agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Крымская эпопея. Нелепый поход к Фуне

Следующий день я посвятила поездке в сторону Алушты. По дороге решила заехать в поселок Лучистое на горе Демерджи и осмотреть развалины крепости Фуна. Ранее так называлась вся
На горе Демерджи
Демерджи                                              
гора и расположенный у ее подножья поселок. Слово  «Фуна» обозначает «дымная». Имя такое, возможно, дали горе из-за «застрявших» на ее вершине облаков. С нынешним татарским названием «Демерджи» («кузнец») связана древняя легенда, которую вам непременно расскажут местные экскурсоводы. Завоевали в древние века эту землю злобные захватчики. На вершине горы они построили кузницу и поставили в ней работать своего кузнеца-великана. День и ночь кузнец ковал для своих хозяев оружие, день и ночь те мучили местный народ и убивали лучших его сынов при помощи этого оружия. Кузнец постоянно брал себе помощников из местных мужчин, но, не выдерживая адского труда и тяжелых условий работы, те умирали один за другим (явное нарушение санитарно-гигиенических условий труда и КЗоТа!), а кузнец-мучитель все требовал новых и новых рабов. Когда в округе почти не осталось сильных молодых парней, одна девушка по имени Мария, праведная и уважаемая всеми за доброту и трудолюбие, отправилась к кузнецу просить за свой народ. Она долго поднималась в гору, пока не пришла к гигантской мрачной кузнице. Войдя в нее, она принялась умолять кузнеца покинуть их край, но злобный великан только рассмеялся ей в лицо. Он занес над головой только что выкованный меч и вонзил его прямо в сердце несчастной девушки (вот же ж псих!). Упала мертвая Мария как подкошенная, и кровь ее обагрила камни. Не выдержала древняя гора такого злодеяния, содрогнулись ее склоны, разверзлась вершина, поглотив кузницу вместе с кузнецом, и вырвался из недр страшный огонь. Увидев, что случилось с кузнецом, войны-захватчики окаменели от ужаса, и
Так издалека выглядит Фуна                                     

место, где теперь можно видеть их каменные изваяния, теперь называют Долиной Приведений. А на вершине горы теперь можно видеть изваяние головы девушки – это Мария, любующаяся морем. Правда, русские солдаты, пришедшие в Крым в 18 веке, считали, что это матушка-императрица на троне. Мне, честно говоря, версия с Екатериной более близка.

В средние века существовал город-княжество Мангуп, которое западноевропейские источники называли «Готией», к готам, впрочем, оно отношения не имело. Русские источники называли владетелей княжества «мангупскими князьями», генуэзцы – «господами Феодоро». Исследователи считают, что мангупские князья были армянскими военачальниками, пришедшими из Трапезунда. Княжество Мангуп-Феодоро существовало еще до татаро-монгольского нашествия, жителями ее были смешавшиеся потомки многих народов – скифов, сарматов, аланов, тавров; были здесь и греки с караимами. Княжество устояло во время набегов монголо-татар и в свое время занимало большую часть крымского Причерноморья от Керчи до Херсонеса. С приходом генуэзцев, правда, пришлось немного потесниться. К сожалению, о Феодоро сохранилось очень мало упоминаний; доподлинно известно, что у княжества были контакты с Московией и Валахией. Первым мангупским князем, чье имя упоминается в документах, был Алексей,  «господином и владыкою Феодоро и Поморья». Он правил до 1434г. При нем активно развивалось строительство крепостных укреплений, городов и портов. Он построил порт в районе современного Севастополя,
Руины Фуны                                                
перестроил крепость Каламиту (Инкерман), потребовал у генуэзцев вернуть Чембало (Балаклаву). Алексей в содружестве с крымским ханом развязал войну с итальянцами, которая закончилась поражением – генуэзская эскадра под руководством капитана Ломеллино, прибывшая на помощь собратьям из Италии, ворвалась в Каламиту и разрушила ее. Один из сыновей Алексей, тоже Алексей, был взят в плен. Правда, раздухарившиеся генуэзцы решили проучить еще и крымского хана, двинув на него войска, но тут уже досталось им самим. После поражения итальянцев был заключен мир. Алексей-старший вскоре после этого умер, и к власти пришли его сыновья. Они поменяли политику и стали искать дружбы с генуэзцами, их дети даже заключали браки с отпрысками итальянских знатных родов. Погибло княжество в 1475г - после шестимесячной осады в столицу Мангуп ворвались турки и разграбили ее. До 18 века здесь простоял турецкий гарнизон. К чему я рассказала о мало изученном крымском государстве? Да потому, что крепость Фуна была построена именно по приказу мангупского князя Алексея-старшего в
Фото из Интернета                          
1422г, примерно в то же время, когда укреплялась Каламита. Некоторые ученые предполагают, что укрепления здесь были еще в 12 веке, но настоящей крепостью их считать было сложно – так, пару стен вокруг нескольких построек. Это был форпост княжества Феодоро на его восточной границе. Рядом пролегал торговый путь, у подножья холма, где стояла крепость, раскинулось селение. Сейчас от всего этого не осталось и следа, только руины крепости возвышаются над плато. Поселение существовало задолго до постройки церкви и просуществовало на 400 лет дольше, чем она. Крепость за


Церковь святого Федора на фотографиях 19 века
                                                              
полвека своего существования укреплялась и перестраивалась три раза. Первый раз, в 1423г крепость пришлось возводить практически заново после разрушительного землетрясения. В 1438г крепость опять сильно пострадала, на этот раз от пожара. В тридцатых годах 15 века как раз началась война между Феодоро и генуэзцами. После поражения феодоритов Фуна была сильно повреждена. В 1459 г ее отремонтировали в последний раз; правда, средневековые строители пока об этом не догадывались. Алексей к тому времени уже покоился в земле,
Фото из Интернета                                                               

строительством занимался Улубей, его сын. Точная дата перестройки стала известна благодаря строительной надписи, высеченной на камне, которую обнаружили при раскопках в 90-х годах 20 века. При строительстве были перенесены полутораметровые
Храм в округе Демерджи (художник Струков)                                                                                       
стены крепости и увеличена ее площадь, возведена массивная башня-донжон в четыре этажа. Над воротами была возведена надвратная церковь Федора Тирона. Ранее это была круглая оборонительная башня, которую перестроили, оставив на всякий случай бойницу. На территории крепости и вокруг нее при раскопках обнаружили многочисленные осколки керамики, плиты с надписями, известковую пластину, на которой выбито изображение Георгия-Победоносца, византийские монеты. Предполагают, что княжество Мангуп чеканило и свои монеты, правда, в небольшом
Фото из Интернета                                                     
количестве. У подножья горы раскопали следы поселения, некрополь и следы маленькой кладбищенской церкви. Исследователь Кеппен (садовод, академик, карабахский сосед Бороздиных по их Кучук-Ламбатскому имению), писал в своем «Крымском сборнике» в 1837г, что застал во вполне сохранном состоянии церковь Федора, здесь даже правили службы. Разрушаться она стала примерно с 1887г, когда местных прихожан-греков переселили в Приазовье, и церковь некому стало
Строительная надпись на табличке, некогда висевшей над входом в донжон                                                        
посещать; татарские крестьяне потихоньку растащили храм на стройматериалы. Лишенный перекрытия донжон тоже жил долго: он использовался местными жителями в качестве хлева до 18 века, потом и его разобрали. От
Рисунок, высеченый на каменной плите, найденной в Фуне                                       
крепости на сегодняшний день сохранились участки полуразрушенных оборонительных стен, фундаменты некоторых построек и кусок стены церкви. Поселок, лежащий у подножия скалы, на которой стояла крепость, сильно пострадал от обвала в 19 веке, и переехал на место нынешнего Лучистого.

Все это я наивно решила осмотреть перед посещением Алушты. У ворот военного санатория я села на рейсовый автобус, который через Алушту ходит из Партенита прямо в Лучистое.
Я почувствовала себя немного неуютно, когда все, кто был в автобусе, вышли на Алуштинской автостанции. Дальше я продолжала путь с угрюмым водителем. Он, правда, подсказал мне, что выходить надо  возле конного клуба. Уже оказавшись одна на дороге и глядя в сторону удаляющейся «маршрутке», я задумалась, а не погорячилась ли я,
Озерцо в роще по пути к Фуне                                                      
отправившись одна в такую глухомань; честно говоря, читая о Фуне в путеводителе, я представляла себе это место более многолюдным. Свернув с дороги на тропинку под вывеской клуба, я очутилась на большой поляне, где стояли столики и барная стойка – здесь открыт небольшой ресторанчик под открытым небом. Чуть поодаль виднеются загоны, в которых топчутся, фыркая, лошадки. Хорошие они, все же зверюги, положительные!

Я спросила у официантки алкоголической наружности, куда мне идти дальше. Она указала дорогу, предупредив, что идти мне не близко. Я двинулась в путь, успев рассмотреть, что у стойки торчат пару очень подозрительных типов. Чем дальше я продвигалась вглубь леса, тем меньше и меньше мне нравилась моя затея – тропинка все сужалась и терялась в траве, я шла между камнями и скалами, покрытыми зарослями, вокруг – ни души, жара, в тишине слышен только звон цикад, а никаких следов крепости пока не видно. Преодолев лесок, я вышла на
Мои спасители                                       
плато, с которого открывался чудесный вид на долину приведений. Всегда приезжая в Крым, я проезжаю по трассе Симферополь-Ялта и вижу на вершине горы вот этот профиль Екатерины Великой, удивляясь всякий раз, какие хитроумные изваяния способна создавать природа, но никогда еще я не видела этого так близко. Вблизи скала, смахивающая на человеческую голову, не на столько похожа на скульптуру; ее очертания резче; теперь видно, что это всего лишь груда камней. Зато «приведения»-столбы, которые плохо видны с дороги, отсюда выглядят просто великолепно! Правда, теперь мне не доставляет огромного удовольствия это зрелище – у меня от страха душа ушла в пятки. Безлюдное место мне кажется жутким и глухим, воображение рисует страшные картины грабежа и насилия, которому я непременно подвергнусь в ближайшее время; вспоминаются маргиналы, которых я видела у ресторана – точно догонят и отнимут все, включая девичью честь (а фотоаппарат-то как жалко!). А я ведь даже не сказала родителям, что собираюсь «заскочить» на Дерменжи! Моя трусость заставляет выделывать невероятные вещи – я приставляю к уху молчаливый телефон и нарочито громко начинаю кричать в трубку: «Валерка, ну где вы?! Я вас потеряла!». Потом звоню киевской подруге и сообщаю ей, где я нахожусь: «Если я пропаду, то знайте, где меня искать!». Наконец, слева от меня показывается довольно высокая скала, на которой виднеется часть разрушенной стены, похожей на обломавшийся кариозный зуб. Это и есть Фуна. Как туда добраться, не совсем понятно, видно только, что идти еще далеко. На вершине крутятся какие-то мужики, наверное, туристы. Простите меня, ради бога, за малодушие, но дальше я решила не идти. Для успокоения совести я сделала фотографии с того места, откуда я потом повернула обратно. Я дала себе обещание, что если вернусь домой целой и невредимой, больше таких необдуманных отчаянных поступков совершать не буду. Но ведь надо еще добраться. Естественно, на обратном пути я заблудилась в зарослях, свернув не на ту тропу. Дорогу я, конечно, найду, трасса не очень далеко, но все равно, приятного мало. Правда, как следует испугаться я не успела – на тропе вдали послышался топот и тихое лошадиное ржание. Из кустов медленно выехала группа из пяти всадников и всадниц, возвращающихся с прогулки. Вид у них был вполне мирный. Передать не могу, как я обрадовалась их появлению! Естественно, я сделала вид, что совершаю неспешный моцион и получаю от прогулки несказанное удовольствие. Замыкающий конной группы, молодой парень, по всей видимости, инструктор, игриво предложил меня подвезти. Я гордо отказалась, но, как только всадники  скрылись из виду, тихонечко последовала за ними, стараясь не выглядывать из-за кустов. Вот так меня напугало место, с которого в свое время хохотала вся страна – здесь снимались сцены из фильма «Кавказская пленница»; помните, к примеру, где знаменитая троица гонится по скалам за Ниной и Шуриком? Какое-то одно из деревьев называется с тех пор «Орех Никулина», а на  одном из валунов Нина пела песенку про медведей. Вот такая я трусиха...

Довольно скоро мы с моими кониками-спасителями вернулись на поляну с рестораном. Я купила воды, поскольку свою от страха и жары всю «выдула», и пошла на остановку. Опять пустая дорога, но теперь мне уже не страшно – на склонах Демерджи было намного страшнее. Довольно скоро показалась «маршрутка» и я поехала в Алушту.

Tags: Демерджи, Крым, Фуна, крепости, храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment