agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Круподеринцы, Андрушевка

Приключения блондинок в Винницкой области. Часть 2.


Усадьба в Круподеринцах

Опять проблема – нам никак не могут указать дорогу на Круподеринцы. Говорят, это близко, только не понятно где сворачивать. Решаем – едем вот туда, а там разберемся! Эх, какая же это была ошибка!

Совет №5. Дослушивайте до конца местных жителей, объясняющих вам дорогу! Вдоль железнодорожных путей мы едем довольно лихо, пока не возникает тревожный вопрос – а не проскочили ли мы поворот? Возвращаемся и долго спорим, по какой из трех разбитых узких тропинок нам сворачивать в поля. Наконец решаемся и ехать по самой худшей. Едем вдоль поля по таким рытвинам, что внутренностям становится тесно он прыжков машины на ухабах…



Совет №6. Отправляйтесь в путь на джипе с очень усиленной подвеской! Не буду в подробностях описывать все наши злоключения: как ухмылялись бурые от загара селяне, не скрывая насмешек, как падали в обморок козы и коровы при виде нашей синей «колымаги», как долго кружили мы среди полей по полному бездорожью, представляя, как через много лет на заброшенном поле наши побелевшие на солнце скелеты найдут внутри ржавого остова несчастной «Октавии»… Наконец, мы добрались до Круподеринцев, проклиная дипломата Игнатьева, его имение и его странные фантазии, заставившие графа построить дом в такой непролазной глуши.



Граф Игнатьев "на пике" карьеры



Николай Павлович Игнатьев в преклонном возрасте

На самом деле, хозяин усадьбы в Круподеринцах человек был очень уважаемый и почитаемый в разных странах. В Болгарии его боготворят и помнят до сих пор почище национального героя. Граф Николай Павлович Игнатьев уже в 26 года заключил первый договор с бухарским эмиром после длительных переговоров, хитростей и интриг. Тогда же он получил звание генерала (более молодым генералом стал только сын Сталина в 24 года). Он же подписал Сан-Стефанский договор, согласно которому Болгария получила независимость. Кроме того,


Подписание Сан-Стефанского договора (Игнатьев сидит второй слева)

благодаря его стараниям по Пекинскому договору Россия получила 800 тысяч квадратных километров земли, в том числе порт Владивосток. Его считают одним из 100 лучших в мире дипломатов всех времен, изменивших ход мировой истории. Помимо этого Игнатьев,… как бы это сказать поделикатней?... вел неофициальную работу за границей (это же у них «гнусные шпионы», а у нас – «доблестные разведчики»!). О нем писали Пикуль, Акунин и Солженицын, он был знаком с Набоковым. В 46 лет он неожиданно он ушел в отствку и поселился здесь, в Круподеринцах. Причиной был гнев царя, которому не понравилось письмо Игнатьева, в котором наивный граф давал некоторые советы по реорганизации государства Российского.




Жена Игнатьева, Екатерина Леонидовна




Портрет Екатерины Леонидовны, в девичестве Голициной
предположительно работы И.Репина


Женат Николай Петрович был на красивой и богатой женщине, Екатерине Леонидовной Голициной-Игнатьевой. Она родила ему двух дочерей и пятерых сыновей. У одной из дочерей, Кати, был роман с Великим князем молодым Михаилом Михайловичем Романовым, внуком Николая Первого. Екатерина Николаевна была первой красавицей столицы, живой и очаровательной.


Катя Игнатьева

Царь Александр Третий не дал разрешения на брак, заявив, что род Игнатьевых недостаточно знатен. На самом деле, говорят, царь попросту терпеть не мог графа. Существуют, правда, и другие версии этой истории. Поговаривали, что влюбчивому Михаилу Михайловичу царь посоветовал подождать свадьбы год, чтобы проверить чувства. Молодой человек вскоре женился на другой (внучке Пушкина), не спросясь родительского благословения и позволения царя. Несчастная Катенька с разбитым сердцем бросила все и пошла, работать сестрой милосердия. Этому делу она отдала 20 лет своей жизни, прошла четыре войны и нелепо погибла в 1914г, заразившись столбняком. Трагически сложилась судьба еще одного сына Игнатьева, Владимира – двадцатишестилетним он погиб в Цусимском сражении. Двое из сыновей Игнатьева в свое время занимали должность Киевского губернатора – Павел в 1905-1906гг, а Алексей стал последним губернатором – 1915-1917г. После революции все дети Игнатьева, кроме дочери Мики (Марии) и сына Николая, эмигрировали за границу.




"Красный граф", Алексей Игнатьев с женой, балериной Натальей Трухановой

Его племянник, Алексей Алексеевич, за крупную сумму денег «купил» у советского правительства право возвращения на родину и вернулся в 1937г вместе с женой, балериной Натальей Трухановой, за что его прокляли бывшие друзья-эмигранты.




Дети Игнатьева: слева сидит Катя, за ней - Павел, будующий Киевский губернатор,
старшая девушка-Мика, единственная не эмигрировалана, руках у нее Владимир, который погиб при Цусиме,
в мундире - Алексей, еще один губернатор, справа - Николай, командир Преображенского полка.


Вот такая интересная семья. А мы сейчас сможем посмотреть на места, связанные с их жизнью и смертью. В 1835г село Круподеринцы было продано графом Ржевутским (родственником Эвелины Ганской) семейному доктору Плятзеру (его домик есть в Верховне на территории имения Эвелины). Игнатьев приобрел имение в 1880г за 45 тысяч рублей и жил здесь практически постоянно с 1882г.

Граф был большой оригинал и экспериментатор, из-за чего в старости и разорился. Он проводил смелые опыты по внедрению промышленных технологий, обработке земель, инновационных методов хозяйствования. К примеру, в 1986г он построил в имении уникальную четырехэтажную мельницу, которую я видела возле пруда, осматривая церковь. Церковь была первым объектом, с которым мы ознакомились.



Мельница Игнатьева

Калитка ее была закрыта, возле калитки спортивного вида парочка возилась с двумя велосипедами. Мы поинтересовались, как попасть на территорию храма, на что дама нам ответила, что служба закончена, они все позакрывали. «Правда, батюшка?» - обратилась она к супругу. Это, оказывается, была такая шутка. Ну а как по-другому, прикажете вести себя с блондинками?! Калитка оказалась открытой, только чуть притворенной, а велосипедисты сами оказались не местные. Это стало очевидно по тому, как напряженно они прислушивались, когда я рассказывала Марине о графе Игнатьеве.



Мужик не выдержал и начал расспрашивать. Я снисходительно ледяным тоном объяснила, кто такой Игнатьев, кто построил церковь и что еще можно посмотреть в селе. Притихшие спортсмены быстренько оседлали свои велосипедики и пристыженные удалились. Знай историков-любителей!


Памятник героям Цусимского сражения

Храм-мавзолей Игнатьевых стоит на берегу пруда на окраине села. Построил ее архитектор Померанцев в 1905г, автор храма Александра Невского в Софии. Граф заказал возвести храм на могиле своего сына, погибшего при Цусиме 15 мая 1905г на крейсере «Александр Третий». В этом же бою погиб и племянник Игнатьева, Зуров, сын его родной сестры. Большая церковь из красного кирпича в византийском стиле выглядит совсем новой, как будто вчера строили. У большевиков была задумка – взорвать храм и разобрать его на кирпичи, но местный житель, участвовавший в строительстве, уговорил власти не делать этого – он объяснил, что в раствор для прочности по старинному рецепту мешали яичные желтки, теперь кирпичи разъединить будет невозможно, поэтому при взрыве они разлетятся в щебень. Благодаря его заступничеству храм выстоял до наших дней.










На заднем дворе церкви стоит огромный крест на гранитном постаменте. Его приказала установить Екатерина Леонидовна Игнатьева в 1914г в память о сыне, племяннике и других погибших героях-моряках. В дальнейшем церковь использовалась как родовая усыпальница: в 1908 здесь похоронили самого Николая Павловича, в 1914 – его дочь Екатерину, а в 1917 – Екатерину Леонидовну Голицину-Игнатьеву.


Склеп

Храм закрыт (это настолько обычная для нас ситуация, что мы даже и не рассчитывали попасть внутрь), фото интерьера я потом нашла в Интернете. Обходим все вокруг. Рядом с церковью – небольшая постройка-склеп. Одно окно выбито. Тихое и печальное место. Забытые герои. Никому нет дела ни до Цусимы, ни до Владивостока, ни до чудаковатого русского графа.




Усадьба графа Игнатьева


Совсем недалеко находится и сама усадьба. Сейчас здесь школа. Небольшой опрятный домик-дачка в балканском стиле. Выстроен дом из кирпича, оштукатурен и побелен, покрыт деревянной крышей, выкрашенной салатовой краской. Выглядит постройка очень скромно. Этого и добивались хозяева. Подобные усадьбы тогда входили в моду. На первое место ставился комфорт, и сознательно отвергалась роскошь. Однажды имение посетила императрица Мария Федоровна. Специально для этого рядом была открыта железнодорожная станция. Садовый фасад, как и следовало ожидать, ободран, салатовой краски на крышу с этой стороны явно не хватило. За домом только что скосили траву. Громко ревет привязанная корова, бедняжку, наверное, пора доить. Вдали виднеется луг, на котором пасется стреноженный конь. Солнце в зените, зной.



На площадке перед домом прохладнее – тут еще при Игнатьевых кружком высажены сосны, разбит веселенький цветник. Минутку переводим дыхание в тенечке и отправляемся далее.

Теперь мы едем в село Андрушевку, тезку Житомирской Андрушевки.
Мы и не предполагали, что поиски Круподеринцев были чахлыми нежными «цветочками» по сравнению с дорогой в это небольшое село! Выезжая из Круподеринцев, мы спросили у двух пацанов с великами дорогу. «Прамо!» - был нам ответ.


Это уже не конь

Совет №7. Не верьте велосипедистам! Проехав прямо несколько метров, мы уткнулись в заброшенные заводские постройки, от которых в разные стороны вело несколько пешеходных тропинок. Вернулись. Пьяноватый мужичок сбивчиво объяснил нам дорогу: «Направо, налево, прямо, под лесом будет горбочек...».


Извилистые пути краеведов-любителей

Совет №8. Спрашивая дорогу, задавайте побольше наводящих и уточняющих вопросов. Желательно конспектируйте ответ.

Это была самая изматывающая часть пути и для нас, и для автомобиля. Более часа мы ездили бескрайними полями даже не по дорогам, а по тракторным колеям, трясясь как инвалидная коляска на Андреевском спуске. По пути мы вспугнули огромного коричневого орла, потом минут пять преследовали зайца, рассматривая его белый вихляющий зад. И вокруг – ни души!!! Мы выбрались только благодаря пресловутой женской интуиции. Разбитую брусчатку, которая наконец-то сменила колеи, мы восприняли как благословение. Эта самая брусчатка и привела нас к руинам дворца Тышкевичей.


Так выглядит "дворец" в Андрушевке сейчас


А так он выглядел в начале ХХ века


Зрелище очень печальное. Двухэтажная постройка почти полностью разрушена. Угадать очертания бывшего дворца практически невозможно. Крыша провалена, в полу зияют провалы, ведущие в цокольный этаж. По некоторым деталям архитектуры и по жалким остаткам лепнины можно предположить, насколько это было красивое строение. Я умничаю, высказывая предположение, что эти разрушения – времен Великой отечественной войны, и что в дом, похоже, попала бомба. Почитав в машине распечатки из нета, обнаружили, что бомба упала в голову местным чиновникам. Оказывается, в таком состоянии дворец только последние лет 6-8.





Уже дома я совершенно случайно в Интернете нашла англоязычный сайт некоей Анны Рахмединой, чьи предки были родом из Андрушевки. На сайте я обнаружила фото начала 20 века, на которых изображен вид и интерьеры дворца. Там же была информация о прежних хозяевах. Сейчас сайт недоступен, ранее он был здесь: http://rechmedin.com/history/andrushivka/manor/index.htm


На старом фото

Усадьба в Андрушевке была построена предположительно во второй половине 18 века семьей Якубовских. Известно, что Михаил Якубовский, родом из Островии Мазовецкой, купил село Андрушевка в 1780г у предыдущего хозяина канцлера Анджея Станислава Милодзеевского, а тот, в свою очередь, приобрел Андрушевку у Ежи Марциана Любомирского (1738-1811), получившего село в наследство от отца Антона Бенедикта Любомирского (1710-1761). То есть изначально эти земли принадлежали сначала Любомирским, а потом – Якубовским.


Один из первых хозяев, Антон-Бенедикт Любомирский

Михаил Якубовский и его сын Фортунат построили старейшую западную часть здания, которую в сильно видоизмененном состоянии можно видеть и сегодня. Позже очередными владельцами были достроены остальные здания.
Правнучка Михаила Якубовского, Елена (1825-1894) вышла замуж за Станислава-Тадеуша Тышкевича (1829-1872), сына Генриха-Винсента Тышкевича (1792-1854г), хозяина соседнего села Очеретня.
Одно время Станислав был маршалком Уманского воеводства. Он и его жена Елена после свадьбы поселились в Андрушивке. У них родились сыновья: Генрих, Бенедикт и Михаил. Старший сын Генрих женился в 1877г на Терезе Собаньской, чьи родители Петр и Гортензия Собаньские были хозяевами соседних Спичинцев. О них я расскажу позже.


Генрих-Винсент Тышкевич в костюме члена Сейма


Станислав-Тадеуш Тышкевич

Средний сын Станислава, Бенедикт был женат на Марии Любомирской (1860-1942). Они построили новое имение к северо-западу от Андрушевки и назвали его Зелена. Оно было расположен над озером и окружено садом, который, возможно и дал название имению. К сожалению, этот дом был полностью разрушен в Гражданскую войну. Бенедикт кроме этого имел собственные дома в Бердичеве и в Киеве. У него было 4 сына.



Садовый фасад здания




То же, сто лет назад



Так выглядел "гобеленовый зал"

Младший сын, Михаил Станиславович, в конце концов, наследовал Андрушевское имение, однако другие братья имели права каждый по трети отцовского наследства, которое включало 920 гектаров земли. Он женился 24 сентября 1884г на Софье Хелмицкой. Старший их сын, Ержи (1886-1956г) родился в здесь, в Андрушевке, а после революции уехал в Польшу, куда позже забрал отца. Младший же сын Михаила, Станислав стал монахом-иезуитом и большую часть жизни провел в Ватикане.



Михаил сразу после свадьбы перестроил старое имение, добавив к нему две постройки в западной части здания. Перестроил он и основное здание. Он переделал старую часть дома в уникальный овальный парадный зал, который назвали Гобеленовой комнатой, т.к. стены были украшены богатыми гобеленами. Восточная часть зала переходила в прямоугольный объем, который использовался под биллиардную. В западных постройках размещались столовая, спальни и гостиная. Также имелась библиотекой со множеством редких книг и большой коллекцией живописи. Тут же были вывешены семейные портреты.

Имение было расположено в середине парка, с балкона открывался прекрасный вид на пруд. Рядом был расположен богатейший плодовый сад. Имел Михаил и сахарные заводы в округе. Михаил был художником, дипломатом, эссеистом и украинофилом. Этот энергичный барин, сам будучи поляком, яростно отстаивал все украинское, поддерживал молодых украинских художников и пожертвовал в фонд Тараса Шевченко более 10 тысяч рублей. Рисовал он и картины, подписывая их псевдонимом «Маляр Каленик», организовывал выставки и иногда участвовал в них сам. Писал он и брошюры и статьи об Украине и украинской культуре, правда, на французском языке. Да и на заводах его работали почему-то поляки.

Революционные события он воспринял, как ни странно с энтузиазмом, тем более у него вскоре появилась возможность воплотить в жизнь свои националистические идеи. Он с удовольствием принял предложение правительства Украинской Народной Республики, которое возглавил Симон Петлюра, стать послом в Ватикане. Этот пост Михаил занимал с 1918-1920г, пока не увидел, что красивые идеи нового правительства, воплощенные в жизнь, зачастую принимают весьма жестокие и уродливые формы. Из-за разногласий с правительством он вынужден был бежать в Польшу, где и пребывал в имении сына в г. Гнезно до самой смерти в 1930 года.



Дом перешел в собственность колхоза. Здесь были административные конторы и склад. Естественно, здание не ремонтировалось, оно ветшало, и с 1960г его перестали эксплуатировать, дом опустел. Во вполне сохранном состоянии имение находилось почти до середины 90х, однако совсем недавно, местные жители с молчаливого согласия сельской администрации начали его растаскивать буквально по кирпичикам, быстро превратив дом в руины. В таком плачевном состоянии оно находится и сейчас.

А ведь здание охраняется государством, как памятник истории, до недавнего времени на фасаде имелась соответствующая вывеска-бляха. Можно ставить под сомнение заслуги бывших хозяев, но художественная ценность самого архитектурного сооружения бесспорна.

А еще десять лет назад в селе были развалины еще одного уникального архитектурного памятника - трехсотлетней деревянной церкви. Буквально пару лет назад ее разобрали по указанию священника из соседнего села, увидеть ее можно только на фотографии.



Руины церкви в Андрушевке. Сейчас даже этого нет.



Удрученные, покидаем развалины. Настроение подавленное – нам жалко дворец. Сколько еще таких руин разбросано по Украине? Сколько еще более древних и ценных в историческом плане развалин рассыпается под дождем и ветром? Как быстро они превратятся в прах окончательно? А может, это неумолимый, но закономерный ход истории?...

Продолжение следует...
Tags: Андрушевка, Винницкая область, Игнатьевы, Круподеринцы, Любомирские, Тышкевичи, мельницы, усадьбы, храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments