agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Крымская эпопея. Ялта (часть 1)


Вид на Поликуров холм и церковь Иоанна Златоуста

Когда бывалым туристам задают вопрос: «А бывали ли вы в Ялте?», в ответ обычно слышат: «О! Конечно! Там еще такая набережная...». А что, кроме этого, вы еще знаете об этом небольшом, но знаменитом городке? Ах, еще там есть гостиница «Ялта», похожая на корабль? И дельфинарий? И еще – Приморский парк, как и во всех прибрежных городах? И дорого все очень? И это – все?! Хорошо, я вам расскажу о том, что узнала сама только этим летом. Ялте я посвятила четвертый день крымских путешествий. Добираться сюда из Партенита, где я отдыхаю с родителями и сыном в санатории, недолго; минут 30 на маршрутке – и
Татарский мальчик, музицирующий на фоне таврского "каменного ящика" (гравюра Ф.Дюбуа де Монпре)

вы на автостанции. Отсюда на набережную можно добраться на другой маршрутке или троллейбусом. Они в Ялте старые, пыльные и очень медленные; в Киеве вы таких уже давно не увидите. Как и во всем Крыму, здесь издревле жили тавры. В районе Старой Ялты, вокруг Поликуровского (Поликурова) холма были обнаружены их своеобразные захоронения, «каменные ящики». Первые письменные упоминания, как сообщают Брокгауз и Эфрон, встречаются еще 1154г веке у нубийского географа Аль-Эдризия, который называет поселение Ялитой. Считается,что название происходит от греческого «ялос» - «берег». Существует легенда, что Ялту основали мореплаватели, терпящие бедствие. Много дней они, заблудившись,носились по морю, исчерпав запасы пищи и выпив почти всю воду. Наконец, измученные люди увидели в дымке долгожданный далекий берег, и дозорный на мачте закричал: «Ялос! Ялос!».
Как и на всем побережье, в раннем средневековье здесь жили греки. Поселение находилось в восточной части современной Ялты у подножья Поликурова холма, на мысе святого Иоанна. Мыс это еще назывался Монастырским или, по-татарски, Кильсе-Бурун. Считают, что одно из небольших селеньиц, вошедших

Ялта на старой гравюре

позднее в более крупное, тогда называлось Поликур, название сохранилось за холмом. Еще одна деревня находилась в районе нынешнего кинотеатра «Спартак», называлась она Фарфора, и еще одна – Дерекой – на месте кинотеатра «Октябрь», а ближе к горам – Ай-Василь, сейчас Васильевка. Нынешний главный курортный город побережья тогда был совсем небольшим поселением, вернее, скоплением соседствующих поселений, не имеющих не стратегического, не торгового значения, как, к примеру, Алустон, Сугдея или Партенит, здесь не было крепости или крупного порта. После греков в средневековье земли эти, как и
Ялтинский берег (В.Штернберг, картина сфотографирована автором в Качановке)

соседние, принадлежали княжеству Феодоро, потом Генуэзцам, потом туркам. В 16-18 веках Джалита, или Галита, или Ялита, (а еще Каллита, Гиалита и Эталита) представляла собой крохотную деревушку греков-рыбаков, периодически разоряемую турками. В год присоединения Крыма к России (1783) здесь было всего 13 домиков да военный редут, построенный в 1771г солдатами Суворова. Позже, в 80-х годах 18 века тут уже была деревянная церквушка. Новый губернатор Новороссии, назначенный в 1823г, граф-англоман Михаил Семенович Воронцов всерьез взялся за побережье. Довольно быстро селение разрослось, правда, отсутствие
Ялтинский модерн

дорог тормозило этот процесс. Вскоре все земли вокруг Ялты были раскуплены частными лицами, и город
уже не мог расти вширь. В 1837г провели дорогу от Ялты и Алушты до Симферополя.
В том же году Крым посетил император Николай Палк… ах, простите, Первый в большой компании вельмож. Царь прибыл морем из Одессы. С его визитом в Ялту связана история возникновения названия первой (и единственной на тот час) улицы. Когда Воронцов с супругой Елизаветой Ксаверьевной и свитой «выгуливали» императора с толпой его придворных по этой самой улице, Николай вежливо спросил,

Елизавета Ксаверьевна Воронцова, давшая имя первой улице Ялты

изображая любопытство, как называется это чудное место для плизира, какое имя дали улице. По ней вся компаний прогулялась к еще пахнущему краской храму Иоанна Златоуста. Вопрос царя привел всех в замешательство; все растерялись – название-то пока не дали, а один из находчивых чиновников, глянув на прелестную супругу Воронцова, выпалил: «Елизаветинская». Не разочаровывать же государя, да и имя симпатичное. Название за улицей закрепилось до Великой отечественной войны, потом ей присвоили имя Игнатенко, председателя ялтинского военно-революционного комитета. В рассекреченных

Мол и маяк

архивах, говорят, есть документы, указывающие, что этот Игнатенко участвовал в расстрелах крымских татар и раненых офицеров, находящихся на излечении в госпиталях. Понятно, что враги революции, но все же не хорошо как-то… Может, вернули бы старое название под шумок?... Сама Ялта после революции тоже была переименована в Красноармейск – можете себе представить?! К счастью, идиотское название продержалось всего год. Николая же во время его монаршего визита угостили щедрым завтраком – макаронами по-итальянски, на котором он давал рекомендации по планированию новых улиц. То ли разомлев от сытной трапезы, то ли попав под чары милейшей Елизаветы Ксаверевны (ей, к слову, тогда уже было 45 годков), то ли и впрямь местечко ему понравилось, да только пожаловал тогда государь Ялте статус города. По его приезду в столицу сенат издал указ: «Приняв во внимание особенное местное положение южного берега полуострова Таврического, быстрое возрастание там населения и приметное между жителями распространение промышленности, признали мы за благо, для устранения неудобств, происходящих от накопления дел в присутственных местах уезда Симферопольского, учредить в Таврической губернии новый уезд… из части
Симферопольского уезда… составить новый уезд под названием Ялтинского, переименовав местечко Ялты городом…». В том же 1837 году в Ялте побывал поэт Жуковский, который описывал набережную, как пустынную прибрежную полосу с единственным
зданием – таможней, перестроенной из мечети (здание старой таможни снесли в 1980г). Уже в 1843 году Ялтинская набережная имела более презентабельный вид, кроме Елизаветинской улицы с 30 домами в городе существовало уже парочку

Улицами Ялты

других. Создан был план застройки, которому следовали строго, не то, что сейчас. В 1848г построили еще одну дорогу – Ялта-Севастополь. Набережная с таможней ранее располагалась на месте нынешней улицы Рузвельта, там, где расположен сейчас морской вокзал и Клуб моряков; та набережная, которую знаем мы (имени Ленина), строилась горазда позже. Первая же набережная долго была просто разровненной полосой берега, прямо к которой причаливали суда. Потом ее засадили каштанами и дали название – Бульварная. Еще позже ее по проекту Бертье-Делагарда приподняли и укрепили, соорудили металлические поручни, а в 1861г сделали двухступенчатой. В конце 19 века по проекту все того же Бертье-Делагарда, инженера и
Александр Львович Бертье-Делагард

историка, был построен Ялтинский каменный мол, который и сейчас защищает восточную часть берега от волн. Оконечность мола увенчана симпатичным маяком. Настоящий расцвет города начался в 1860-х годах, когда в Ялте начала строиться первая резиденция российского царя. Резиденцию назвали «Ореанда». Супруга императора Николая Первого Александра Федоровна отличалась весьма слабым
Императрица Александра Федоровна

здоровьем. Пишут, у нее была болезнь сердца, мучающая ее с 1830 года до самой смерти в 1860 году.
Возможно, у царицы был ревматический порок сердца. Из-за болезни императрицы царская семья вела довольно закрытый сдержанный образ жизни, хотя в молодости Александра Федоровна очень любила балы. Больная много времени проводила за
границей, однако как раз в 30-х годах 19 века доктором Боткиным были изучены

Карл Фридрих Шинкель

целебные свойства отечественного курорта – Крыма, и царь подарил жене большой надел земли близ Ялты, чтобы она могла здесь построить резиденцию по своему

Так по задумке Шинкеля должен был выглядеть дворец в Ореанде
А такими он представлял интерьеры

вкусу. Александра Федоровна имела тесные контакты с немецким двором, да и не мудрено – ведь принцесса Фридерика Терезия Шарлота Вильгельмина, как звали царицу до замужества, была родом из Германии. А в Берлине как раз очень модным
был архитектор, скульптор и художник Карл Фридрих Шинкель, построивший в главных городах Германии немало дворцов и церквей. Поначалу он был большим поклонником неоготики, чуть позже его стиль смягчился и приобрел черты

Андрей Иванович Штакеншейдер

«романтического историзма». Вот ему и поручено было разработать проект нового дворца. Похоже, у немца была буйная фантазия. Он создал очень подробный проект со множеством чертежей и эскизов, включающий как внешний декор, так и интерьеры. По его плану, огромный каменный дворец в духе античности должен был возвышаться над пропастью, поражая воображение фундаментальностью и величием. Царице проект, конечно, понравился, но мечте талантливого немца не суждено было
осуществиться по низменной житейской причине – стоило бы это чудо уйму деньжищ около миллиона рублей серебром, а царская семья была довольно бережлива. Сам мастер умер в 1841г, так и не выполнив заказ. Следующий проект разработал
другой немец – Андрей Иванович Штакеншнейдер. Этого архитектора можно с уверенностью назвать царским зодчим: он построил Мариинский дворец в Санкт-Петербурге, дворец Белосельских-Белозерских, Николаевский дворец, павильоны на Царицыном и
Ольгинском острове и много-много чего другого. Он тоже был большим поклонником античности и позднего классицизма.
Учитывая пожелания заказчиков, он создал более скромный, но не менее прекрасный дворец на берегу Черного моря. Это здание было преимущественно деревянным, занимало в 4,5 раза меньше площадь, чем когда-то планировал Шинкель, и строился


Ореанда

немного в другом месте. Постройка его началась в 1842 г, а к середине 19 века была закончена; окончательная отделка дополнительных помещений была завершена в 1852г. Сам Штакеншнейдер побывал на месте строительства трижды – первый раз
осмотрел участок, два других раза контролировал стройку и разбивку парка.
Непосредственно строительством руководил Карл Иванович Элишман. Парк создавали лучшие садовники, приглашенные из Алупки, Ливадии и Никитского ботанического сада. Все хозяйственные постройки были стилизованы под греческие храмы,
окрестности украшало несколько беседок и пергол. Царская семья отдыхала здесь полтора месяца в год окончания постройки. Александре Федоровне очень понравилась Ореанда, но радовалась она своей новенькой «дачке» совсем недолго: через три года, в 1855 году скончался ее царственный супруг, и она никогда больше не возвращалась в Крым. К несчастью, прекрасная постройка сгорела в 1881г. Остались только некоторые небольшие здания и широкая лестница из местного известняка, да еще знаменитая «Царская беседка», висящая над кручей. Руины простояли некоторое время, зарастая плющом, а потом их разобрали.
Правда, это был не обычный самовольный «демонтаж» селянами из соседних деревень, укрепляющих кладкой исторических построек свои сараи и амбары. Камням ореандовского имения повезло больше: из них сложили церковь. Ее можно видеть и
сейчас, это храм Покрова Пресвятой Богородицы. Когда-то ее украшали росписи итальянца Сальвиати, сейчас остался только орнамент в парусах и куполе (церковь я не видела, только читала о ней). Сохранилось и название места, где так
недолго, как мираж, простоял призрачный античный дворец. Имя «Ореанда» сейчас носит новая дорогая гостиница, построенная на этом месте. Еще не закончилось строительство царского дворца в Ореанде, как в Крым потянулась аристократия и богатые
промышленники. Стало модным поправлять здоровье на Крымском побережье. В 1861 году здесь впервые отдыхал Александр Второй. Александр Третий стал строить здесь еще один дворец – Массандровский. В это время вокруг Ялты уже было
выстроено множество частных вилл, гостиниц, пансионов и лечебниц. Первое санаторное учреждение - Чукуларская климатическая станция, была построена в Крыму еще в 1887г. В конце 19 века лечиться в Ялту ехали не только богатые; к примеру, много недель здесь провела Леся Украинка, больная
туберкулезом, а Антон Павлович Чехов, страдающий той же болезнью, и вовсе прикупил здесь домик. Когда к власти пришли Советы, они поступили достаточно рационально – очень быстро

Ялтинский домик (извините, но ужасную надпись на крыше маслянной краской "Сдается жилье" я закрасила)

национализировали брошенные дворцы (а не брошенные очистили) и сделали Крым всесоюзной здравницей. В 1940г возле Ялты насчитывалось 42 здравницы на 5, 5 тысяч отдыхающих. Готовясь к написанию этих заметок, я изучила всю доступную мне информацию о Ялте. Один малоизвестный факт меня поразил и ужаснул. В 1920 году, когда власть на полуострове окончательно
захватили большевики, в Ялте почти год происходили массовые расстрелы. Предполагают, что в течении года здесь было казнено несколько десятков тысяч людей. Среди них было множество тех, кто сдался в руки новых властей добровольно. Трудно представить, что под этим благословенным морем на берегу ласкового моря еще менее ста лет творились такие злодеяния.
А я выхожу из маршрутки на Ялтинской автостанции, той, что рядом с троллейбусным вокзалом. В Крыму
находится самая длинная в Европе загородная троллейбусная трасса, открытая в 1961г и связывающая Ялту и Симферополь. В Симферополь мне пока рановато, я туда отправляюсь только завтра. А сейчас – вперед, знакомиться заново с красавицей Ялтой!
Ну, конечно же, я здесь уже была неоднократно: и подплывала в 1986г к морскому вокзалу на катере «Саманта Смит», и обедала однажды в ресторане на набережной, и перекусывала блинами в забегаловке под канатной дорогой, и прогуливалась приморским парком, и попивала с друзьями коньяк на берегу возле
гостиницы «Ялта-Интурист», кутаясь в плед и любуясь зимним морем. Один раз я жила в этой самой гостинице, два других раза – в «Леванте», бывала тут и с экскурсиями, и «своим ходом», видела Ялту во все
Церковь Иоанна Златоуста

четыре сезона. Такой привычной и знакомой она мне виделась, а оказалось, я ее совсем не знаю. А вы?
Купив на автобусной станции путеводитель, я спросила продавца дорогу к Поликурову холму и пересела на троллейбус. Едет допотопное средство передвижения, смахивающее на пожилого вылинявшего жука, очень медленно. Улица тянется вдоль «речки-вонючки» со смешным названием «Дерекойка Быстрая», закованной в добротное бетонное «русло», здесь почти всегда заторы. Ах, как же времени жалко! Доехала почти до набережной, потом пошла пешком: мимо базара, мимо высокого казенного здания «совкового» образца, вверх, вверх, узкой улочкой. Церковь Иоанна Златоуста, которую когда-то было видно практически с
любой точки города, оказалось не так легко найти. Холм густо застроен частными домами, множество извитых улочек в 90% случаев из 100 приведут вас к запертой калитке, «аборигены», как обычно, «путаются в
Колокольня церкви (посмотрите ЗДЕСЬ. Правда, похоже?)

показаниях». Наконец, после 40-минутных скитаний между крышами домов показались позолоченные купола церкви. «Осмотреть» ее вблизи никак не получится, можно только «глянуть одним глазом»: площадка, на которой стоит храм, такая узкая, что смотреть на верхушку 45-метровой колокольни можно, только высоко закинув голову. Фотографии получатся соответственные. Церковь так плотно обступили дома и заборы, что отойти подальше и сделать нормальный снимок невозможно.
Напомню, что церковь была одной из первых построек города, ее проектировал вместе с Алуштинской
Все, что сохранилось от храма, разрушенного в 1941 г

церковью Всех Крымских святых одесский итальянец Георгий Иванович Торричелли по приказу
Михаила Семеновича Воронцова. Построили ее в 1837 году. Освятили храм за день до приезда в город императора. Строили церковь из пиленных известковых блоков, венчали ее пять шатровых куполов. Трехъярусная колокольня долго служила градостроительным и навигационным ориентиром города, ее издалека было видно с моря, занесена была колокольня во все лоции. Вокруг храма располагался погост – небольшое кладбище, остатки которого, говорят, можно видеть и теперь – я не
увидела. В 80-х годах 19 века церковь несколько реконструировали, этой работой руководил Николай Петрович Краснов. Он увеличил храм и изменил его планировку: все купольное пространство было сведено в один купол византийского стиля, покрытый голубой масляной краской. Достроили при этом и часовенку, и школу. Средства

На фото видна церковь Златоуста, перестроенная Красновым

на эти работы пожертвовал Ялтинский городской голова Андрей Львович Врангель и жительница города Юлия Ивановна Базанова. В 1941 году творение Краснова погибло при артобстрелах и бомбежках, сохранилась только колокольня. В 1950-х
окончательно разобрали неряшливые руины, оставив только колокольню, служащую маяком. В 1994-1998г была произведена реконструкция храма. Проект возглавила архитектор Александра Валерьевна Перова. Она обнаружила в архиве Воронцовых в
Алупкинском дворце чертежи первоначальной церкви, начертанные Торричелли. По ним святыня была воссоздана в точности. Вот такое чудесное творение в маленьком кипарисовом скверике… Спасибо вам, Михаил Семенович, Георгий Иванович, Николай Петрович, Андрей Львович и Александра Валерьевна! И совсем не «спасибо» тому, кто выстроил на Поликуровом
холме огромную безобразную гостиницу, уродующую исторический облик города и отвлекающую внимание от изящной колокольни храма Иоанна Златоуста.

Продолжение ЗДЕСЬ
Tags: Браницкие, Воронцовы, Краснов, Крым, Торричелли, Шинкель, Штакеншейдель, Ялта, дворцы, храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments