Петра Павловича Старицкого, этот дом когда-то стоял аккурат на месте здания Земельного Крестьянского банка.

А вот в этот дом-усадьбу, принадлежавшую врачу Александру Викентьевичу Будаговському, Короленко арендовали с 1903, а на лето перебирались на дачу в село Малый Перевоз.

К слову, Владимир Галактионович и похоронен рядом, через дорогу – в тихом дальнем углу парка «Победа», вместе со своей супругой. Долгое время директором музея работала старшая дочь писателя, Софья. Она в свою очередь, прожила в Полтаве 57 лет. Судя по фоткам, музей симпатичный, жалко, что я не успела сюда попасть.

В некоторых источниках к модерну относят и дом Перцовича на ул. Пушкина, но я бы поспорила. Это скорее, историзм, вариант неоготики, да и дата возведения не характерная для губернского модерна – 1890, рановато, не докатился еще тогда сюда новомодный стиль. Но дом, конечно, интересный, такой себе полтавский «Замок Ричарда». Построил дом присяжный поверенный Петр Александрович Перцович, как доходный. Причем это было один из первых подобных домов в городе. Квартиры сдавались обеспеченным гражданам города. К примеру, здесь вела прием зубной врач Смольник Юдифь Ильинишна, останавливался здесь Василь Стефаник, а еще, по легенде, жил здесь когда-то колдун. И вроде бы до сих пор вокруг дома часто кружат вороны, но это уже здорово смахивает на враки.

Вообще в Полтаве самая активная застройка происходила до эпохи модерна, в конце 19 века, когда популярная была эклектика и историзм. В таком стиле, например, построен красивый Макариевский собор. Когда-то это была загородная церковь в пригородном поселке Новоселовка. Возвели его в 1903 году на пожертвования, в основном купца второй гильдии Льва Васильевича Колесникова и его супруги. К сожалению, главный даритель не дожил до освящения храма – его открыли уже после его смерти. Никто не мог предполагать, что придет время, и небольшая церковь станет городским кафедральным собором – ведь остальные храмы в Полтаве были разрушены и закрыты богоборцами за годы Советской власти. И только здесь богослужения прекращались лишь на непродолжительное время.

К историзму можно отнести и знаменитый особняк Бахмутского на улице Пилипа Орлыка. Это затейливая стилизация под мавританский стиль, отдельными элементами смахивающая на караимскую кенасу в Киеве. И не мудрено – ведь автор тот же, это блистательный Вацлав Городецкий, работавший в тандеме со скульптором Элио Саля. Особняк построил строительный подрядчик Наум Бахмутский для своей любовницы.



Подрядчик занимался строительством уже упомянутого модернового Земельного банка и сэкономил на этом немалые деньги, на которые и построил вычурный особняк. В годы гражданской войны Бахмутский эмигрировал во Францию, дом национализировали и отдали под жилье. Уже в наше время какой-то бизнесмен расселил жильцов и выкупил дом, но ничего с ним не сделал. Теперь памятник архитектуры постепенно руинируется. Говорят, наследники Бахмутского как-то приезжали в Полтаву, возможно, хотели выкупить особняк, но увидев, в каком он состоянии сказали: «Оставьте себе!» и уехали.

Очень классный образец модерна – нынешний ЗАГС на Спасской. Когда-то это был особняк Константина Александровича Невиандта, депутата государственной думы от Полтавского уезда. Дом построили в 1910 году. Дума выделила Невиандту землю под строительство особняка с условием, «чтобы фасад дома соответствовал месту» - здесь было средоточие исторических памятников. Проэктировщики постарались на славу, но история постройки здания была непростой и загадочной. Когда стали рыть фундамент, обнаружили взрывчатку времен Северной войны и сразу несколько подземных ходов, один из которых уходил в сторону Спасской церкви. Хозяину пришлось потратить массу денег и времени, чтобы все засыпать и утрамбовать. Вообще в Полтаве при активной застройке было обнаружено множество подземных ходов, под ЦУМом, например. Все они были засыпаны, к сожалению, исследованиями никто не занимался. С 1974 особняк отдали брачующимся, а Константин Невиандт во время гражданской войны принял участие в Белом движении и вроде бы умер от тифа в 1919 году.

И раз уж мы упомянули модерн, нельзя не вспомнить об имени еще одного яркого творца в этом стиле, но не в области архитектуры, а в живописи. Это замечательный и очень мало у нас известный художник Иван Мясоедов. Я когда-то о нем писала в своем ЖЖ, открыла его случайно – мне подарили альбом с его работами на немецком языке. Вот просто влюбилась в него! Родился Иван в 1881 году в семье знаменитого передвижника Григория Мясоедова в Харькове, а детство свое он провел здесь, в Полтаве, в имении своей матери. Точнее, это было село-пригород Павленки, теперь это район города. Всем более известен Григорий Мясоедов, его отец – известный художник, автор «Земство обедает» - несколько его работ выставлены в Полтавской галерее, а вот о сыне его в Украине слышали немногие, хотя он здесь родился и вырос.



Отец стал первым учить Ивана живописи, но в то же время был его главным мучителем – с юности у Мясоедова-младшего были очень сложные отношения с родителем. Ведь Григорий Григорьевич был человеком со сложным и резким характером, деспотичным и вспыльчивым. И консервативным до крайности, это и на его творчестве сказалось, не зря он разругался с Репиным. А Иван был полной его противоположностью – новатор, авантюрист, дерзкое дитя эпохи модерна.

Он был поклонником того, что сейчас называют гиревым спортом – с такой фигурой он вполне мог бы выступать на современных соревнованиях бодибилдеров, а вместо этого выступал в цирке, как силач. Молодой художник во время учебы в Москве даже выступал на Всероссийском чемпионате по тяжёлой атлетике и занял второе место. Чтобы больше быть похожим на античного атлета, для усиления эффекта от своей яркой наружности, он перманентом завил волосы и татуировками набил стрелки на глазах – у него были номера в воде, и обычная краска текла.
Дальше – больше. Культ атлетичного тела вылился в «Манифест о наготе», публикация которого вызвала скандал. Мясоедов-мл. увлекался фотографией и создал серию своих фото-автопортретов в стиле ню. Красивый был мужчина, ничего не скажешь.



Он получил хорошее художественное образование, особенно налегая в обучении на масляную живопись и гравюру. Последняя в дальнейшем сыграла не последнюю роль в его судьбе. Ранние его работы были выполнены в стиле модерн, одна из самых известных – аргонавты, ее весьма хвалили критики, он потом создал несколько ее версий.
В 1911 году после смерти отца Иван вернулся в Павленки. В Полтаве он организовал несколько выставок работ отца и уладил дела с наследством. Судя по тому, что в последствии в эмиграции художник часто рисовал родительскую усадьбу и украинские пейзажи, он любил эти места, и его тянуло сюда всю жизнь.

В 1912 году художник познакомился с итальянской танцовщицей Мальвиной Верничи, влюбился и женился на ней. Он привез молодую жену в Павленки, и они построили новый дом – с явными чертами модерна, стилизованный под итальянское палаццо. К счастью, эта необычная постройка сохранилась по сей день, сейчас она принадлежит Полтавской обсерватории.



После революции, которую он категорически не принял, он эмигрировал с женой в Берлин. Здесь они зажили на широкую ногу, не смотря на тяжелый кризис в Германии и инфляцию. Оказалось, что молодой художник использовал свой навык гравера с нехорошей целью – он подделывал купюры, на чем и попался. В 1923 Мясоедов загремел в тюрьму на три года. Повторно от попал под следствие по той же причине через 10 лет, в 1933. После освобождения он перебрался в Ригу и взял другое имя – Евгений Зотов, а затем переехал в Лихтенштейн, в Вадуц.

Здесь он стал придворным художником княжеского двора и создал серию прекрасных портретов княжеской семьи Лихтенштейна. Он был популярен здесь настолько, что первая серия национальных почтовых марок была посвящена ему. Правда, в 1948 году его нашли его прежние грехи, обнаружилось, что он живет по поддельному паспорту, к тому же опять запахло делом о подделке ценных бумаг, и из Лихтенштейна тоже пришлось убираться.

Его творческое наследие огромно. Если в молодости его привлекала живопись и гравюра, то в течении жизни он перепробовал все – делал марки (почтовые, не только деньги), рисовал пастелью, гуашью, акварелью, изготовлял офорты, фотографировал и даже снялся в кино. Осталось более 4000 тысяч обнаруженных его работ. Жаль, что в полтавском музее их совсем немного – всего 4, кажется.



На старости лет он изменился внешне – отрастил бороду и стал похож на боярина, стал другим и его нрав – теперь он был угрюм и меланхоличен, подвержен депрессиям – это отразилось и на тематике и колорите его работ. Его терзала ностальгия и тоска по родине, многие его сюжеты посвящены гибели России. И Павленкам.
Тяжело больной Мясоедов в 1953 году перебрался в Аргентину, где через три месяца по приезду умер от рака печени. Ему был 71 год.

На территории Гравиметрической обсерватории можно осмотреть дом Ивана Мясоедова, доступ сюда свободен. Можно погулять по большому тенистому саду – хочется верить, что здесь сбереглась хотя бы пара деревьев, помнящих семью Мясоедовых. Здесь же неподалеку есть и старый дом родителей художника, а также могила отца, Григория Григорьевича. А могила Мясоедова младшего где-то на чужбине.

О чем мы еще забыли? Да о галушках же! Это настоящий символ Полтавы, местный фетиш, образец высокого кулинарного искусства и предмет национальной гордости. Галушки здесь везде – есть даже памятник галушкам. Очень вкусными были галушки с потрошками и шкварками в ресторане «Шалена шкварка». Еще советуют ресторан «Хуторок», там, говорят, они вообще необыкновенные какие-то. Да что там, в Полтаве есть даже мануфактура галушек, где их готовят замороженными на вынос.

Ну, как вам Полтава? Надо ехать? Надо ехать!
А я заканчиваю свой рассказ. Ставьте лайки и подписывайтесь на мой канал.
Tags: Полтава, Полтавская область, Украина, модерн, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments