agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Крымская эпопея. Партенит. Аю-Даг.

Приступая к очередным запискам, я испытываю легкую грусть и ностальгию. За окном зябкая желтая осень, а мне предстоит описать свою поездку в солнечный летний Крым.
В августе я взяла недельный отпуск и отправилась с четырехлетним сыном Андреем в Партенит, в военный санаторий. Там в это же время уже отдыхали мои родители, мы запланировали совместный отдых заранее – так веселее, да и за сыном приглядывать всем вместе сподручнее.
Партенит – место очень красивое и интересное. Находятся в нем две крупнейшие здравницы, популярные

Партентский тоннель                                                        
еще во времена «совка»: военный санаторий и санаторий «Айвазовское». Санатории огромные: военный, к примеру, рассчитан на 1500 одновременно отдыхающих! Есть на территории санатория достопримечательности исторические, древние, а есть и более современные. На моего сынулю наибольшее впечатление произвел 40-метровый тоннель, пробитый в семидесятые годы прошлого века в скале. Он ведет к двум высотным лечебным корпусам, называемым в народе «Орлиное гнездо». Когда-то в него селили молодых офицеров, отдыхающих без семей. Селили их по двое в простеньких комнатах. На отдыхе вояки, как водится, развлекались, как могли, можно только себе представить! Вот их и называли иронично: «орлы». Название сохранилось, хоть теперь и живет в корпусах кто попало, например, мы с Андрюшкой. Комнатки сиротские, слегка обшарпанные, но вполне пригодные для
"Орлиное гнездо" (мой корпус слева)                                              
жизни, да и до пляжа нужно топать минут 10, зато вид с балкона просто изумительный: справа Аю-Даг, слева – Партенитская бухта, прямо перед глазами – красивейший парк и  лазурное море. Вот стою я на балкончике и любуюсь морем, прислонившись щекой к зеленому мохнатому боку Медведь-горы.
Еще между корпусами есть фонтан «Прометей». Днем он «спит». Нашпигованный стероидами Прометей
Прометей спящий...                                                                                                                              
... и бодрствующий                             
стоит сухой и одинокий, застыв в нелепой позе, а вот по вечерам, в темноте фонтан оживает, начинается музыкально-световое шоу. Струи воды, подсвеченные разноцветными огнями, пляшут под красивенькую музычку на радость толпе. Народу собирается много, то и дело сверкают вспышки фотоаппаратов, в воздухе клубятся облака водяной пыли. Из динамика звучат шаманские мотивы, словом – феерия! Посмотреть стоит. Первоначально задумывалось в центре фонтана поместить Геракла, отрубающего головы гидры, но потом решили, что Похититель божественного огня как-то ближе к народу. Построили фонтан в 1980г. Прототип создал Церителли – он вылепил 30-сантиметровую модель из глины, а полномерную скульптуру по этому образцу сделали киевские архитекторы. Прометей отлит из бетона и обшит миллиметровым слоем меди. Раз в несколько лет его чистят и натирают воском. Освещают античного героя 250 цветных ламп. На протяжении более чем двадцати лет управляет фонтаном один и тот же человек, техник Анатолий Заиченко.
Есть в округе и памятники древности. На горе Аю-Даг в течение прошлого века археологи раскопали руины несколько старинных построек. На их поиск и исследование можно потратить целый день, но для этого, к сожалению, у меня нет подходящей компании; как-нибудь в следующий раз. Не лазить же мне одной в
Внимание! Розыгрыш! Кто увидит белку среди ветвей, получит безплатную путевку в наркологический санаторий!                                                                                           
колючих зарослях Аю-Дага?! В Интернете я прочитала, что имеется где-то прямо на территории военного санатория законсервированный раскоп на месте обнаружения древней раннехристианской базилики. Обнаружили ее очень давно, еще в 19 веке. С первых дней своего пребывания в Крыму я принялась искать базилику. Папа сказал мне, что она где-то возле наших корпусов, возле зимнего сада. Вокруг «зимнего сада», который оказался довольно большой полуразрушенной оранжереей, я ничего не обнаружила. К моему изумлению
Партенит (гравюра Кухельгена, середина 19 века)                                                                         
местные медсестры, работающие в нашем корпусе, тоже не смогли мне сказать ничего определенного. «Кака така базилика?! Там такой ларечек есть, где иконками торгуют, в нем женщина сидит. Вы лучше у нее спросите, может, она знает. А мы тут так заняты, так заняты, земли под ногами не видим...». И где он, этот ларечек? Ладно, раз это совсем рядом, у меня еще будет время разыскать базилику, а прежде нужно посетить места отдаленные от Партенита.
Отправляясь в отпуск, я заранее припасла путеводители, кое-что вытащила из Интернета, составила приблизительный план своих экскурсий, мечтая за неделю обшарить все ранее не обследованные уголки Крыма. Естественно, Судакская генуэзская крепость, Алупкинский, Ливадийский, Массандровский дворцы в
Партенитский восход (вид с моего балкона)                                                
мои планы не входили, как и Бахчисарай и Никита – в них я уже бывала ранее. Не смогу я, по понятным причинам, в этот раз посетить и Севастополь, Керчь и Феодосию. Коктебель тоже далековато, поэтому я буду исследовать ЮБК. Но, как говорится: «Хочешь рассмешить Бога – расскажи ему свои планы», не все сразу вышло так, как хотелось. Еще в дороге сынок мой расхворался и проболел два дня. Только на третий день ему стало лучше, и я, наконец, смогла отправиться в путь. Начать я решила с усадьб «Карасан» и «Утес». Как раз возле нашего пляжа экскурсионное бюро предлагает билеты на морскую прогулку «Карасн-Утес», я их с радостью купила заранее. Делать этого не стоило – к обеду, когда предполагалось начало экскурсии, море вдруг разволновалось, поднялся шторм в три балла. Ржавая посудина, на которой предстояло совершить «приятную морскую прогулку», болталась на волнах в ожидании у пирса, то задирая нос высоко к небу, то угрожающе зарываясь в бурлящее море. Зрелище не особенно оптимистическое! Я решила не рисковать и сдала билеты. Пройдусь пешком.
После обеда я уложила Андрюшку спать в комнате у родителей и отправилась в дорогу.
Путь мне предстоит неблизкий – от восточного склона Аю-Дага до мыса Плака. Дорога проходит по краю огромной чаши, обращенной к морю, на дне этой чаши лежит Партенитская долина, мне придется преодолеть километров пять-шесть, а то и больше по очень неровному рельефу. Сначала я долго и тяжело поднимаюсь по дороге, идущей круто вверх, затем сворачиваю налево и иду-иду-иду... Надо, наверное, все-таки начать делать утреннюю зарядку. Пока я бреду, задыхаясь и обливаясь потом, по самому солнцепеку, не грех напомнить, что же представляет собой окружающая местность.
История поселения Партенит неразрывно связана с историей самого полуострова.
Исследования археологов доказывают, что люди селились здесь еще в эпоху палеолита; это подтверждают сделанные еще в 1965г находки древних первобытных орудий труда. Да и странно было бы, чтобы благодатное побережье не использовалось бы человеком – мягкий климат, плодородная почва, горные источники. Местность эту еще за тысячу лет до нашей эры населяли воинственные племена тавров и киммерийцев. О них писал Геродот. Временами два этих народа мирно жили по соседству, даже заключались браки между их представителями, а иногда между ними вспыхивали конфликты, совершались набеги, во время которых похищались женщины врагов. Потом сюда пришли дикие племена скифов и бурный коктейль «крымских кровей» забурлил пуще прежнего. После нескольких лет вражды скифы изгнали киммерийцев из Крыма. Случилось это в 8 веке до нашей эры. В 7 веке д.н. э. на севере Черноморского побережья основали свои колонии греки. Они основали Херсонес (возле Севастополя), Пантикапей (Керчь) и еще несколько городов. Греки-переселенцы в свое время значительно повлияли на развитие культуры края. Самыми значимыми тогда были города Алустон (Алушта), Феодосия, Сугдея (Судак). Тогда же возник и Партенит. В первом веке до нашей эры колонии покорил Евпатор Митридат, основавший здесь царство Боспорское. В начале первого века н.э. эта местность перешла под протекторат Рима.
Во второй половине первого века нашей эры юг Крыма заняли ираноязычные сарматы. Чуть позже здесь появился народ аланы – то ли это была гремучая смесь скифов с ассимилировавшими сарматами, то ли пришлый народ с востока. Они владычествовали здесь почти сто пятьдесят лет, пока их не выгнали готы – восточногерманские племена. Готов в четвертом веке вытеснили все те же аланы и азиатские гунны, народ урало-алтайской группы. Это было как раз начало Великого переселения народов. К тому времени на полуостров уже начало проникать христианство. На несколько веков Крым, отделенный от остальной Европы горами, превратился в своего рода котел, в котором «варились» множество народов, как смешивающихся, так и уничтожающих друг друга: хазары, булгары, печенеги, берендеи, половцы и множество других.
Вечный спутник и охранник Партенита – Медведь-гора. Генуэзцы называли ее Камелло («верблюд»), турки – Биюк-Кастель. Нынешнее название «Аю-Даг» - татарское. Сама гора представляет собой лакколит –
Аю-Даг                                                   
«неудавшийся вулкан». Лава подошла к самой поверхности земли, образовав огромный «пузырь»-выпячивание, но наружу вышли только небольшие ее потоки, процесс этот называется «интрузия». Лакколитом является и 25 метровая соседняя скала, лежащая посреди санаторского пляжа на границе земли и воды, – Медвежонок, или Кучук-Аю. Медведь сложен из магматических габбро-диабазов, только не верхушке есть небольшая прослойка сланцев. Диабаз – довольно красивый серо-зеленый камень, очень прочный. Диабаз использовался, к примеру, для строительства трибун Красной площади, стен
Кучук-Аю ("Медвежонок")                                             
канала Москвы-реки и первых станций московского метрополитена. Помимо диабаза на Медведь-горе обнаруживают еще около 20 минералов. «Медведи» не являются продолжением Крымской гряды, сложенной из совершенно других, осадочных пород, их происхождение, как мы видим, другое, вулканическое. Высота – 572 м, выступает в море на два километра. Гора покрыта лесом, растут здесь более пятисот видов растений. Возле Медведь-Горы люди жили с незапамятных времен, хотя самые древние постройки, обнаруженные здесь при раскопках, датируются ранним средневековьем. Первым исследователям очень хотелось, чтобы найденные руины были частью древних таврских, сарматских или римских сооружений, но это не так. Все-таки большинство построек принадлежат более позднему периоду, что не умаляет их исторической ценности. На поляне Ай-Констант, к примеру, обнаружены остатки небольшого поселения с маленьким храмчиком Константина и Елены, некрополем и крепостными стенами, на другой поляне, Клисуры – руины христианского храма, на медвежьем «заду», на самой вершине найден фундамент крупного, диаметром более 200 м, кольцевого укрепления. Интересно, что во всех этих культовых сооружениях вход располагался с юга, со стороны моря. Предполагают, что как западный, так и восточный (партенитский) склоны Аю-Дага были густо заселены и неплохо укреплены, представляя собой единую систему «коллективной безопасности». К жителям Партенитской долины, поддерживающим связь с Грецией и говорящим преимущественно на греческом языке, в 7-9 веках присоединились византийские беженцы, бежавшие с родины от гонений иконоборцев. Тогда же на относительно небольшой площади и строились христианские часовенки и храмы. Представьте - на горе Аю-Даг и в ее окрестностях почти одновременно строят четыре небольших монастыря, три церкви и
Бамбуковая роща в парке военного санатория                                                       
несколько часовен! Предполагают, что и на маленьком Медвежонке когда-то стояла башенка или часовня, от которой сохранилась только плоская площадка и практически стертые ступени. Толчком активной «христианизации» этой местности стала, скорее всего, бурная деятельность местного святого Иоанна Готского, основавшего в восьмом веке тот самый храм-базилику, которую я разыскивала на территории военного санатория. С распространением христианства окрестности селения стали центром духовности всего полуострова. Между собой и с окружающими поселениями храмы были соединены множеством троп. Подход к храмам со стороны Партенитской долины защищался тремя рядами крепостных стен. Укрепления существовали ориентировочно до 10 века, а затем внезапно были покинуты жителями. Причиной могло быть сильное землетрясение – об этом свидетельствует явно не военный характер разрушений построек. Есть сведения, что из окрестных источников несколько раз на долгие десятилетия уходила вода. Эти случаи были связаны с периодами повышения тектонической активности. Возможно, это еще одна причина того, что Аю-Даг несколько раз пустел на долгие годы. Уставал, видно, Мишка, тащить на своих боках суетных людей и их постройки. Только в 15 веке духовная жизнь на Аю-Даге возродилась, сюда вернулись священнослужители и монахи, правда, храмы и скиты им пришлось отстраивать заново. Так был возведен новый храм Константина и Елены в форме однонефной базилики на месте старого, возродили и базилику Иоанна Готского.
Слово «Партенит» («Партфенит») происходит от греческого «парфенос» - «дева». По одной из легенд, некогда у подножья Аю-Дага стоял таврский храм могущественной богине Орейлохе (Деве). Жрецы приносили человеческие жертвы, убивая попавших в караблекрушения чужеземных моряков. Греки
Пенесение в жертву Ифигении (Помпейская фреска. Агамемнон слева, Артемида - в небе на олене)

отождествляли тавро-скифскую богиню с Артемидой. Греческая богиня была девушкой нежной, но такой же кровожадной, как и ее более древняя таврская коллега. Жрицей здесь якобы служила дочь самого царя Агамемнона Ифигения. Эта барышня тоже когда-то ощутила всю силу власти строгой богини: Артемида потребовала у Агамемнона принести в жертву юную Ифигению. В последнюю очередь взбалмошная богиня, правда, передумала и спасла отроковицу. Я бы на месте Ифигении обиделась и назло пошла бы служить какому-нибудь Марсу, ну, на худой конец - брату-близнецу Артемиды, Апполону; ан нет, запуганную девицу так проняло страшное испытание и последующее чудесное спасение, что она решила посвятить свою жизнь
Ифигения в Тавриде (старинная литография. Рядом с Ифигенией ее брат и его друг)              

служению грозной богине и с удовольствием резала в ее честь у алтаря заблудших морячков. Так или иначе, но Партенит вполне логично связывать с пребыванием в Тавриде легендарной Ифигении.
Партенит был городком небольшим, но бойко торгующим и славившимся ремеслами. С восьмого века он фигурирует в летописях как «торжище в Партенитах». Городом его можно считать, начиная с 9 века нашей эры. Он имел развитые культурные и торговые связи с Византией, что подтверждает найденная в большом количестве характерная Византийская керамика. Улицы застраивались по строгому определенному плану, имелась судоверфь в районе скалы Медвежонок. Ее остатки сохранялись до 1978г (!), пока древние сваи не были взорваны при обустройстве пляжа санатории «Фрунзенское». Одним из центров морской торговли городок был с 8 по 15 век. В 13 веке до Крыма дошли монголо-татары, но разрушать здешние города они не стали, а лишь обложили их податью (это, в конце концов, была основная цель их набегов). С приходом в здешние земли в конце 13 века выходцев из Серной Италии, генуэзцев, Крым еще долгое время формально оставался монголо-татарским улусом, хотя здесь вовсю хозяйничали итальянцы, которые для сохранения спокойствия понемногу делились с татарами. Татары и генуэзцы вели в Крыму совместный бизнес, самый прибыльный бизнес всех времен – работорговлю, центр которой находился в Кафе (Феодосия). С установлением на крымском побережье власти генуэзцев Партенит служил важным торговым портом. В Уставе генуэзских черноморских колоний 1449г было указано, что в Партените утверждается постоянное консульство Генуи. На холме Тепелер несколько лет назад археологами были обнаружены руины дворца генуэзского консула.
До 15 века Партенит бурно развивался, пока в 1475 г его не захватили турки. После нескольких лет непрерывных убийств и грабежей город был окончательно разорен. Его конец ускорило прекращение торговли. На Черном море установилась турецкая гегемония, отправлять торговые корабли в Крым стало делом небезопасным и даже невозможным. Перекрыв торговые морские пути к городу, турки «лишили его кислорода», Партенит захирел. Большинство жителей покинули умирающий городок. Только в 1774 г после долгой войны с Россией Турция по Кучук-Кайнаджирскому договору признала независимость Крымского Ханства, сохранив за собой лишь духовную власть над крымскими мусульманами, а фактически полуостров перешел под протекторат России. Русские, пришедшие в Партенит в 18 веке, застали на месте некогда цветущего торгового города сонную рыбацкую деревеньку на несколько десятков дворов. Большинство жителей были греки. В 1778г Россия инициировала переселение 30 тысяч греческих христиан из Крыма в Приазовье. Выехали и большинство партенитских греков. Их место заняли татары, переселившиеся из степного Крыма, правда и они бежали в Турцию в конце 18 века после отмены крепостного права, опасаясь захвата земель и насильственной христианизации. В поселке осталось всего несколько семей.
Только в восьмидесятых годах 19 века здесь начала «просыпаться» жизнь. В высших кругах общества вдруг разом появилась мода на Крым. Это связано с тем, что эти места для отдыха облюбовали члены царской фамилии. Земли начали скупать Романовы, Юсуповы, Воронцовы, Раевские, Гагарины, Нарышкины. В Крым потянулись люди. С лихорадочной быстротой строились усадьбы, дворцы, частные санатории и лечебницы, дачи и гостиницы.

Tags: Аю-Даг, Воронцовы, Крым, Партенит, тоннели, фонтаны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment