agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Аскания Нова (часть 2)



Единственное, чем помогают люди - теплолюбивых животных берегут от холода и охраняют своих питомцев от "двуногих хищников».

В семидесятых годах широко освещался в прессе возмутительный случай браконьерства: злоумышленники убили маленького бизоненка. Негодяев задержали, судили показательным судом и осудили на семь лет заключения. Сейчас приняты строгие меры по охране животных: загоны обнесены надежными заборами, выезд на территорию лимитирован, а посреди степи на высоком холме высится наблюдательный пункт с осветительными приборами, из которого ведется круглосуточное наблюдение. Очень жалко, что в Средней Азии, на родине многих копытных, нет подобных вышек. Их неплохо бы расставить по всей степи: вооруженные до зубов браконьеры устраивают там настоящие сафари, расстреливая куланов и сайгаков на ходу из джипов и вертолетов.

P5020104.JPG

Зимой африканских животных, не привычных к нашим морозам, загоняют в огромные хлева. Для этого их нужно завлечь в коридор между двумя сетчатыми заборами и прогнать до самого помещения. Как нам сказали, сделать это непросто, иногда уходят часы. Есть на территории и полуоткрытые помещения, похожие на веранды в детском садике. Здесь теплолюбивые животные могут спрятаться от сильного степного ветра. Мы видели, как это делают, к примеру, лани европейские. Лань обычно живет в лесах, где ветер не такой сильный, и на открытом пространстве она чувствует себя не всегда комфортно.

P5020101.JPG

Наше путешествие по степи продолжается. Николай вдруг делает остановку и спрыгивает со своего места в густую траву. Он отходит на несколько метров и, достав карманный ножик, аккуратно срезает несколько огромных шампиньонов.
Во время кратковременной стоянки он собирает вокруг нашей тележки пару килограмм грибов. Они свеженькие, ароматные, упругие, под шляпкой – розоватые, а не коричневые, как те, что мы покупаем в супермаркетах. А размеры! Один из великанов в диаметре шляпки достигает 20см! Наш возница складывает добычу в ящик под сидением. На ужин у его семьи будет славный грибной супчик.



А мы продолжаем путешествие. Степь все время меняется – то осоки и ковыли, то заросли пастушьей сумки, то ковры мелких невзрачных цветов.  Незабудки, яснотка, «куриная слепота», какие-то неизвестные мне миленькие белые цветочки - цветы не яркие, но разнообразные, и как же их много!








Из-под колес то и дело разлетаются потревоженные пичуги, их тут – превеликое множество. А то вдруг ракетой из травы взвивается заяц, и пускается улепетывать, сверкая белым задком и пятками.

Ненадолго над нами нависает невеселая тучка, моросит дождик. Тетки совсем скисают. Я натягиваю на голову шаль. К счастью, дождик быстро прекращается.


P5020099.JPG

Вдали показывается стадо крупных бурых животных. При приближении очевидно – это бизоны. Североамериканские животные замечательно прижились здесь и даже регулярно дают потомство. Аскания продает своих питомцев в другие зоопарки. В этом году уже родились два теленка. Подъезжаем совсем близко.



Нас предупреждают, чтобы мы не подходили близко к бизоньим «деткам», их мамаши в этот период ревниво охраняют своих чад и могут проявлять агрессию по отношению к назойливым гостям. Нашим спутницам подобные замечания делать излишне: похоже, путешествие их уже утомило, они с явной неохотой покидают телегу.

P5020142.JPG
Батька Махно

Я же в восторге от этих мохнатых монстров. Яростно фотографирую их. Временная неполадка фотоаппарата вызывает у меня негодование: я же могу упустить особенно удачный ракурс! Бизоны наблюдают за нами, не отрывая глаз, но в остальном - совершенно спокойны, экономны в движениях и сдержаны. Держат себя гиганты с большим достоинством. Николай показывает нам вожака, Батьку Махно. У этого огромного бизона чудовищных размеров голова, покрытая почти черной шерстью, пожалуй, самая крупная голова во всем стаде. Забавно, что настоящий Махно был щуплый и невысокий.

P5020140.JPG

А вот и первый малыш. Он умильный, совсем крошечный, бродит вокруг мамы, шатаясь на дрожащих ножках и помахивая толстеньким хвостиком. У взрослых быков шерсть косматая, вися­щая клочьями (бизоны сейчас линяют), темно-коричневая; малыш же аккуратненький, светло-рыжий, почти песочный. Он совсем не похож на своих сородичей и смахивает, скорее на собаку или павианчика. Второй теленочек лежит в траве неподалеку.

P5020088а.jpg

У меня то же радостное ощущение, что и посреди стада ватуси – мы в гостях у терпеливых хозяев, которые разрешили без спросу заявиться на свою территорию и снисходительно позволяют полюбоваться собой. И кто еще из нас «братья меньшие»?! Необыкновенное чувство! Ничего схожего с тем, что вы испытываете, просто глазея на зверей через решетку в зоопарке.



Мы едем дальше, и я долго провожаю взглядом удаляющееся стадо, а бизоны провожают взглядом меня. До свидания, звери!
Мы въезжаем в последний загон. Тут много «детсадовских веранд». Нам встречается евро­пейские лани, благородные олени, гаялы. Они неохотно снимаются с места и удаляются, завидев наш экипаж, желание пообщаться у них явно отсутствует. Нам немного не повезло – накануне прошел сильный дождь, луга затопило. Несколько стад ушло на водопой, и подобраться ближе к ним невозможно. Нильгау и «Пржевалов» нам удалось увидеть только издалека. Наш жеребчик устал, везя по влажной степи шестерых экскурсантов, возницу и гида. Николай все чаще подбадривает беднягу: Рапорт, не спаааать!!!». Рапорту остается поработать совсем немного, уже показались вольеры зоопарка.





Уже практически на выезде из загона к нашей повозке подбегает нахальный черный пони, мы притормаживаем. Крошечная лошадка тычет мордочкой прямо в наши спины на лицо случай наглого вымогательства. Жалею, что в ходе путешествия украдкой слопала все булки, лежащие в моей легкой сумке, которую я ношу на плече. Очень хочется угостить нахаленка, да только оставшаяся снедь лежит глубоко на дне телеги в большой сумке, зажатая нашими ногами, сейчас ее не достать. Приходится оставить пони ни с чем; мы уезжаем, а микро-конь еще долго с укором смотрит нам вслед.



Ну вот, мы останавливаемся возле небольшого вольера с каким-то рогатым животным, очередная антилопа, кажется. Рядом начинаются аллеи и строения. Это – зоопарк. Девушки с облегчением вываливаются из телеги, мы прощаемся с ними, Николаем и Рапортом. Экскурсовод любезно соглашается нас проводить до центральной аллеи зоопарка и показать основные направления осмотра, после чего она нас оставляет.







Я с удовольствием разминаю ноги, они немного занемели от долгой тряски тележке. Мы – на перекрестке посыпанных песочком дорожек. По краям – канавки с водой и множество цветов. В основном – ландыши, лиловые гиацинты и барвинки. Много деревьев, дающих густую тень.








Вдоль дорожек вытянулись ряды просторных птичьих клеток. И неисчислимое множество павлинов. Вначале я опомниться не могла от необыкновенной красоты этих птиц, все бегала за ними и восторженно верещала: «А вот еще один! А хвостик какой!...». Потом попривыкла – красавцы бегают под ногами, как куры. Временами эти разноцветные твари принимаются оглушительно орать.



Начинает один, а потом подхватывают десятки других. Павлины здесь ведут себя, как хозяева. Они, совсем как сельская домашняя птица, гордо бродят по дорожкам, запрыгивают на ограды и чужие клетки, даже залетают на ветви деревьев. Сейчас у этих птиц брачный период. Они то и дело распускают веером свои роскошные хвосты, причем делают они это, по-моему, скорее чтобы поразить посетителей, чем соблазнить своих сереньких подружек. Иногда вдоль дороги можно увидеть сразу четыре-пять этих переливающихся вееров. Среди деревьев вырыты небольшие озерца, вокруг которых бродят черные лебеди, разнообразные уточки, цапли, журавли. Я даже видела черепашку, греющуюся на солнышке.
Мы осмотрели клетки. В них разные виды фазанов, журавлей, экзотических кур, попугаев.







Есть три клетки хищников – орлов и филинов. На одну из орлиных клеток беззастенчиво взгромоздился очередной павлин.
По тенистой аллее идем по направлению к большому озеру. Посетителей много. Встречаются компании, старательно отметившие Великий Первомай: багровые физиономии, затуманенные глаза. Если бы не дети, тянущие куда-то загулявших родителей, они бы, вероятнее всего заблудились среди зарослей.











Перед нами простирается живописное озеро с островами, усыпанными небольшими домиками для птиц. В некоторых домиках можно видеть пернатых, неподвижно сидящих на кладке. Большая часть их сородичей валяет дурака, переплывая с острова на остров, выясняя отношения или просто ковыляя по берегу. Мимо нас проплывает красавец-лебедь. Я подзываю белоснежную птицу и скармливаю ей остатки хлеба. За это шипун позволяет себя сфотографировать.







Короткий отдых и легкий перекус быстро восстанавливает силы, теперь можно двигаться дальше. Последний пункт осмотра секция копытных животных, основная часть зоопарка. Кого тут только нет винторогие козлы, горные бараны, ламы, олени, яки, верблюды, уже знакомые нам бизоны.









































Теперь недоступных в степи лошадей Пржевальского и других пугливых созданий можно рассмотреть вблизи. Они более привычны к посетителям, чем их степные собратья без страха вплотную подходят к решеткам и клянчат еду. Дальше – нескольких видов антилопы, куланы, зебра… О! Пардон, это явно «зебр». Даже украинская домашняя корова с теленком здесь присутствует. Мы неспешно обходим все вольеры, фотографируя самых ярких персонажей. Наконец, последний вольер осмотрен. Солнце клонится к закату, посетителей остается совсем мало, и нам пора возвращаться домой. Еще раз проходим мимо выставки павлиньих хвостов и покидаем зоопарк. Наша машина на стоянке – одна из последних, все уже разъехались.












Совершенно очевидно, что эта зебра - зебр.














В сувенирных лавках тщетно ищем памятные магнитики для холодильника, которые я коллекционирую, с символикой заповедника. Туристический сервис здесь пока не на высоте. К слову, в поселке всего одна гостиница «Канна» на 18 номеров. За месяц все места уже были заняты. Асканийцы упорно не хотят зарабатывать деньги на своей достопримечательности. Правда, гид нам так и говорила: в первую очередь, для сотрудников это запаведник, а не  туристическая достопримечательность.

Выезжаем из Аскании. Мимо нас мелькают уже знакомые поля, а у меня перед глазами все стоит бурое стадо с двумя рыженькими телятами посреди изумрудной травы.













Обратно едем другой дорогой, мост будем проезжать в Херсоне. Дорога замечательная. Прекрасное покрытие. Пусто. Вокруг красивые лесные насаждения вполне природного вида. Не успеваю оглянуться, как мы оказываемся на месте.









Обратный путь занял у нас почти вдвое меньше временем, чем путешествие в Асканию. В Херсон добираемся еще засветло. Спать надо лечь пораньше - завтра с самого утра едем в Ольвию.
Tags: Аскания-Нова, Фальц-Фейн, Херсонская область, заповедники, нациссизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments