agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Крымская эпопея. Алушта (часть1)

В Алуште я бывала раньше. В августе 2002 года, еще до рождения Андрея, у меня был чудесный отпуск: я отдыхала с мамой и папой в Алуштинском военном санатории. Так приятно было мне, уже тогда взрослой 31-летней женщине, вновь почувствовать себя
Алушта, 2002 год                                                   

маленьким ребенком и побыть немного под родительской опекой! Помню, накануне той поездке кто-то из знакомых предупреждал: «Так себе городок. Ни то, ни сё. Вроде ЮБК, а шику маловато. Набережная бетонная, людей полно...». Людей, действительно много, как и на всем побережье летом, но в остальном город (30 тысяч жителей) меня приятно удивил. Помню, тогда я прекрасно отдохнула, объездила пол-Крыма с экскурсиями, а вот саму Алушту изучила мало. Мы с мамой прогулялись как-то
Алушта на рисунке Карло Боссоли                           

центром города, посмотрели церковь Стратилата, издалека видели руины старинной башни, но тогда, если честно, нас более привлекало содержимое местного универмага; историей я увлеклась намного позже. Теперь предстоит наверстать упущенное.

Первые поселения на месте Алуштинской долины существовали еще в каменном веке, годков эдак 30 тысяч назад. А почему бы и нет? Тепло, светло, море, пара речушек – водичка питьевая присутствует. С первого тысячелетия до нашей эры здесь, как и во всем Крыму селились тавры. В шестом веке нашей эры византийский император Юстиниан Первый (482-
Юстиниан Первый                    

565гг, правил с 527г), сразу как пришел к власти, приказал построить здесь укрепление. Еще одно начали возводить по его приказу в нынешнем Гурзуфе. Спрашивается, зачем это блистательному византийцу тащить на дальнее побережье дорогостоящую строительную технику и толпы строителей? Делать ему, что ли было не чего?... Дело в том, что все побережье Крыма в то время принадлежало  Византии. Готовясь к написанию этих заметок, я наконец-то, разобралась, что же такое означает привычное красивое слово «Византия». Так называлось государство, которое объединило в себе то, что до 395г было Римской империей. Просуществовала это могущественное государство аж до 15 века, пока его не завоевали турки. Император назывался василевсом, сами жители именовали себя ромеями (римлянами), хотя культурные традиции и язык у них был греческий (преимущественно), а не латинский. Поэтому в большинстве европейских источников Византию именовали «Царством Греческим». Грек-ромей Юстиниан был человеком не глупым, в истории он оставил заметный след. Выходец из крестьян, благодаря своей хитрости и уму он добрался до самых высот власти. Юстиниан много сделал для своего государства: произвел кодификацию Римского права, усовершенствовал налогообложение, отвоевал у
Феодора Юстинианиха                              

остготов земли нынешней Италии, у кочевых племен - Северную Африку и вообще значительно расширил границы Византии; еще он кроваво подавил восстание «Ника» и изменил старинный закон, чтобы иметь возможность жениться на гетере (путанее) Феодоре (500-548гг), которая к тому же успела стать матерью двоих детей от совершенно посторонних мужчин. Этот брак немало повеселил современников: Феодора ранее выступала как актриса и танцовщица в театре мимов, причем мимы того времени не особенно «закидывались» по поводу сценических костюмов – вокруг
Представление мимов в Римском театре                                             

бедер повязывалось первое, что попадалось под руку – и на сцену! Содержимое спектаклей, как вы понимаете, тоже не особенно цензурировалось, сегодняшний стриптиз по сравнению с этим – просто «Маппет-шоу». Некрасивых женщин в труппы не брали, то есть мы можем предполагать, что Феодора была достаточно привлекательна. Прокопий Кессарийский писал, что она при всей своей распущенности была очень изящна и остроумна.  Будущая царица, как и большинство «мимок», по совместительству подрабатывала проституткой и отменно преуспела на трудовой ниве, она была частой участницей оргий, о чем с удовольствием вспоминали при любом удобном случае все посвященные, когда удачливая жрица любви уже стала  супругой императора. Надо отдать должное Феодоре, выйдя замуж за наследника в 525г, она ни разу не запятнала чести супруга; видимо, отдыхала от трудов юности. Похоже, это был счастливый брак, хоть и бездетный. Феодора любила своего императора и во всем его поддерживала. Православная царица была очень религиозна, за что почитается церковью, как благоверная святая. Ну, грешила – так ведь раскаялась! Работа такая... Феодора активно участвовала в политической жизни страны и управлении. Забавно, но, «завязав» сама с богемными шалостями, она строго следила за нравами граждан (ни себе, ни людям!). Особенно, почему-то, она невзлюбила гомосексуалистов и приказала оскоплять их прилюдно на площади. Занималась василиса благотворительностью, особенно она жалела несчастных проституток, которых на пагубный путь толкнула нищета или обман сводников. По приказу Феодоры жертв обмана выкупали у сутенеров, для бывших «ночных бабочек» открывали приюты и монастыри – своих не забыла! Она запомнилась подданным как справедливая мудрая царица, женщина твердая и вполне благочестивая. Юстиниана вспоминали с меньшей нежностью: дядька, похоже, был подловатый. Говорили, что он двуличный, вероломный, хитрый и жестокий человек, никогда не говорит в лицо то, что думает, но в то же время достаточно скромный и непритязательный, очень умный и временами поразительно великодушный.
Алушта на старом фото                 

Жену он тоже очень любил, после ее смерти больше не женился, вспоминал и славил ее при любом случае.  А Черноморское побережье Юстиниан укреплял, так как от этого напрямую зависела торговля, в которой его империя была очень заинтересована. Вот и построили в 527-567гг в живописной долине, которую мы привычно называем Алуштинской, на вершине 45-метрового холма в 200 метрах от моря небольшую крепостцу Алустон, что значит «неумытая» (?). Тот же Прокопий Кессарийский в шестом веке впервые упоминает Алустон в своем трактате «О постройках». Крепость имела форму
Так выглядела крепость Алустон (из книги "Алушта. Краткий путеводитель")
                                                                   
неправильного прямоугольника и занимала всего 0,25 га. Правда, при своей компактности она была практически неприступна: толщина стен достигала 2-3 метров, а высота – до 9,5 м. Куртины венчали три башни, остатки двух из них сохранились до наших дней, а третья сейчас практически сровнялась с землей. В кладке стен и башен были вмурованы бревна, служившие каркасом и амортизаторами при
Алушта на гравюре 19 века                            

землетрясениях. Гарнизон состоял из готов-федератов, находящихся на службе у византийского императора. В 7 веке для Византии настали тяжелые времена – война с Ираном, эпидемия чумы, изнурительные набеги арабов. Восточный Крым завоеван могущественным Хазарским каганатом. Византийцы покидают крепость. Крепость теперь контролируют хазары, которые укрепляют ее еще больше и в два раза увеличивают ее площадь. В 10 веке поселения Алустон, Партенит и Ламбат в своих письмах упоминает хазарский царь Иосиф. Интересно, что в 8 веке на территории крепости была построена христианская трехнефная церковь – то есть местное население было христианским. Известно, что хазарские правители были веротерпимы. Тюркский народ хазары веровали изначально в своих богов, главным из которых считался Тенгри, но, завоевав обширные земли, они довольно быстро ассимилировали и переходили в ислам или
Алушта на старом фото                                            

христианство. В 10 веке многие хазары во главе с правителями и вовсе приняли иудаизм. Так что возможны две версии: либо хазары позволили построить храм завоеванным местным жителям, либо они сами стали христианами. В конце 10 века каганат пал, крепость разрушили, возможно, печенеги. В 12 веке Алустон возрождается, «обрастает» улицами, площадь крепости увеличивается до 3 га. Жители в это время платят дань монголо-татарам. В 1381-82 г генуэзцы покупают у Крымского хана большой участок прибрежной земли от Судака (Сугдеи) до Балаклавы (Чембало). Алушта становится торговой факторией «капитанства Готии», генуэзцы называют свою крепость «Луста», численность населения возрастает до полутора тысяч человек. Опасаясь агрессии со стороны княжества Феодоро, чьи правители возводят неподалеку упоминавшуюся мною Фуну, генуэзцы, основавшие в Лусте свое консульство, укрепляют местные бастионы; тем более что стены значительно повреждены землетрясением 1423 года. Вокруг крепости возводят еще одну линию стен, три башни перестраивают, делая их выше, что, однако, не спасает Лусту от гибели: в июне 1475 г ее захватывают и сжигают войска турок-османов. С тех пор начинается упадок некогда оживленного и цветущего селения,
Алушта на гравюре 19 века                                        

крепость больше никогда не восстанавливали. До 19 века Алустон «впадает в спячку», теперь представляя собой крошечную деревеньку из нескольких покосившихся домишек среди руин древних стен. Таким поселение и застали русские. Как и Кучук-Ламбат, земли поначалу пожаловали Шарлю де Линю, затем прибрежные территории стали раскупаться русской знатью. В 1818г здесь побывал император Александр Первый. Для того чтобы организовать ему пристойное жилье для ночлега, мебель собирали из всех окрестных имений. Бывал здесь и Мицкевич, и Грибоедов. В 1830 году всю долину засадили виноградниками, было основано винодельческое хозяйство Д.Р.Петриченко. В 1837г еще один император побывал здесь, на этот раз – Николай Первый, а в 1894 здесь останавливался  по пути в Ливадию Николай Второй (медом им здесь что ли намазано?!).  В конце  19 века у подножья горы Кастель строят дачи несколько профессоров – морфолог-гистолог Голубев со своей супругой, бывший ректор Одесского университета Головкинский, позже – Тихомиров, Умов, Кирпичников, академик архитектуры Бекетов, потом здесь начали строить дачи и простые смертные, хотя дачное местечко и называется Профессорским уголком. К началу 20 века здесь насчитывалось около 20 усадеб. После революции большинство дач было национализировано, здесь стали селить «гегемонов», а поселок переименовали в Рабочий уголок.


Алушта. Старинная литография                                                                                               

Если в 1805 г в Алуште проживало всего 208 человек (все – крымские татары), то сейчас – это один из основных городов побережья. За те шесть лет, которые я не была в Алуште, здесь выросло множество новых домов и частных гостиниц. К сожалению, застройка идет довольно хаотично, без учета исторического облика города. Это, кстати, можно сказать и о Ялте.

Я выхожу из маршрутки на Алуштинской автостанции. Здесь находится большой перекресток-кольцо, остановки большинства маршруток, много магазинчиков и небольшой базар. На гору идет одна из дорог к бывшему военному санаторию; «бывшему», потому что в тот же год, когда мы с родителями здесь отдыхали, военное ведомство продало здравницу. Несколько лет назад на этом месте произошло несчастье – у маршрутки, несущейся на скорости с горы, отказали тормоза, и она вылетела на автобусную остановку, убив несколько человек. Погибла и молодая беременная женщина, дочь папиного бывшего сослуживца.  Вот такое "зло под солнцем"...
Неподалеку находится центр города, центральный универмаг и главный базар. Я направляюсь туда, так как именно там находится первая достопримечательность, которую я хочу осмотреть – церковь Федора Стратилата и Всех Крымских Святых. Я двигаюсь по улице В.В.Хромых (это, оказывается, бывший председатель совета алуштинских ветеранов) и выхожу  к небольшой красивенькой церкви, чьи черные купола были видны еще с дороги. Я
Церковь Федора Стратилата на старинном фото                                                            

уже когда-то была здесь. Сохранилась даже моя фотография шестилетней давности на фоне церкви. Какая же она славная (церковь, а не фотография!)!

В 1836 году власти отмечали, что приток купцов и виноделов в край значительно пополнил ряды православных верующих, нужны были новые храмы. Алуштинскую церковь построили по инициативе графа Воронцова по проекту одесского градостроителя итальянца Торричелли (1796-1843гг) в 1837-42 гг. Был организован императорский конкурс на постройку церквей в Крыму, выиграл проект Воронцова и Торричелли. Адаптировал и воплотил этот проект в жизнь архитектор Элишман и купец первой гильдии из Керчи Карл Томазини (судя по фамилии – тоже не очень русский), он уже и ранее выполнял подряды на строительство административных и культовых сооружений в Новороссии, а самой стройкой
Церковь Всех Крымских Святых и Федора Стратилата                                  

непосредственно руководил его родной брат Иван. Государство выделило на постройку средства в размере 44 тысяч рублей, на одну только церковную утварь выделили более 3,3 тысяч рублей. Много денег жертвовали и прихожане. К примеру, иконостас из липового дерева изготовили на средства мещанина из Черниговской губернии Бочарова. Вид у храма очень необычный для православного храма. Подобная церковь, тоже заказанная Воронцовым, стоит в Мошнах, его же «подопечная» находится в Ялте на Поликуровском холме (обе церкви – ялтинская и алуштинская, строились одновременно, по единому конкурсу). Все три храма
Интерьер храма                                        

имеют общие черты, такие же купола можно видеть и на одном из фасадов Воронцовского дворца – ну, любил граф-англоман тюдоровскую готику! Алуштинцы очень гордились своей церковью, которая долгое время была архитектурной доминантой города. На поддержание и украшение храма регулярно жертвовались средства, особенно в этом преуспел купец Николай Дмитриевич Стахеев. Он же выделил огромные средства на благоустройство Алуштинской набережной; в городе до
Дача Стахеева (фото из Интернета)                                          

наших дней сохранилась и его красивая вилла, где сейчас расположен Дом творчества юношества. К сожалению, виллу Стахеева, построенную Красновым, я найти не успела, хоть она и находится где-то совсем рядом, в Приморском парке. Храм был гордостью Алушты недолго – после революции его закрыли. В 30-е годы расстреляли священника Тимофея Изотова и дьякона Никандра Сакуна, а настоятеля Петра Сербинова отправили в Сибирь. Церковь переоборудовали... под клуб «Строитель». Снесли прекрасную торичелльевскую колокольню, а на ее месте построили стеклянный павильон для танцев. Представляю, как «гегемоны» гордились своей находчивостью и успехами в борьбе с «опиумом для народа»!  Ненадолго церковь открыли для верующих во время гитлеровской оккупации, но в начале 60-х она опять была закрыта. Возродили храм только в 1991г. Его несколько перестроили, восстановили мозаику, украсили новыми иконами. Сегодняшний облик церкви Стратилата несколько отличается от изначального, однако, и сейчас это один из красивейших и необычных храмов Украины. Я осмотрела и внутреннее убранство церкви, довольно скромное по сравнению с экстерьером.


Продолжение следует

Tags: Алушта, Воронцовы, Крым, Торричелли, крепости, храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments