agritura (agritura) wrote,
agritura
agritura

Блондинки на Волыни. Корец (часть 2)



Выходим за ворота монастыря. Прямо напротив него – краеведческий музей, который по субботам закрыт, выходной день (а когда же еще?!). Прямо перед музеем – очень смешной памятник Тарасу Шевченко. Кобзарь стоит в типично «ленинской» позе. Все туристы потешаются над забавной скульптурой, предполагая, что ее создали, заменив на старом памятнике Ленина только голову Вождя головой Шевченко.




Это не совсем так – памятник поставили давно, аж в 1964г, это изначально был Шевченко. Просто скульптор, видимо привыкший ваять монументы Ленина, не смог вовремя остановиться и вылепил Кобзарю привычный революционный торс. А как же хотелось посетить местный краеведческий музей, кушать теперь не смогу неделю! Это, кстати, шутка только отчасти, обычно я в подобные музейчики заглядываю – за 2-3 гривны здесь можно официально получить разрешение делать фотографии, а тут иногда попадаются интересные старые фото, портреты и гравюры; для моей скромной краеведческой деятельности это просто находки!





На старых фотографиях

Дальше едем искать руины замка. Искать недолго – городок-то небольшой. Нам указывают дорогу, мы быстро находим развалины крепости. Руины вполне «свежие» - пожар 1832г, как-никак, не при Богдане Хмельницком развалили. А арочный мост – так и вовсе недавно отреставрирован. Бывает, от крепости остался один «плинтус», а все же – исторический памятник. А здесь – вон какие стенищи остались, правда, если судить по старым фотографиям, руины замка со временем все же «тают», видно, древние кирпичики нет-нет, да и сгодятся для чьего-нибудь хозяйства.


Восстановленный мост


Да здравствует Наполеон Орда (правда, он давно умер)! Слава этому неутомимому путешественнику, рисовальщику и
удовлетворителю моего любопытства! Благодаря ему мы можем видеть, как замок выглядел при Чарторыжских. Выглядел, надо сказать, очень неплохо. Сейчас от него остался мост, надвратная башня и части круговых укреплений, обрамляющих округлую площадку, выходящую к обрыву и теперь густо заросшую травой.



Если внимательно смотреть под ноги, можно обнаружить островки истертой брусчатки, выстилавшей некогда внутренний двор. Четко видна граница между красной кирпичной кладкой, выложенной позже, при Йозефе Чарторыжском, когда из крепости сделали дворец, и более древними, темными и массивными камнями в цоколе; камнями, помнящими еще Богуша Корецкого и бывшими когда-то основанием оборонительной крепости.

Сами руины представляют собой весьма колоритное зрелище, не менее живописен вид, открывающийся с круглой площадки.



На рисунке Наполеона Орды

Внизу неспешно катится Корчик, на низком противоположном берегу теснятся домики. Особенно меня умилили деревянные помостики. На один из них, как по заказу, вышла тетенька с тазиком стираного белья и принялась полоскать свои тряпочки в воде. Прям как в фильме «Тихий Дон»! Смотреть на это интересно, а вот стирать в реке, наверное, не очень. Акустика над рекой превосходная – мы отчетливо слышим, как балагурят селяне где-то внизу во дворах. Панорама Корца отсюда просто замечательная!






Ближе всего, справа и почти напротив крепости виднеется голубая деревянная церковь Козьмы и Демьяна, далеко слева – еще одна голубая, не знаю названия. Посередине – темно-красная и тоже из дерева. Позади нас виднеется шпиль церкви св. Николая, выстроенной в стиле классицизма, а далеко за руинами выглядывает овальный «барочный» куполок костела святого Антония. Еще тут есть деревянная церковь Параскевы, комплекс Воскресенского-Троицкого монастыря с храмом святой Троицы и кельи на месте монастыря базилианок.


Стирает!

Я насчитала восемь. Может, мы еще чего-то не увидели? Или и так достаточно?
Вот здесь мы и покушаем. Погода дала нам передышку, солнышко проглядывает из облаков, мы даже сняли ветровки. Прихватив из машины дорожные корзинки и подстилку, располагаемся у моста на горизонтальной площадке, террасой тянущейся вдоль пологого склона. Видны следы кострищ. Пустых бутылок и пищевого мусора предостаточно – видимо, мы не одни тут такие эстетки и любительницы «исторических» пикников. Ай-я-ай! Как не стыдно?! Разве тяжело собрать свой же мусор в кулечек и довезти до ближайшего мусорного бака?






Еле находим более-менее чистое место и располагаемся. О прелестях подобных пикников распространяться бесполезно, нужно один раз попробовать. Я бывала во многих «гламурных» ресторанах, даже в разных странах мира, но нигде не бывает так вкусно, как в травке у подножия архитектурных памятников! Скромненькие бутербродики с колбаской и сыром из супермаркета, с крупно нарезанными свежими овощами и под кофеёк из термоса, крепкий, сваренный утром «как для себя» иэээх, красота! (пойду, совершу набег на холодильник!).






"Исторический" пикник

Закончив трапезу, убираем за собой и усаживаемся в машину. Теперь мы хотим подъехать ближе к костелу св. Антония. Уж больно он хорош издалека.



Костел Антония издалека

Вблизи тоже оказался не плох, но сильно ободран. Старую штукатурку посбивали, костел сейчас ремонтируется, местами видна уже свежая побелка. Ничего, так у него более древний вид. Он и вправду не новый: 1533г как-никак. Возле входа типичная трехчастная звонница и скульптурка молящегося монаха.


...И вблизи









Наверное, это и есть святой Антоний Падуанский. Именем этого святого часто называют католические костелы. Он очень почитаем среди католиков, хотя ничего особенно героического не совершил. Принадлежал он к ордену францисканцев (нищенствующая братия), бродил по Европе и проповедовал, правда, иногда в не очень подходящих местах – как раз на арене сражений гвельфов и гибеллинов. Считается Антоний покровителем бедных и путешественников (все про меня!). Обладал он удивительным красноречием и самопожертвованием. Никаких тебе страстей, никаких притеснений, смерти мученической - львы, там, на арене и все такое.


Антоний Падуанский (Эль Греко)

Ну, пару явлений и чудес было с ним связано (догадываетесь, как к подобным фактам относится человек с высшим медицинским образованием, хоть и блондинка?). Может, так и надо? Просто честно и последовательно делать дело, которому решил себя посвятить. И будет тебе счастье.











Костел закрыт, но мы и не особо надеялись в него попасть. И вдруг – чудо! Марина, немного обогнавшая меня с фотоаппаратом, вдруг возвращается расширенными от ужаса глазами и заявляет, что там «какие-то люди» к ней «пристают и называют ее «пани»». Действительно, возмутительно! Как они посмели так назвать порядочную девушку?! Огибаю костел, выхожу к дорожке, углубляющейся между домами. Прямо напротив костела – одноэтажный домик за сетчатым забором. Ворота открыты, во дворе действительно «какие-то люди»: женщина и пару мужчин. Один из них, в спортивных штанах и длинной белой футболке, завидев меня, начинает радостно размахивать руками и умолять меня не уходить, уверяя, что сейчас откроет костел.



Это оказалось чистой правдой: он исчезает в доме и через несколько секунд выбегает, неся ключ. Добрый человек, впустивший нас в костел, оказался ксендзом. Невысокий, худощавый, в очках в тоненькой оправе, молодой – лет тридцать, пожалуй, плюс-минус, и очень интеллигентный. Говорит он на «галицкой мове» - львовский украинский с неуловимым акцентом. Потом, шастая по польским сайтам, я нашла страничку костела и узнала, что зовут его – отец Владимир. Сфотографировать я его не решилась, не была уверенна, прилично ли фотографировать ксендзов в «штатском», да и вообще... Ксендз открывает костел и впускает нас, рассказывая на ходу его историю. За отцом Владимиром следует рослый вихрастый юноша – студент из Варшавы.



Ксендз очень милый. Он шутит и с готовностью отвечает на все вопросы. «Отец» сокрушается, что все в костеле привозное, от прежнего убранства ничего не осталось. При Советах здесь был склад химических удобрений, все ободрали. На стенах висят скромные репродукции в рамочках – они современные, как признается Владимир. В глубине костела виднеются два деревянных резных иконостаса – один напротив входа, а другой – слева. Тот, что слева, красноватого цвета, по словам ксендза, привезен из полуразрушенного костела в Велыких Межиричах (куда мы сегодня направляемся после Корца). Еще отец Владимир нам рассказывает, что первоначально костел был меньше, с одним иконостасом, он занимал только нынешний поперечный объем.




...И изнутри (Марина в ступоре)

Все остальное достроили позже. У меня вдруг «прорезался» украинский язык, правда, в моем исполнении совершенно чудовищный. Студент деловито изображает хозяйственную деятельность - поправляет на стенах репродукции. Я умничаю и поддакиваю (Марина потом утверждала, что я кокетничала с ксендзом, но это все подлый поклеп, и вообще – у них целибат!). «А большая ли у Вас паства?» - спрашиваю я. Отец Владимир грустнеет: «Всего сто человек по всему району. Хотите, приходите вечером на службу!». От приглашения вежливо отказались по понятным причинам. Все-таки эта часть Волыни – земля, где католичество не прижилось. Наши -
молодцы!

Прощаясь, ксендз рассказывает нам о дворце Чарторыжских, где сейчас лицей. Во время всего разговора Марина как воды в рот набрала, она впала в ступор. В присутствии ксендза она вдруг засмущалась – и этот человек в Киеве может полчаса скандалить из-за поданного в ресторане теплого сока! Несколько минут мы не решаемся выйти на улицу – там идет дождь. Прощаясь, я обещаю отцу Владимиру, что непременно напишу о костеле в своем блоге. Его лицо озаряется счастьем, он бросается обратно в глубь костела и возвращается с маленькой листовкой. «Вот это напишите! Почитайте и напишите» - просит он. Мне не сложно сделать что-нибудь для хорошего человека, хоть и принадлежащего к другой конфессии. Отец Владимир, я выполняю свое обещание:


Серафим Кошуба

Если меня будут читать католики, к которым сама я не отношусь, пусть помолятся о том, чтобы был причислен к лику святых Серафим Кошуба (1910-1977), самоотверженный проповедник, преследуемый при жизни Советской Властью.



Лицей - бывший дворец

Едем искать лицей, и находим его быстро – он как раз лежит на нашем пути. Делаем несколько фото. Страшный – жуть! Никаких намеков на бывшую «дворцовость».








Бывшие кельи базилианок

Еще фотографируем с моста, расположенного неподалеку: бывшие кельи базилианок и разрушенный второй мост. Ну, что ж, пора в путь!

Церкви Корца:








Tags: Волынь, Корец, Ровенская область, Чарторыйские, замки, костелы, храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments