agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

  • Mood:

Семейный фотоальбом

Прочитала я тут один пост уважаемой ada_samarka, и вспомнила, что есть у меня записи пятилетней давности, которые я делала для своего сына. Что-то вроде родословной. Может быть, кому-то будет интересно, а может, и родственников дальних найду.) ))

бабы копия

Эта фотография сделана в 1906 г. Качество жуткое. Видимо, и первоисточник не отличался четкостью, у моих родителей же храниться неудачно переснятая копия. На фото изображена семья моего деда по матери, Сергея Максимовича. Вот он, слева - младенец, которого держит на руках мой прадед, Максим Васильевич. Прабабку звали Василисой. Родные ее называли, на мой взгляд, не совсем почтительно: баба Васька. На фото она сидит справа от Максима. Мама помнит бабу Ваську. Уже старушкой, однажды она завернула маленькую маму в полотенце и несла, «кулем» закинув ее за плечо. Бабулька не заметила, как ребенок грохнулся на землю! Мама до сих пор вспоминает, как же она перепугалась и орала! Долгое время прабабка жила с семьей моего деда Сергея, пока у ее дочери Матрены в 1937г не родился сынок Витенька, тогда она перебралась к дочери и помогала смотреть за внуком. Внучка она разбаловала донельзя, он потом плохо кончил (расскажу позже).

Была смуглянка-Василиса из богатой крестьянской семьи, да и сам Максим был не из голодранцев. Его отец, Василий, по рассказам, в свое время надолго оставил семью и где-то «мотался» - искал счастья. Вернулся через несколько лет с мешком денег. Купил хутор, завел хозяйство. На этом хуторе и родился дед Сергей. Были они трудяги, работали с утра до ночи, преумножая хозяйство. Жили очень зажиточно, имели большие земли, держали батраков. Бабушка Ольга вспоминает, что на хуторе, наряду с курицами по дорожкам бродили павлины, оглашая окрестности омерзительными воплями. После революции семья потеряла большую часть наделов, все переехали в село Дывын Фастовского района Житомирской области. Хозяйство возродили, но в 1936-37 г началось массовое раскулачивание, все потеряли снова.

Справа в белом платье дочь прадеда от первого брака – Варвара (баба Варка, как ее называли намного позже). Прадед женился второй раз вдовым, первая его дочь жила с новой семьей на равных. У Варвары потом была дочь Лидия. В селе ее иначе как «Лидочка» не называли – она была душечка, милая веселушка с необыкновенно синими глазами. У Лидочки два сына, «полковник и Анатолий», как сказала мама. Они ровесники моих родителей, еще живы. «Полковник» одно время служил в штабе округа вместе с моим отцом. Анатолий недавно звонил маме, радовался, что нашел родственников.

Сзади стоит Анна (Ганна). Она старшая из Василисиных детей. Мама рассказывала, что Ганна была крупной, дородной женщиной исключительной доброты. Младшие дети были уже более гонористые – видимо, осознавая свое богатство, а за Ганой подобного не водилось, она осталась скромной душевной женщиной. Ее, как и остальных сестер, выдали замуж за богатого. С мужем они прожили долгую жизнь, во время которого всякое бывало. Муж часто покрикивал на Ганну, иногда демонстрируя пренебрежение, и, говорят, погуливал (так уж было принято обращаться с женами. Сейчас ведь совсем не так…))). Умерла она в весьма преклонном возрасте, тихо и неожиданно, и вот тут супруг ее затосковал. Он все говорил: «Без нее мне не жизнь!», взял, да и сам помер через две недели. Смерть его произвела сильное впечатление на односельчан, о ней долго говорили. Мама с большим теплом отзывается об этой своей тетке. Уже живя в Пуще Водице, бабка Ольга, мамина родительница, каждое лето отправляла маму в Дывын погостить к родственникам. В девичестве мама ходила на танцы в сельский клуб. Были у нее, естественно и ухажеры, все, как положено. Как раз возле клуба жила тетка Ганна. Не было разу, чтобы мама, идя в клуб, не заглянула к тете. Та каждый раз встречала маму, как самую дорогую гостью, всячески ласкала и угощала ее творогом со сметаной. «Как же мне это казалось вкусно!» - признается мама (к тому времени она жила в пригороде в очень бедной многодетной семье, где подобное кушанье считалось лакомством).

Возле отца стоит Настасья. Тоже вышла за богатея. В Дывыне у них был роскошный каменный дом, который Советы забрали под Сельраду. Во время войны Настасья приютила деда Сергея с детьми (и моей мамой среди них), оставшихся без крова. Она держит за руку Оксану, Оксю. Фото испорчено, ее лица совсем не видно. Я поначалу думала, что это - мальчик. Окся вышла замуж за «Шкидныка» («Вредителя»). Настоящее имя его забылось, а вот прозвище мама помнит до сих пор. «Шкидныками» называли жуков-пакостников, поедавших посевы – какие-то родственники колорадских жуков. Химикатов тогда не использовали, и вредителей собирали вручную. Оксин супруг, большой любитель выпить, грозно покрикивал на домашних, выгоняя всех на борьбу со «шкидныками». Так он и остался в памяти родственников «Шкидныком». У Окси родились три дочери. Надежда стала уважаемым геологом, работала в Сибири, осела в Тюмени. А вот у двух других сестер, Галины и Екатерины, судьба сложилась печально. Уже взрослыми женщинами, как-то раз они ехали в Дывын на рейсовом автобусе, и попали в жуткую аварию. Галина погибла на месте, а Екатерина сильно поломалась и долго потом лежала в больнице.

Через год-два после того, как было сделано это фото, в семье появился еще один сын, Иван, а еще через десять лет – дочь Мотря (тетя Мотя, как ее называет мама). Иван трагически и нелепо погиб молодым парнем. Загуляв допоздна, он вернулся навеселе, и, чтобы не будить родных, отправился спать на сеновал. Утром работник пришел за сеном, и, не заметив спящего, проткнул несчастного вилами. Есть и другие версии – якобы работник сделал это умышленно из-за какой-то вражды или классовой ненависти, а выдал все за несчастный случай. Как было на самом деле, кто знает…

Мотя – единственная из всего многочисленного семейства, кого я застала в живых и даже виделась с ней однажды. Об этом я расскажу позже. Дед Сергей умер сразу после моего рождения, его я, естественно, не помню. В детстве все устроено просто – нет человека, нет интереса. Сейчас что-то во мне изменилось, я хотела бы побольше узнать о своих корнях, пока живы те, кто помнят моих предков. Собрав информацию у родителей, я теперь хоть в общих чертах представляю жизнь моей родни, что им пришлось пережить, сколько всего потерять и вытерпеть. Надеюсь, что если не дела их, то хоть имена не забудутся.
Tags: разное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments