agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Межиров, Чернятин, Винница

Теперь нам надо найти поселок Межиров.
Выезжаем на основную трассу, с которой сворачивали на Браилов. У меня три карты и все показывают разное. Меня это уже давно не удивляет. Видимо, картографы наносят на карту мелкие населенные пункты так: доезжают до более-менее крупного поселка, останавливают у дороги толпу проходящих мужичков и спрашивают: «А скажите нам, селяне, а что у вас находится во-о-он в той стороне?». «Вон там – Александровка; там, километров 5, Калиновка, а еще чуть подальше – Петривци». «Да не, Петро, разве Петривци там?! Они ж вот там, и ехать до них километров 15!». Картографы: «И то неплохо! Петривци нарисуем посередине, и расстояние отметим приблизительно среднее».
Недоверие сразу к трем картам начало в нас зарождаться, когда мы подозртельно долго не могли доехать до обещанного поворота.  Теперь толпу проходящих мужичков пришлось останавливать и допрашивать нам. Единственный из них, который знал дорогу, был, по видимому, водителем тягача или трактора, а может быть, танка – указанная им дорога подходила только для этих видов транспорта. Это мы поняли не сразу, а только тогда, когда свернули с трассы, проехали несколько километров по довольно сносной дороге, и, когда закончился асфальт, очутились на совершенно невозможной булыжной брусчатке, постеленной еще при королеве Боне. Что ж,  отступать некуда, ползем на первой передаче. Изящная «Маздочка» со стоном сотрясается, я плавлюсь от жары, а пока ничего, даже отдаленно напоминающего исторические достопримечательности, нам не встречается.

Межиров                                       

Местность неровная, долина напоминает огромную закругленную сковороду, на дне которой блестит довольно большой водоем, а по окружности разбросаны островки хуторов и селец, увенчанных редкими куполами церквушек. Одно из сел – должно быть, и есть Межиров. Водоем – это запруда все того же Рва, здесь река совсем «уснула». Если бы не проклятая дорога и звенящий зной, место было бы идеально красивым. Возле небольшой бетонной дамбы загорают несколько местных парней, посасывая пиво из пластиковых бутылок. Некоторые из них плавают и с уханьем ныряют с дамбы. Спрашиваем у них дорогу. Оказывается, нам еще долго труситься по невыносимой брусчатке, надо объехать почти все озеро вокруг. Наконец, мы въезжаем в село, где  вдали на возвышении виднеются рыжеватые развалины, и, намного левее, еще одни. Первые – это бывший Межировский костел Успения, вторые – остатки синагоги. Между ними – серебристый купол большой православной церкви. Нам туда. 
Совсем недавно, еще каких-то сто лет назад Межиров был довольно крупным оживленным городом, процветающим за счет торговли. Известен он с 15 века. Поначалу его заселяли, в основном, богатые греческие купцы. При королеве Боне Сфорце
здесь возвели замок («замчисько»), который не устоял до наших дней, хотя на его месте до сих пор выкапывают старинные кирпичи и керамику.  В 1561г под влиянием Барского  старосты Станислава Гольского королем Жигмондом (Сигизмундом) Первым (Старым), супругом Боны, городку было даровано Магдебургское право, сюда потянулись купцы из разных стран. Основное население составляли евреи, поляки и украинцы в равных частях. В 1612г городок разорили, а потом и заняли на пару лет татары. Они нарыли здесь массу подземных ходов, в которые, по словам местных крестьян, до сих пор местами проваливается  земля. Принадлежал он после татарского разорения воеводе Жолкевскому, после 1659г он перешел во владение гетману Ивану Выговскому, сын его Остап продал его Любомирским, а те в
Иван Выговский                                                                               
1784г – Орловским. Кидало, одним словом, городок, из рук в руки. В 19 веке на Украине провели железную дорогу, но Межиров обминули, построив станцию в крошечной тогда Жмеринке. После этого Жмеринка стала процветать, а Межиров понемногу пустел и приходил в упадок, словом, селения поменялись местами. Теперь вот богом забытый Межиров относится к Жмеринскому району, а когда-то было наоборот. В еще большее разорение пришло селение до и во время войны: многочисленных поляков после 1939г депортировали в Польшу представители советской власти, когда все Подолье и Волынь вышли из состава Польши и перешли СССР, а всех евреев вывезли в концлагеря фашисты или расстреляли прямо здесь, возле церкви. Тут же их и закапывали в землю. Теперь здесь братская могила и мемориал жертвам войны.
Сейчас это небольшое сельцо на 370 человек (старики, в основном), тихое, медленно умирающее. Провели со временем и сюда железную дорогу, до станции три километра, да только скоро никому она будет не нужна.
А мы приближаемся к первым руинам. Это огромный костел Успения. Построен он в 1793г тогдашним
Руины костела Успения                                                                                           
хозяином городка Андреем Орловским. Он же выстроил в Межирове церковные службы и дворец. Где-то здесь недалеко сохранились стены, «муры» - все, что осталось от  дворца.  Костел  виднеется на горе в компании такой же разрушенной трехчастной звонницы, типичной для католических костелов. Влево тянется полуруинированный старинный забор. Храм был действующим еще 60 лет назад. При Советах здесь

Вид с хоров                                                                                                                 

сделали зернохранилище, и пользовались им, пока здание совсем не обветшало. По размерам сооружения можно судить, насколько многочисленной когда-то была местная паства. Высоко расположенные окна выбиты, двери давно сняты с петель, поэтому внутрь костела мы проникаем безприпятствено. Внутри сыро. Пахнет плесенью и пылью.

"Тень" ангела                                                                                                                                                 

Сложен Успенский костел из красного кирпича. Размеры его весьма внушительны, внутри это воспринимается еще отчетливее. Кровля пока еще держится, храм построен добротно, хоть ему и более двухсот лет. Своды покрыты зеленым мхом, штукатурка практически ободрана. На арочном перекрытии перед апсидной частью сохранились едва различимые «тени» двух ангелов – все, что осталось от росписи. Кое-где еще можно различить следы лепнины и такие же затертые «тени» орнаментов и «розеток».
Слева от входа я обнаруживаю узкую дверь и каменные ступени, поднимающиеся на хоры. Страшновато – лестница рассыпается, но со мною вдруг происходит редкий для меня припадок безрассудной отваги, видимо, сказывается присутствие зрителей. Подсвечивая себе мобильным телефоном, повесив сумку и фотоаппарат на шею, практически на четвереньках вползаю на хоры. Местами они провалились, хотя основная часть пока держатся. И вот что поразительно – есть, оказывается, люди, еще более придурковатые, чем я: кому-то было не лень карабкаться сюда, чтобы, пардон, сходить в туалет!
Выходим из собора и движемся влево от него (если стоять лицом к фасаду). Совсем рядом построена церковь Александра Невского – это ее видно издалека на горе. Она действующая, правда, сейчас, днем,
Церковь Александра Невского                                                                     

она закрыта. Постройка простоватая, хотя и довольно массивная. Каменная, крестовая в плане, с полукруглой апсидой. Увенчана крупным восьмигранным куполом на широкой бане. Построена церковь в 1853г. Жалко, что нельзя посмотреть, что там внутри. Есть в Межирове и двухсотпятидесятилетняя деревянная церковь Успения, но мы оставили ее чуть в стороне, посмотрев на нее только издали.

Руины синагоги                                                                                                                  

Синагога совсем разрушена, без окон, без дверей, без крыши. Все вокруг заросло кустарником и деревцами. Вокруг руин - старое еврейское кладбище, сохранились могилы с высеченными «червячками» надписей на идиш. Эх, бедный, все-таки, народ – евреи! Подолье до революции было местностью, густо населенной евреями. Связано это с тем, что земли эти лежали далеко за  «чертою оседлости» - границей, до которой евреям селиться не разрешалось. Кроме того, здесь проживало множество поляков, которым не был присущ такой оголтелый антисемитизм, как другим жителям Европы. Конечно, шляхта не расцеловывалась с «жидами», однако и не брезговала использовать их услуги. Самим торговать зерном, мукой и сахаром, нанимать рабочих из отдаленных деревень, магнатам было не досуг – не барское это, понимаешь, дело, а вот привлечь для этого посредника, который выполнит всю «грязную работу» - милое дело. Вот этими посредниками и выступали евреи. Они же занимались мелкими кустарными работами – выделка кож, пошив одежды и обуви, скобяные работы; а кто вам будет цирюльник, портной, аптекарь, зеленщик?! Сделав несколько удачных «гешефтов», мелкий «бизнесмен» оседал в определенной местности надолго, быстро обрастая многочисленным семейством. Несколько таких «мишпух» - это уже община! Значит, нужен молельный дом, школа, меламеды (учителя), и много всего другого, без чего не мыслим еврейский быт. Бродяжничество  не в характере еврейского народа, все их скитания – вынужденные, поэтому в

Подольский меламед  (старая фотография)                                                                                 

начале войны совсем не многие из них предусмотрительно перебрались на безопасные территории. Большинство сидели на насиженных местах, надеясь, что «пронесет». «Не пронесло»! Вот и отсюда евреи исчезли не по своей воле. Большая часть их была попросту убита. Печально.
 Мы решили пообедать в Межирове. Звучит, наверное, так, словно мы планировали посетить местный ресторан. Конечно же, нет! Нет тут никаких ресторанов. Думаю, даже сельской «рюмочной» нет. У нас все с собой. Расположились мы на бережку Рва в реденькой рощице. Расстелили подстилочку, достали бутерброды, термос с кофе. Пожевали с аппетитом и полюбовались запрудой, по которой плавает невесть откуда взявшийся одинокий лебедь. Кстати, мы здесь не одни: чуть поодаль виднеются две палатки со стоящими рядом автомобилями. А что, чем не место для подобного отдыха? Места-то изумительно красивые.
Ну что ж, надо ехать дальше, в Чернятин.
Спросив очередного прохожего дорогу, неожиданно слышим вполне вразумительный  ответ. Молодой мужчина со скепсисом рассматривает нашу хлипкую «японку» и объясняет, что короткой дорогой до Чернятина ехать не стоит – там одни рытвины, лучше поехать чуть более длинной, мимо села Ров, зато мы быстро доберемся, так как там хорошее покрытие. Он очень подробно и внятно объясняет нам дорогу, не смотря на то, что я – единственная из нас троих блондинка; похоже, молодой человек не доверяет штурманским навыкам женщин в общем, и, кстати, правильно делает.
На выезде из Межирова я случайно замечаю остатки странной постройки. Приближаясь ближе, мы обнаруживаем довольно большой участок старой каменной стены. Она выложена из плохо обработанного
Непонятные руины                                                                                                                

светлого камня, очень высокая - метра 3-4. Подпирает она земляной вал, укреплена несколькими массивными контрфорсами. В основании – низенькие арочки, выложенные кирпичем. Побродили мы

Каскадный мостик у Рва (старая фотография)                                                         

вокруг, полюбовались, и так и не поняли, что именно мы нашли. То ли это остатки панского дворца, то ли упоминающееся в истории села «замчисько», а может быть – руины железнодорожного моста – уж больно похожий, и возведенный как раз в этой местности,  я нашла в старой брошюре о железных дорогах. Правда, мост был выстроен в конце 19 века, а стены выглядят совсем древними, да и река Ров несколько в сторое. Что же это все-таки такое?...
Вопреки «пугалкам» из Интернета, как раз до Чернятина-то мы добираемся очень быстро и комфортно, правда, не просите меня повторно указать наш путь. Чернятин оказался гораздо более развитым селением, чем Межиров, и даже, кажется, чем Браилов. Сейчас в нем проживает . Название селение получило от имени казака Черняты, организовавшем здесь первое село. Потом место облюбовали старообрядцы-филипповцы, бежавшие от гонений из России. С конца 18 столетия место стало собственностью Витославских.
Дорогу ко дворцу нам показывают прохожие. Сейчас там тоже находится какой-то техникум. Напротив входа в приусадебный парк в ларечке покупаем воду – жара не спадает, хочется холодненького. Удивительно, но возле скромного сельского магазинчика высажен пышный цветник с лилиями
Чернятинские лилии                                                                          

невероятных расцветок – лиловыми, алыми, ярко-желтыми. Пьем водичку, минутку любуемся лилиями и направляемся в усадьбу.
Уже от ворот видно нечто невообразимое: странная, фантастическая постройка с ложными портиками, готическими шпилями, верандами и лепниной. Сообразить, что из себя представляет постройка в плане,
 

Боковой фасад                                                                

невозможно – сплошные переходы, галереи и башни. Несмотря на то, что здание довольно ободранное, а бледно-малиновая краска, покрывающая стены, совсем выцвела и облупилась, оно смотрится грандиозно. Читала, что это самая красивая постройка в неоготическом стиле в Украине.  Не скажу, что мне довелось видеть множество построек в этом стиле, но Чернятинский дворец мне однозначно нравится. Мы обходим его вокруг и обнаруживаем вход со стороны

Садовый фасад дворца в Чернятине


садового фасада. Вход, надо сказать, принаряднейший – резной готический портик над парадными ступенями и неизменные стражи – гипсовые львы. Нас ожидает приятный сюрприз: вход открыт. Приближаясь сюда, мы видели несколько молодых (даже юных) людей в невыносимо праздничных одеяниях с красными перевязями «Выпускник». По-видимому, сегодня в техникуме выпускной вечер. Входная дверь зазывно приоткрыта, и мы, естественно, направляемся туда – выгонят, так выгонят! Нам бы хоть глазочком взглянуть… Никто нас не гонит, хоть и из двери с табличкой «Дирекция» несколько раз выходят и входят озабоченные тетеньки, не обращая на нас ни малейшего внимания – даже обидно! Наверное, они тут уже привыкли к подобным визитам. Холл поразил мое воображение не меньше, чем наружный вид здания. Увенчанный сводчатым потолком, украшенный невероятной разноцветной лепниной и резными «розетками» люстр, он радует глаз, словно заморское кружево на платье юной кокетки! Правда, закрадывается подозрение, что аутентичная лепнина была все же раскрашена не такими веселенькими красочками. У левой стены сохранилась ажурная изразцовая печь, покрытая серебристой краской, «византийский» дверной проем-арка ведет на широкую лестницу, где на промежуточной площадке мы находим камин, украшенный лепниной. Потолок второго этажа в левом углу покрыт ржавыми потеками, наверное, в этом месте течет крыша, но общий нарядный вид это не очень портит. Здесь примостилась еще одна изразцовая печь, на этот раз – коричневая. Очень, очень красиво! Описывать словами это сложно, красноречивее выглядят фотографии. Фотографируем каждый уголок, каждую завитушку – когда еще доведется такое увидеть?
Чернятинский дворец, первый этаж

Чернятинский дворец

Чернятин, я и дворец

Жалко, что часть убранства все же утеряна – когда-то в декоре присутствовали комбинации ценных пород древесины, мозаики и фамильные портреты. Покидаем дворец с сожалением. Правда, у нас еще есть время осмотреть парк. От его былого великолепия мало что осталось. Огромная липа в три обхвата, о которой я читала в Интернете, видимо, недавно погибла. Ее срубили и сожгли. Все, что от нее осталось – огромная головешка в мой рост толщиной, валяющаяся на газоне. Перед входом разбит палисадник, здесь растут немудреные цветы. Цветник террасами спускается к сетчатому  забору, за которым виднеется берег реки. По бокам палисадник окружен тенистыми аллеями парка. На берегу мы обнаруживаем очень старую хозяйственную постройку, наверное, когда-то это был домик садовника. Со стороны дворца к нему
Домик садовника                                                                            

достроен более современный флигель, по всем признакам кто-то здесь живет и сейчас. От домика нас отгоняет лай собаки, выскочившей из будки за забором. Преграда между нами, вроде надежная, но… Кто знает? На всякий случай смываемся. Среди деревьев виднеются истертые камни дорожек, которые закладывались, скорей всего, еще при строительстве усадьбы.
Пару слов о самом дворце. Землями местными владели вначале некие Свирщи, затем Добские, а затем – Витославские. Нынешний дворец был выстроен по заказу коронного обозного Игнасия Витославского. Его построили в 1810 году на месте более старого замка, к тому времени обветшавшего, В то время в моду входил неоготический стиль, и создатель дворца, Генрих Итер, чтобы угодить заказчику, отвел душу и воплотил в чудесной постройке все свои детские мечты о рыцарских замках. Ранее башенки и витые шпили украшали каждый угол постройки, сейчас их осталось только две, над главным входом. 1830 году здание немного расширили и перестроили Сад, по которому мы так резво пробежались, разбивал в 1814г сам Дионисий Миклер, ирландец, модный в то время… как это называется сейчас? – ландшафтный дизайнер. Во второй половине 19 века Витославские разорились и были вынуждены продать имение своей соседке, русской помещице Марии Львовой.  Более яркой истории у постройки нет, или просто все забылось, кануло в Лету, зато у нее есть яркая «внешность», как у поверхностной красотки: содержания никакого, зато смотреть и щупать приятно!
Эх, прямо уезжать не хочется!
Теперь мы ненадолго заскочим в Севериновку. Поворот на нее мы видели недалеко от въезда в Чернятин. Названо селение в честь его хозяина и основателя Северина Орловского. В здешних землях он владел двумя селами: Молохов и Войтовец. Судя по всему, Северин был большой оригинал, хоть, по памяти местных жителей, и редкостный скупердяй. Он велел снести оба села, а посередине построить новое, суперсовременное. Он строил Севериновку по всем правилам строительного исскуства, сам размечая улицы. Суда и переселили жителей снесенных сел, здесь Орловский и выстроил небольшое имение. Когда-то вокруг имения был чудесный парк, разбитый тем же Миклером (который по всей Украине, к слову, создал около 40 парков). Считался этот парк с фонтанами, беседками, античными скульптурами, самым красивым в окрестностях, даже красивее, чем в соседнем Чернятине. Сейчас на территории имения противотуберкулезный санаторий. Севериновка на сегодняшний день памятник – памятник человеческому головотяпству. Сад почти полностью вырублен, от него осталось только несколько безликих аллей. От усадьбы сохранился только забор, а само здание настолько безобразно перестроили, что узнать в нем бывший помещичий дом невозможно даже при подключении самой богатой фантазии. Видели бы вы, во что можно превратить изящную усадьбу при помощи дешевой штукатурки и идиотской «детсадовской» плитки!!!


Вот что, оказывается, можно проделывать с помещичьими усадьбами                                     

Санаторий, наверное, неплох для его пациентов. Вокруг здания бродят старушки, в заплетенной виноградом арочке в тенечке стоит вывезенная из корпуса кровать с кем-то бледным и бесплотным. Над скромными клумбами порхают бабочки. Тихое место, но для нас совсем не привлекательное.
Нам пора возвращаться в Винницу, чтобы успеть на вечернюю электричку до Киева. Я уже рассказывала немного о Виннице, а точнее – об отдаленных ее районах – Вишне (усадьба Пирогова) и Стрижавке (ставка Гитлера). Скажу еще пару слов об истории Винницы.
В 1363  г племянником Великого князя литовского Ольгерда Гедиминовича князем Федором Кориатовичем была заложена небольшая деревянная крепость на холме недалеко от впадения речушки
Федор Кориатович                                                                                             

Виннички в Южный Буг. Название «Винница» фигурирует уже в 1385 г в документах, подписанных королем Польким и князем Литовским Ягайло Ольгердовичем. Место имело большое стратегическое значение: с 1400 по 1570г крепость 30 раз подвергалась крупным нападениям. В 1610-1617г  на средства Валентина Калиновского были возведены массивные

Винницкая крепость (макет)                                                                                               

каменные стены – «муры». Часть этих стен сохранилась и поныне. В то же время, что и крепостные стены, был заложен и монастырь иезуитов, такой же громоздкий. 

Винницкий монастырь иезуитов (Наполеон Орда)                                                                    
То же здание в наши дни (сейчас здесь музей)                                                                                                  

К радости своей я совершенно случайно обнаружила «муры», когда мы свернули с центральных улиц в какой-то переулок. Это толстенные не очень высокие стены из красного кирпича с контрфорсами, слегка

Остатки укреплений                       
Tags: Бона Сфорца, Винница, Винницкая область, Дионисий Миклер, Межиров, Чернятин, дворцы, костелы, крепости, нарциссизм, синагоги, усадьбы, храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments